Когда власть победит безработицу

Безработные прекращают искать работу

Официальные статданные слабо отображают реальную ситуацию на рынке труда, а о тенденциях на этом рынке могут вообще дать превратное представление

Фото: Shutterstock

Если посмотреть на уровень зарегистрированной безработицы в процентах к экономически активному населению трудоспособного возраста, то можно увидеть, что в 2008 г. этот показатель составил 2,9%, в кризисном 2009-м вырос до 3,4%, в 2010 г. упал до 2,2%, в 2011-м на новой волне кризиса подрос до 2,5%, в 2012-м опять чуть упал - до 2,3%, в 2013 г. снова слегка подрос - до 2,4%. Однако в 2014-м, несмотря на резкое ухудшение ситуации в экономике, он остался на том же значении, а в 2015-м хоть и вырос, но ненамного - до 2,7% (по итогам девяти месяцев), оказавшись ниже, чем в 2008 г. Разгадка этого парадокса в том, что пособие по безработице заморожено, как и все социальные выплаты, и значительно обесценилось за последние два года. Минимальный его размер не пересматривался с 2012 г. и составляет 544 грн. Поэтому, несмотря на массовые увольнения, желающих обращаться в службу занятости находится сравнительно немного.

Ближе к реальности уровень безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ). Безработными считаются лица (зарегистрированные и незарегистрированные в Государственной службе занятости), которые одновременно удовлетворяют трем условиям: во-первых, не имеют работы (доходного занятия); во-вторых, в течение последних четырех недель активно искали работу или пытались организовать собственное дело; в-третьих, были бы готовы на протяжении ближайших двух недель приступить к работе, то есть начать работать по найму или на собственном предприятии с целью получения оплаты или дохода, если бы это было возможным. Для выяснения их числа ежеквартально проводятся выборочные обследования населения. В 2008 г. уровень безработицы по методологии МОТ, в процентах к экономически активному населению трудоспособного возраста, составил 6,9%, в 2009-м - 9,6%, в 2010 г. - 8,8%, в 2011-м - 8,6%, в 2012 г. - 8,1%, в 2013-м - 7,7%, в 2014 г. - 9,7%. В первом квартале 2015 г. был зафиксирован максимум - 10%, по итогам полугодия получилось 9,6%, по итогам девяти месяцев - 9,4%. На первый взгляд, из этих цифр можно делать вывод о том, что ситуация на рынке труда стабилизировалась. Но вызывает сомнения уже хотя бы то, что показатели 2014-2015 гг. близки к показателю 2009 г., хотя за последние два года украинская экономика пережила гораздо большее падение, чем в 2009-м.Есть несколько факторов, искажающих реальную картину. В частности, найти работу сейчас гораздо сложнее, чем даже в
2009 г., поэтому значительная часть потерявших работу через какое-то время перестает ее искать или вообще даже не приступает к поискам. Такие люди не попадают ни в число зарегистрированных безработных, ни даже в категорию безработных по методологии МОТ (поскольку они не удовлетворяют условию активного поиска работы).

Нужно учесть еще и различия между регионами. Например, уровень безработицы по методологии МОТ в Луганской и Донецкой областях (без учета части зоны АТО) 16,4 и 14% соответственно, но и среди мирных регионов некоторые имеют почти столь же плохие показатели: Полтавская (12,3%), Житомирская (12%), Тернопольская (11,7%), Кирово-градская (11,5%), Черниговская (11,2%) области. Зато в Киевской области - 6,5%, в Одесской - 6,7%, в Харьковской - 7,1%, в Днепропетровской - 7,2%, в Киеве - 7,3%. Такая большая разница (в 1,5-2 раза) объясняется тем, что мирные города-миллионники (Киев, Харьков, Одесса, Днепропетровск) дают больше возможностей для трудоустройства, чем другие населенные пункты. Но это вызывает миграционные потоки, которые становятся еще одной проблемой наряду с безработицей.

Каждый десятый работник - скрытый безработный

Еще один фактор, сильно искажающий реальную картину, - это скрытая безработица, которая официально именуется «вынужденной неполной занятостью». Рабо-тодатели прибегают к такому способу решения своих проблем, пользуясь слабостью или вообще фиктивностью профсоюзов. А работники не поднимаются на протест, поскольку боятся быть уволенными.

Самый распространенный вариант - неполная рабочая неделя (сокращается число рабочих дней или часов). В 2011 г. жертвами такого вида экономии стали 8,6% наемных работников, в 2012-м - 7%, в 2013 г. - 7,9%, в 2014-м - уже 9,9%, однако в 2015 г. их доля сократилась до 9,2%. Среди регионов наибольшие значения этого показателя имеют Луганская (21,4%), Донецкая (16,6%), Запорожская (15,3%), Полтавская и Сумская (по 12,7%) области. Особенно массово применяется неполная рабочая неделя на транспорте (32,4%), в промышленности (19,2%) и строительстве (14%). Среди отраслей промышленности в худшую сторону отличились производство электрооборудования (54%), транспортное машиностроение (49%), производство компьютеров, электронной и оптической продукции (41,8%), производство других машин и оборудования (30,5%), металлургия (21,4%). В сфере научных исследований и разработок полубезработными оказались 15,6% сотрудников.

Менее массовый, но более жестокий вариант - неоплачиваемые отпуска. В 2011 г. этому виду экономии подверглись 1,8% наемных работников, в 2012-м - 1,3%, в 2013-2014 гг. - 1%, в 2015-м - 0,8%. Наибольшие значения данного показателя зафиксированы на Донетчине (2,1%), Хмельнитчине (1,7%), Львовщине (1,5%), в Черновицкой области (1,3%) и на Луганщине (1,1%). В строительстве были отправлены в неоплачиваемые отпуска 3,6% работников, в промышленности - 1,8%, в частности, в угольной отрасли - 4,9%, в производстве электрооборудования - 4,1%, в транспортном машиностроении - 3,5%.

Хотя в 2015 г. по сравнению с 2014-м уровень скрытой безработицы вроде бы сократился, не нужно спешить с оптимистичными выводами. Просто скрытая безработица интенсивно переходит в явную: простаивающие предприятия закрываются или же рабочие увольняются сами.