Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Украинский агробизнес на мировых рынках. Где найти $20 млрд для прорыва

Вторник, 22 Октября 2019, 09:00
Украинцы гордятся тем, что наша страна вошла в число мировых лидеров по производству и экспорту ряда сельхозпродуктов. Но потенциал Украины позволяет захватить куда больше рынков продовольствия
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

В преддверии новых возможностей

Достаточно скоро - уже в 2021 г. - должен состояться плановый пересмотр условий зоны свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и ЕС. Потенциально это дает очень большие возможности украинским производителям сельхозпродукции, ведь прямо у их границы один из самых больших рынков в мире.

В реальности же фермерское лобби в политическом плане одно из самых сильных в Европе. Причем независимо от того, кто находится у власти в любой конкретной стране ЕС - левые или правые, - мелкие фермеры эффективно защищают свои права и щедрые бюджетные дотации. А самая значимая форма такой защиты - закрытие рынка для конкурентов из-за пределов ЕС.

Понятно, что задача украинских агропроизводителей диаметрально противоположная: иметь равные возможности с европейскими. По мнению представителей крупного украинского агробизнеса, ЗСТ должна быть расширена на всю номенклатуру товарной продукции из Украины. Например, сейчас нам в некоторых сегментах продукции животноводства доступ к рынку ЕС закрыт.

Что касается других видов продукции, то также есть ограничения, квоты, которые быстро выбираются. Кроме того, предстоит немало работы по упрощению прохождения таможенных процедур: декларирование должно происходить в автоматическом режиме, декларации - приниматься до того, как машина проходит границу, чтобы максимально сократить потери времени на оформление документов (до получаса или часа).

Но самым важным фактором, который мешает украинским производителям быть в равных рыночных условиях с производителями из стран ЕС (даже несмотря на таможенные пошлины), эксперты считают отсутствие доступных финансовых ресурсов. Иначе говоря, чтобы украинские аграрии могли эффективно конкурировать со своими коллегами на европейском рынке, для них нужно выровнять условия доступа к финансированию. Никто не говорит о ставке в 2-3% в гривне, но при инфляции 8-8,5% с учетом маржи банков финансирование должно быть доступным.

Пока же при инфляции 9,8% в 2018 г. учетная ставка составляла 17%. Можно сравнить с Германией: там при уровне инфляции 1,72% ключевая процентная ставка ЕЦБ остается на уровне 0%. 

И вот украинскому производителю приходится конкурировать с немецким, который защищен заградительными пошлинами, получает госдотации, да еще и имеет возможность брать бесплатные кредиты. Понятно, что шансов тут немного.

С позиции крупного бизнеса

Украина пребывает в числе лидеров по поставкам продуктов питания на такие важные рынки, как Ближний Восток, Северная Африка и Азия. Хотя так было не всегда. Еще 10 лет назад это был сектор, который имел большой потенциал, но мало кто понимал, как его развивать.

В числе таких украинских аграрных гигантов - Ukrlandfarming Group, крупнейшая вертикально интегрированная сельскохозяйственная холдинговая компания, управляющая одним из самых больших земельных банков Украины. Компания выращивает кукурузу, пшеницу и другие культуры, а также предлагает рынку яйца и мясо. Ukrlandfarming - ведущий экспортер Украины на рынки Азии, Европы, Северной Африки и Ближнего Востока.

По словам представителей Ukrlandfarming, даже в жестких рыночных условиях Украина вы­играет конкурентную войну, скажем, у той же Польши. Первое преимущество наших производителей - качество продукции при оптимальной цене. Второе преимущество - большое количество черноземных пахотных земель. Третье - агрохолдинг следует мировым трендам и применяет передовые технологии для выращивания растений и животных. Четвертое - люди, которые преданы своему делу.

Результат: экспорт сельхозпродукции в 2018 г. составил 42,5% от общего объема экспорта Украины, а весь агропромышленный сектор - это 11% ВВП Украины. Потенциал рынка - расти на 20% ежегодно. Украина может экспортировать значительно больше продовольствия, чем сегодня, но для этого необходимо создать благоприятные условия. Вопрос в том, какие модели развития экспорта можно применить.

Известен, например, опыт Бразилии и Аргентины, которые получили значимую поддержку правительств, благодаря которой смогли быстро выйти на рынки Европы и сегодня там являются основными поставщиками мяса. Потенциал Украины - в экспорте на Ближний Восток, где люди страдают от нехватки продуктов. Еще одно прибыльное направление - Азия, население которой постоянно растет и импорт там уже давно выступает как вопрос не столько коммерции, сколько политики. Украина может обеспечить потребности этих стран в зерне и мясе так же, как ранее это сделали Бразилия и Аргентина на европейском рынке.

Параллельный путь - наращивание экспорта не только и не столько сырья, сколько продуктов с добавленной стоимостью. А для этого требуются не только внутренние инвестиции, но и работа с потенциальными партнерами за рубежом.

Чтобы стать лидером по экспорту продовольствия в Азию, Украине нужно $20 млрд инвестиций. Эти средства следует потратить на строительство элеваторов для хранения зерна, вложить в увеличение урожайных мощностей и в новые технологии производства. Все это есть у ведущих американских компаний, таких как GSI и John Deere, то есть именно они могли бы выступить в роли инвесторов. Как считают в Ukrlandfarming, США вполне могут стать стратегическим партнером Украины в развитии агросектора.

Олеся Калинчук
Директор по продажам Группы компаний Ukrlandfarming

Трудно сказать, каково сегодня среди наших покупателей процентное соотношение посредников и конечных потребителей. По некоторым культурам, например подсолнечнику, мы имеем дело только с конечным потребителем. Все перерабатывающие заводы находятся в Украине. Только некоторые компании еще и перевозят в другие страны, где у них есть заводы.

Если мы говорим о сое, то у нас в прошлом сезоне было, наверное, 50 на 50%. А вот кукуруза у нас аккредитирована на Китай и ISCC. (ISCC - это добровольная система сертификации, признанная Европейской комиссией, дает нам возможность разширить экспортный потенциал кукурузы и рапса и используется для производства энергоносителей из возобновляемых источников). Соответственно, также компании, которые были одновременно и трейдерами, и конечными потребителями, покупали у нас зерно для экспорта в Европу. В Китае мы имели дело частично с конечным потребителем, частично - с посредником.

Если же рассматривать работу в целом, то фундаментально у нас есть спрос и предложение, которые формируют цену на зерновые и масличные культуры. Поскольку мы производители, то для нас ценен каждый премиальный рынок. И мы пытаемся присутствовать на тех рынках, которые для нас являются наиболее эффективными. Мы хотим работать с конечными потребителями, но они не всегда конкурентны по отношению к мультинациональным трейдерам.

При этом, конечно, при работе с каждой конкретной страной есть свои особенности, трудности. Например, в прошлом году мы очень много потратили сил, энергии, поставляя сою и кукурузу в Беларусь: был достаточно жесткий контроль, нужно было очень много дополнительной документации. Это было достаточно некомфорт­но, если сравнить с тем документарным сопровождением, которое мы ведем, если едем в Венгрию, Польшу, Латвию, Литву, в Европу одним словом.

А в этом году в Беларуси ослабили документарный контроль. Уже не нужна была сертификация, и мы ее не делали. Уже не такой жесткий фитосанитарный контроль за каждым вагоном, который должен был быть переправлен за границу.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика