Экономика

"Альтернативку" недооценили

Правительство определило основные направления развития энергетики страны на ближайшие 16 лет, утвердив на своем заседании 24 июля Энергетическую страт

Правительство определило основные направления развития энергетики страны на ближайшие 16 лет, утвердив на своем заседании 24 июля Энергетическую стратегию Украины на период до 2030 г. В соответствии с расставленными в документе акцентами в ближайшем будущем в фаворитах останутся традиционные отрасли: тепловая и атомная электроэнергетика и нефтегазовый комплекс. Набирающей обороты "альтернативке" в Энергостратегии отведено весьма скромное место.

К 2030 г. доля возобновляемых источников энергии должна составить лишь около 5% (6 ГВт) от общей мощности энергосистемы страны. Хотя Украина при вступлении в Европейское энергетическое сообщество пообещала к указанному сроку довести этот показатель до 12%. Искусственное сдерживание развития "зеленой" энергетики выгодно нефтегазовому и угольному лобби. Ведь урезанные планы по выработке "зеленого" тока и тепла позволят им продать больше угля и газа, в очередной раз приумножив собственные прибыли.

"Альтернативку" пустили по ветру

Первые наброски обновленной Энергетической стратегии (старая действовала с 2006 г. и уже не отвечала современным реалиям ни по объему средств, в которых нуждается отечественная энергетика, ни по избранной стратегии ее развития) появились еще в середине прошлого года.

Обнародование документа вызвало настоящий шок у "альтернативщиков". Ведь его авторы решили, что доля энергии из возобновляемых источников в общем энергобалансе к 2030 г. не должна превышать 5%. В то время как, согласно нашим обязательствам перед Евросоюзом, эта цифра должна быть как минимум в четыре раза больше. А главное, учитывая бурное развитие отрасли, для выполнения этих обязательств не существует никаких преград.

Как ожидается, в течение 2013 г. установленная мощность отечественных ветряных и солнечных установок удвоится по сравнению с прошлым годом и достигнет 1 ГВт. Причем столь стремительные темпы развития "зеленая" энергетика продемонстрирует не впервые.

По данным НКРЭ, в 2012 г. установленная мощность солнечных электростанций в нашей стране выросла в два раза (до 371,6 МВт), а объем генерированной ими энергии — в 11 раз (до 303,5 тыс. МВт•ч). Ветряные станции нарастили свою мощность почти на треть, а выработку электроэнергии в 2,9 раза.

По словам председателя правления Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрея Конеченкова, уже сейчас выданы технические условия на создание новых мощностей на ветро- и солнечных электростанциях общей мощностью 7 ГВт, и ожидается, что эти проекты к 2020 г. будут завершены.

По расчетам Госэнергоэффективности, к 2030 г. общая мощность отечественной "альтернативки" может достичь 17 ГВт. Однако разработчики Энергетической стратегии, прописывая дальнейший алгоритм развития "зеленой" энергетики, не учли этих расчетов и реального положения дел в отрасли.

Базовый сценарий утвержденной Стратегии по-прежнему оговаривает введение новых мощностей в альтернативной электроэнергетике к 2030 г. только в объеме 6 ГВт, что позволит производить до 13 ТВт•ч электроэнергии в год. К тому времени это составит лишь 4,6% от общей мощности украинской энергосистемы.

"Заниженная планка по прогнозам развития "альтернативки" означает, что еще задолго до конца действия "зеленого" тарифа в 2029 г. квоты по каждому из направлений (солнце, ветер, биомасса) будут выбраны. А значит, новые игроки не смогут прийти и воспользоваться привилегиями. Хотя к тому времени технологии могут подешеветь до такой степени, что ископаемые ресурсы будет просто невыгодно добывать", — полагает президент Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Виталий Давий.

Несмотря на заявленные "альтернативщиками" планы, представители традиционной энергетики уверяют, что даже 6 ГВт являются нереальной цифрой.

"Ведь это равно мощности крупнейшей в Европе атомной станции — Запорожской АЭС. Меня никто не убедит, что столько электроэнергии в Украине обеспечат солнечные панели и ветряки, пусть даже самые современные", — убежден экс-министр энергетики, а ныне глава наблюдательного совета ОАО "Киевэнерго" Иван Плачков.

Главный аргумент невозможности значительного увеличения доли "альтернативки" в энергобалансе страны, который приводят скептики, — недостаточность маневровых мощностей, способных принять "зеленую" энергию. Как правило, это тепловые или атомные станции, "подстраховывающие" единую энергосистему на случай, если на территории ветропарка не будет ветра или над солнечной фермой окажется недостаточного солнца.

Но имеющиеся в Украине маневровые мощности уже позволяют подключить в систему 10 ГВт альтернативных источников. Поэтому утверждение о технической невозможности принять ток из возобновляемых источников в систему является несостоятельным.

Более того, к 2030 г. объем таких мощностей, а также пропускную способность сетей та же Энегостратегия предполагает увеличить, что снимет упомянутую проблему в будущем. Куда более реальным выглядит другое объяснение, о котором говорят производители энергии из альтернативных источников.

"Стратегия во многом отражает интересы групп влияния, связанных с энергетической отраслью, тепловой генерацией, угольным производством", — говорит директор энергетических программ Центра им. А. Разумкова Владимир Омельченко. Недооценка государством возможностей "зеленой" энергетики может охладить интерес инвесторов к ней.

И первые тревожные симптомы такого варианта развития событий уже есть. Согласно последнему (десятому) отчету "Эрнст энд Янг" по индексу привлекательности стран для инвестиций в возобновляемую энергетику Украина уже утратила 10 позиций в рейтинге, скатившись с 29-го на 39-е место.

Впрочем, некоторые виды "альтернативки" по-прежнему останутся в фаворе государства. Авторы Энергостратегии считают, что наиболее перспективными в альтернативной энергетике являются ветроэлектростанции, и отводят им почти 60% производства "зеленого" тока.

Интересное совпадение: крупнейшая отечественная энергокомпания ДТЭК также считает ветроэнергетику наиболее перспективным направлением среди нетрадиционной энергетики. В состав ДТЭК входит дочерняя компания "Винд Пауэр", которая курирует проекты по созданию двух ветропарков мощностью 1, 2 ГВт.

Вот только вряд ли это простое совпадение, ведь авторы национальной Энергостратегии и созданного еще в 2011 г. плана развития корпорации ДТЭК "Стратегия 2030" одни и те же. Во вступительной части Энергостратегии указано, что Фонд эффективного управления "координировал работу команды по обновлению документа под руководством Министерства энергетики и угольной промышленности, консультантов McKinsey&Company и представителей Национальной академии наук Украины", и все вместе они "подготовили первую версию обновленной Энергостратегии". Так что теперь национальная энергосистема и крупнейшая частная энергетическая компания страны будут развиваться, по сути, по одним и тем же "нотам".

Газовые перспективы

Главные свои надежды разработчики новой Энергостратегии возлагают на нефтегазовую отрасль. По их расчетам, до 2030 г. сюда будут привлечены 562 млрд грн. государственных и частных инвестиций.

Основные вложения, 316 млрд грн., придутся на компании, которые занимаются (или займутся) разведкой и добычей природного газа. Что и неудивительно, ведь одна из задач состоит в том, чтобы обеспечить к 2030 г. добычу в Украине 45 млрд куб. м природного газа, за счет чего страна должна на 90% покрыть собственные потребности в нем.

В 2006 г. будущее выглядело значительно скромнее, в старой Энергостратегии даже по оптимистическому сценарию в 2030 г. собственная добыча газа не превышала 30 млрд куб. м (при годовом потреблении 50 млрд куб. м).

Сейчас впервые в программном документе упоминается добыча сланцевого газа и другие нетрадиционные способы добычи (метан из шахтных выработок, газ плотных пород), разработка которых потребует до 150 млрд грн. Чуть меньше — 140 млрд грн. — потребуется для увеличения глубины бурения и повышения отдачи пластов на месторождениях, которые эксплуатируются традиционным способом.

Особым даром предвидения для определения новых способов добычи обладать не требуется: еще в мае 2012 г. был проведен конкурс на право заключения и выполнения соглашения о разделе продукции (СРП), которую могут добыть на двух нефтегазоносных площадях. Победителем СРП по Юзовской площади стала компания Shell, а по Олевской — Chevron, специалисты которых как раз говорили о нетрадиционных методах добычи.

Общая сумма инвестиций, заявленная победителями только на геолого-разведывательные работы, составляет около 6 млрд грн. Но, учитывая гражданские протесты, которые постоянно проходят в местах ожидаемых работ, до сих пор не ясно, когда же инвестиции начнут осваивать. Тем не менее 2,4 млрд грн. в госбюджет компания Shell перечислила еще в прошлом году.

Такая специфика инвестиций в украинскую нефтегазодобычу вряд ли добавит желающих вложить средства в эту отрасль. Что и наблюдается с 2006 г. в разведке и добыче на украинском шельфе Черного моря.

Компания Vanco International, победившая семь лет назад в конкурсе по СРП на шельфе, до сих пор в силу политических скандалов вокруг этого соглашения, а также чехарды среди учредителей, не приступила даже к разведке месторождений. Несмотря на такую практику, авторы Энергостратегии ожидают, что общая сумма инвестиций в добычу нефти и газа на шельфе составит 150 млрд грн.

Точка кипения

Но главная интрига новой Энергетической стратегии Украины на период до 2030 г. заключается в разделах, связанных с электроэнергетикой. Именно вокруг того, как выписано в программном документе будущее традиционных генераций (ТЭС и АЭС), а также альтернативных источников электроэнергии (солнца и ветра), и развернулись основные споры на круглых столах и общественных слушаниях, которые сопровождали проект Энергостратегии весь 2012 г. и половину 2013 г.

Во-первых, авторы сместили атомную энергетику с почетного второго места как по объему производства электроэнергии, так и по объему инвестиций. На ее место поднялась тепловая электроэнергетика. "Удивляться тут нечему, если вспомнить, кто разрабатывал документ", — говорит сотрудник центра "Намос" Михаил Гончар.

В ТЭС ожидают привлечение 22,5% всех инвестиций в энергетику (в том числе и средств, необходимых для развития теплообеспечения). Интересно, что пункт "Теплообеспечение" появился только в новой Энергостратегии — проблемой снабжения теплом чиновники (читай — разработчики ДТЭК) озаботились уже после того, как в состав ДТЭК вошла компания "Киевэнерго" — крупнейший поставщик тепла в стране.

В марте 2006 г., когда подписывали Энергостратегию в старой редакции, о проблемах развития теплоснабжения никто не думал, хотя прошел всего месяц с тех пор, как в Алчевске произошла крупнейшая авария в системе теплоснабжения за все годы независимости.

В 2006 г. виделось, что основное производство электроэнергии будет осуществляться на АЭС, поэтому к 2030 г. хотели построить 11 новых ядерных энергоблоков. Сейчас же аппетиты атомщиков умерили, и даже оптимистический сценарий предусматривает новые мощности АЭС в размере7 ГВт (фактически семь энергоблоков с реакторами мощностью 1 ГВт). Но, учитывая тот факт, что оптимистический сценарий Стратегии предусматривает непрерывный рост ВВП на 6,4% на протяжении 16 лет, все это представляется фантастикой.

"Если построят хотя бы два ядерных энергоблока, уже будет отлично", — говорит ведущий научный сотрудник отдела энергетической и ядерной безопасности Института проблем национальной безопасности при СНБОУ Ольга Кошарная.

Строительство двух ядерных энергоблоков предусмотрено в пессимистическом сценарии развития отечественной энергетики. Подразумевается, что это будут третий и четвертый энергоблоки Хмельницкой АЭС, достройка которых оценивается в 37 млрд грн. Для привлечения этих средств предусмотрено выделение государственных гарантий (Москва готова предоставить кредит в том случае, если достройка будет проводиться по российскому проекту ВВЭР-1000).

В то же время в новой Стратегии из раздела "Финансовое обеспечение" исключен отдельный пункт "Ядерно-топливный цикл", т. е. создание предприятий по производству собственного ядерного топлива. Теперь эти расходы — 20 млрд грн. (в 2006 г. планировали, что на данные цели израсходуют 22 млрд грн.) — включены в общие расходы на АЭС.

На продление сроков работы действующих энергоблоков АЭС, обеспечение их безопасности потребуется около 66 млрд грн., что планируется обеспечить за счет "тарифной политики". Для потребителей это означает повышение цен на электроэнергию. Таким образом, атомная энергетика по объему инвестиций займет третье место с долей 21,5% , в то время как в 2006 г. в нее планировалось привлечь более 22% от всего объема финансирования отрасли. И упоминание "тарифной политики" означает, что весомую часть этих денег заплатят потребители.

Хозяин горы

Обеспечение стабильности энергосистемы страны — одна из задач Стратегии и основная причина выдвижения тепловой электрогенерации в лидеры отечественной энергетики. Указанный в Энергостратегии алгоритм ее развития очень удобен для нынешних собственников производственных активов в этой сфере.

На первом этапе предусмотрена модернизация и реконструкция существующих мощностей ТЭС и ТЭЦ для продления срока их работы. Средства для этого компаниям-собственникам придется расходовать собственные, но государство должно создать "благоприятную среду для ведения бизнеса" и обеспечить "экономически обоснованные цены для потребителей электроэнергии, которые обеспечат возврат инвестиций".

По мнению авторов Энергостратегии, государство не должно скупиться на дополнительные "пряники" и неустанно создавать условия для "повышения привлекательности вложений в отрасль". Ниже следует расшифровка: речь идет о более благоприятных условиях налогообложения. Если с этим сложится, то будут построены новые ТЭС общей мощностью 14 ГВт — в два раза больше того, о чем могут мечтать атомщики, и в 2,5 раза больше того, что предусмотрено для "альтернативщиков".

Что же касается потребителей электроэнергии, то им, как и потребителям газа, следует учиться экономить. Ведь себестоимость производства и доставки электроэнергии к 2030 г. увеличится на 80% (в среднем на 3% в год), что отразится на тарифе для "обеспечения возврата на вложенный капитал".

Что касается угольной промышленности, которую ранее оценивали как третью отрасль в энергетике с точки зрения требуемых инвестиций (222 млрд грн.), то сейчас планируется, что в будущем даже на солнечные и ветроэлектростанции инвесторы израсходуют больше, чем на шахты (83 млрд грн.). В Энергостратегии четко прописано, что следует провести приватизацию, которая обеспечит к 2030 г. прирост добычи энергетического угля в полтора раза (до 58 млн т). А вот государственному сектору в угольной промышленности предписано "заморозить общие расходы". Бюджетные деньги на техническое переоснащение госшахты получат "только в объеме, который поддерживает стандарты безопасности труда". Государственная поддержка отрасли будет сокращаться на 20% ежегодно и через пять лет прекратится. Очевидно, олигархи уже расписали, кому достанутся средства, "сэкономленные" на поддержке государственных шахт, и деньги, которые бюджет будет выделять на развитие энергетики.