Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"На рынке больше рабочих вакансий, а мы продуцируем специалистов с высшим образованием"

Понедельник, 10 Июля 2017, 09:00
Лилия Гриневич, министр образования и науки, расскаала "ДС" о том, как реформируется украинское образование

Фото: klyuch.com.ua

ДС Закон "О высшем образовании" предусматривает финансовую автономию вузов. Насколько они сегодня самостоятельны? Пользуются ли возможностями, которые открыл для них новый закон?

Л.Г. В первую очередь Закон "О высшем образовании" дал академическую автономию. Отныне вузы могут создавать собственные образовательные программы. То есть они уже не согласовывают с нашим министерством, какие предметы и курсы читать в пределах той или иной специальности. Это позволило им синхронизировать свои программы, в частности, с зарубежными университетами. Именно поэтому в Украине возросло количество программ двойных дипломов. Относительно финансовой автономии ситуация значительно сложнее. С одной стороны, этот закон дал возможность вузам размещать средства на собственных счетах. Однако по своему происхождению это тоже бюджетные средства, поэтому их использование в значительной степени ограничено. 

Даже заработанные вузами деньги, например за платное обучение, также являются спецфондом бюджета, ведь их зарабатывает бюджетное учреждение.

К сожалению, процедура открытия собственных счетов довольно сложная. Поэтому многие вузы не воспользовались этой возможностью. Кроме того, сейчас в законе "Об образовании", который находится в парламенте, и мы ожидаем его принятия во втором чтении, предлагается, чтобы вузы могли выбрать статус не бюджетного учреждения, а получателя бюджетных средств. Тогда у них будет больше финансовой свободы. Но следует помнить, что автономия и свобода увеличивают ответственность за множество финансовых позиций и требуют высоких управленческих навыков руководства заведения. Например, академическая автономия (в части содержания) тоже не далась так легко всем вузам. К ней надо быть готовым. Поэтому мы надеемся, что университеты смогут правильно использовать автономию и появится больше смелых вузов, которые (в случае принятия закона "Об образовании") смогут перейти от статуса бюджетного учреждения к получателю бюджетных средств.

ДС Когда, по вашим прогнозам, эта возможность перехода станет доступной для вузов?

Л.Г. 11 июля этот закон будет рассматривать парламент. Когда Верховная Рада его примет, а потом подпишет президент, то с нового учебного года вузы уже смогут выбирать тот или иной статус. Однако не все будут готовы выбрать статус получателя бюджетных средств. Ведь это предполагает повышение ответственности и очень жесткую финансовую дисциплину.

ДС Вы отметили, что финансовой автономией пользуются немного вузов. Вы можете уточнить их количество?

Л.Г. Речь идет об открытии счетов. Закон "О высшем образовании" предусматривает не только использование казначейского, но и отдельного банковского счета университета. Мы не собираем с вузов информацию об их дополнительных счетах. МОН руководит университетами в части стандартов, соблюдения украинского законодательства, заключения соглашений с ректорами и создания нормативно-правового обеспечения. У нас уже нет ручного управления вузами, как, например, во времена Дмитрия Табачника. Мы стараемся уменьшить количество бумаг и отчетности, которые они должны подавать.

В общем, ситуация зависит от умения ректоров и администрации университетов.

В Украине есть вузы, которые успешны в этой деятельности, занимаются поисками благотворительных средств, умеют зарабатывать деньги, ищут научные гранты, а есть такие, которые отказываются от возможности открыть счет.

ДС Какая сейчас ситуация с регулированием процента студентов, обучающихся по контракту и за государственный счет? Контролируется ли это МОН?

Л.Г. Во-первых, есть объем госзаказа, который распределяется между университетами согласно результатов ВНО. С 2016 года введен так называемый широкий конкурс, когда университеты, в которые идут лучшие абитуриенты, получают больше мест. В этом году они получат на 10% больше гарантированной нормы госзаказа.

Во-вторых, соотношение мест госзаказа и контрактников в вузах, как правило, 50х50. Хотя все зависит от специальности. Если это педуниверситет или технический вуз, то плательщиков там значительно меньше, чем на юридических факультетах или на менеджменте.

ДС Изменилась ли ситуация с присвоением ученых степеней? Насколько приведение требований к ученым званиям и степеням к евростандартам отразилось на украинских ученых?

Л.Г. Сначала, конечно, было сопротивление. Потому что надо сдавать экзамен - засвидетельствовать свой уровень (знание английского или других европейских языков). Но потом начали учить иностранный язык, и сейчас уже в Украине появляются кандидаты и доктора наук по новым стандартам. И это важно, ведь все больше наших ученых публикуется в специализированных международных журналах, что открывает украинской науке дорогу в европейское образовательное пространство.

Следует также отметить, что новые требования сложнее, и время на получение степени удлиняется, а потому количество лиц, которые защищаются, в последние годы уменьшается.

 Так, например, в 2014 году докторские диссертации защитили 1178 человек, а в 2016-м - 1070. Похожая ситуация и с кандидатами наук. В 2014 году защитились 7630 человек, а в прошлом - 6454. Но здесь также важно учитывать и демографический фактор.

ДС А интерес к поступлению в аспирантуру в связи с внедрением европейских требований к ученым званиям вырос?

Л.Г. Сейчас в наших аспирантурах не хватает мест, чтобы принять всех желающих. Однако замедлились темпы получения ученых степеней и званий. Ведь для этого нужно соответствовать новым критериям.

ДС Создание Нацагентства по обеспечению качества высшего образования сопровождалось большим количеством скандалов. Заработал ли этот орган и насколько оправданно его создания?

Л.Г. Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования призвано быть независимым органом, который занимается вопросами специализированных ученых советов, нарабатывает нормативные документы по правилам присвоения ученых степеней. То есть это совесть высшего образования. МОН даже передало ему часть полномочий, в частности, вопросы рассмотрения плагиата (в составе агентства есть комитет по вопросам этики), обжалования недобросовестно присвоенных ученых степеней и тому подобное.

Однако проблемы имеют место. Сегодня члены Нацагентства по обеспечению качества высшего образования уже избраны. Но внутри есть определенные лица, которые составили судебный иск, в результате чего остановлен процесс с назначением руководства агентства. Несмотря на это, избранные члены Нацагентства начали работу. И все же полноценно работать этот орган не может без назначения его главы, ведь право подписи имеет именно он. Министерство юстиции уже оспорило решение суда, и как только снимут запрет на назначение руководства агентства, Кабмин назначит его главу.

ДС Время от времени в обществе возникает дискуссия о необходимости сокращения количества вузов в Украине. У вас есть такие намерения? Как планируете их реализовать?

Л.Г. Есть два пути сокращения вузов. Первый касается высших учебных заведений с очень низким качеством образования, то есть тех, которые не выполняют лицензионных требований. В таком случае надо аннулировать эту лицензию или не продлевать ее. В связи с этим в Украине в последние годы было закрыто достаточно много филиалов вузов.
Второй путь касается высших учебных заведений, которые выполняют лицензионные условия, но это не гарантирует высокого качества образования. Ведь качество образования должно сопровождаться преданностью преподавателей и методами, которые они применяют на занятиях, а также соответствием содержания образования требованиям рынка труда.

И здесь свою роль сыграет демографическая ситуация в Украине, которая приводит к тому, что сегодня предложение наших вузов значительно превышает количество потенциальных абитуриентов.

 Поэтому в такой ситуации высшие учебные заведения должны проявить академическую мудрость и объединить свои усилия. Иначе говоря, или вуз не наберет соответствующего числа студентов (уже есть такие, которые не имеют госзаказа, потому что к ним не хотят поступать абитуриенты), или надо объединяться с более сильными заведениями и таким образом увеличить свой потенциал.

Сегодня вузы должны думать, как привлечь студентов, ведь конкуренция очень высокая. Кстати, украинские вузы конкурируют сейчас не только между собой, но и, например, с польскими университетами, куда едет много наших студентов. Однако хочу отметить, что университеты Польши очень разные по своему качеству.

ДС У наших соотечественников есть железный стереотип: иностранное - значит, лучше...

Л.Г. Поэтому следует обращать внимание на рейтинг зарубежных вузов. Потому что часто наши абитуриенты попадают в университеты, где не происходит ни одного реального учебного процесса, а их диплом не признается даже в стране, где они размещены. Поэтому к выбору вуза нужно подходить очень взвешенно.

Возвращаясь к разговору об украинских вузах и о драматической разнице качества обучения в них, хочу сказать, что реальные доказательства мы будем иметь после ВНО на поступление в магистратуру по праву, которое мы вводим этим летом для всех вузов.

Потому что сегодня юристов пытаются готовить почти все университеты, а качество выпускаемых специалистов очень разное...

Также хочу заверить, что механизм финансирования, который уже заложен в госзаказ, помогает поддерживать лучшие университеты. И наше министерство сейчас работает над новым механизмом финансирования высшего образования, который будет базироваться и прочно связан с деятельностью вузов. И чем лучше показатели университета, трудоустройство его выпускников, результаты научной деятельности, тем большее финансирование он будет получать от государства.

ДС Когда можно будет увидеть новый проект финансирования высшего образования, над которым работает МОН?

Л.Г. Думаю, мы представим его осенью на общественное обсуждение.

ДС Есть ли у МОН планы по повышению престижа рабочих профессий и ликвидации стереотипа о том, что человек без диплома о высшем образовании является чуть ли неполноценным?

Л.Г. Это стереотипы, которые уже опровергаются рынком труда. Люди с хорошей рабочей квалификацией могут иметь и часто имеют большую оплату труда. Поскольку сейчас в рабочих профессиях появляются новые технологии, то для рынка важно получить рабочих соответствующей квалификации. А это путь к модернизации профессионально-технического образования, и МОН сейчас разрабатывает новые образовательные стандарты. Относительно этого у нас уже есть договоренности с соответствующими институтами ЕС.

В частности, мы начинаем работать над большим совместным проектом, и европейские эксперты будут проводить в Украине исследования по его организации. Он посвящен современным профессиональным стандартам. Например, в строительном деле сегодня уже другие технологии, а в нашем профтехобразовании оборудование 1970-1980 годов. Поэтому важно, чтобы мы обновили содержание образования и модернизировали оборудование.

ДС А финансирование?

Л.Г. Отчасти это можно сделать за счет бюджета. Минобразования начало программу создания современных профессионально-технических учебных центров (на базе наших профлицеив) по трем наиболее дефицитным на отечественном рынке труда специальностям: сантехник, швея-закройщик и тракторист-механизатор сельхозтехники). В 2016 году мы выделили 50 млн грн на закупку оборудования и столько же в этом году.

Но такое обновление баз обучения будет происходить и уже начало осуществляться преимущественно за счет работодателей. Потому что бизнес в этом деле - лучший партнер, ведь предприниматели заинтересованы, чтобы получить из системы профтехобразования квалифицированного рабочего, а не переучивать его за собственные деньги. Министерство уже подписало соглашение со Строительной палатой, и теперь во многих профессиональных лицеях, где готовят строителей согласно новых технологий, сотрудничество происходит с конкретными работодателями: Henkel Bautechnik Ukraine, Knauf, Bosch, фабрикой современных строительных смесей "БудМайстер", "Снежка-Украина", Triora, NIBKO, "HERZ Украина", Siniat, ООО "Акватерм-Киев" и другими. Мы не стоим на месте.

Вообще, если посмотреть статистику образовательных систем в ЕС, то после базового образования (после девятого класса) иногда более половины абитуриентов выбирают получение общего среднего образования наряду с первой профессией.

У нас же рынок просит и имеет больше вакансий рабочих квалификаций, а мы вместо этого перепродуцируем специалистов с высшим образованием, которые не могут трудоустроиться. 

Конечно же, нам следует преодолевать эти стереотипы, и мы должны сделать все, чтобы наша система образования не имела таких патовых позиций, а сопровождалась соответствующим местом на рынке труда. Поэтому должна быть возможность получить первую профессию, а затем продолжить высшее образование в зрелом возрасте. Это нормальная практика современных образовательных систем.

Фото: Илья Литвиненко/ДС

ДС Эксперты отмечают, что действующая система ВНО исчерпала себя и следует искать новые формы оценивания, поскольку тесты не требуют от абитуриента комплексного мышления. В частности, предполагалось ввести аудирование. Планирует ли МОН вносить изменения в процесс проведения ВНО?

Л.Г. Относительно аудирования. Если брать, например, оценивание по иностранным языкам, то оно имеет несколько обязательных компонентов. И аудирование среди них. Мы начинали ВНО с тестов, которые состоят из заданий с выбором ответа (так называемые закрытые задания) и открытой части, где тот, кто сдавал тестирование, писал ответ, а затем была независимая его проверка. Хочу сказать, что открытое задание значительно дороже для проведения, чем закрытая часть. Потому что закрытое задание проверяется машиной, а открытое - конкретным человеком (по четко определенным критериям). Аудирование - это еще одна часть, которая тоже дорого стоит. Поэтому сейчас МОН работает над усовершенствованием ВНО по иностранным языкам, и будем пытаться вводить новые части, чтобы это был полноценный экзамен по иностранному языку. Но надо признать, что этот экзамен станет значительно дороже.

Дело в том, что ВНО вводилось в Украине в 2005-2006 годах с целью преодоления невероятного взяточничества при поступлении в вузы. 

Но сегодня его функция трансформируется, и оно все больше начинает ориентироваться на оценку достижений в конце полного общего среднего образования. Сейчас ВНО является не только предохранителем от коррупции, но и тем, что измеряет результат во всех школах после получения общего среднего образования. Ведь ВНО используется и как государственная итоговая аттестация. А если мы хотим изменить суть школы от только запоминания огромного количества информации (часто теоретической, которая потом не будет применена для решения практических жизненных задач) до школы компетенций ХХI века, то должны переориентировать содержание ВНО. В школе учат в первую очередь тому, что потом проверяют на экзамене, который определяет дальнейшую образовательную судьбу ребенка. И вот здесь для нас самый большой вызов - трансформация ВНО.

ДС И сколько на это нужно лет?

Л.Г. Несколько лет, потому что так же, как будет трансформироваться школа, должно меняться и ВНО. В 2018 году мы будем принимать участие в международном сравнительном исследовании качества образования PISA (Programme for International Student Assessment). Это исследование достижений 15-летних подростков из многих стран мира. Его задача - проверка компетентностей ребенка. То есть умение применять знания, критически переосмысливать информацию и аргументировать свою позицию. Участие в этом исследовании научит нас, как формулировать такие задачи. Я убеждена: еще не время отказываться от ВНО и полагаться только на внутренние экзамены. Ведь взяточничество в украинской системе образования пока не ликвидировано. С другой стороны, следует больше использовать ВНО как драйвер обновленных результатов обучения и в этом смысле работать над его трансформацией и улучшением самого содержания как инструмента измерения.

Лилия Гриневич, Министр образования и науки

Родилась 13 мая 1965 г. во Львове. Выпускница Львовского госуниверситета им. И. Франко (биохимик-преподаватель).

С 1987 по 2002 г. работала в сфере среднего образования на должностях учителя, заместителя директора и директора, позже - начальником Главного управления образования и науки Киевской КГГА. Одна из основателей Украинского центра оценивания качества образования. Занималась разработкой системы внешнего независимого оценивания на национальном уровне.

Политическую карьеру начала с политической партии "Фронт змін", где была советником лидера партии Арсения Яценюка по вопросам образования. Став в 2012 г. народным депутатом, возглавила комитет Верховной Рады Украины по вопросам науки и образования. С 14 апреля 2016 г. - министр образования и науки в правительстве Гройсмана. Член партии "Народный фронт". Кандидат наук.

Семейное положение: замужем, имеет двоих детей.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика