Экономика

Контрольная точка

Эпоха "первичного" накопления земельного капитала в Украине завершилась. В минувшем году большинство агрохолдингов не спешили любой ценой на

Эпоха "первичного" накопления земельного капитала в Украине завершилась. В минувшем году большинство агрохолдингов не спешили любой ценой набивать свои портфели черноземом, а многие даже объявили о реструктуризации и намерении избавиться от избыточных площадей. Эта тенденция проявилась после повышения платы за аренду паев почти вдвое в 2012 г. Самыми дальновидными в этой ситуации оказались крупнейшие экспортеры зерна, которые задолго до этого переложили заботы по его выращиванию на аграриев, сосредоточившись на складской и транспортной логистике.

Шаткая основа

Бум на рынке сельскохозяйственных земель, который наблюдался в Украине в последние годы, постепенно сходит на нет. Стоимость аренды земельных паев начала стремительно расти и по итогам прошлого года увеличилась почти вдвое, превысив в среднем 600 грн./га в год. Из-за этого значительная часть латифундистов, которые ранее с утроенным усердием наращивали земельные портфели, стала пристально присматриваться к своим активам. И многие были вынуждены начать масштабную "почвенную" чистку.

Например, "Украинские аграрные инвестиции", подконтрольные российскому миллиардеру Михаилу Прохорову (компания занимает шестое место в списке крупнейших землевладельцев с 260 тыс. га земли), недавно с большим трудом избавились от почти 40 тыс. га заросших лесом площадей, которые оказались непригодными для ведения сельского хозяйства.

В этом году планы оптимизировать свой земельный банк проанонсировал и холдинг Kernel Андрея Веревского (третий в табели о рангах крупнейший лендлорд с 330 тыс. га). По его словам, компания намерена продать около 20–25 тыс. га земли на востоке и юге страны из-за того, что ими сложно управлять.

Наконец, аграрный холдинг Николая Толмачева Sintal Agriculture (занимает десятую строчку в списке крупнейших латифундистов со 150 тыс. га) в конце 2012 г. заявил о планах избавиться почти от половины своего земельного банка, что позволит ему экономить на арендных платежах свыше $7 млн в год.

Самые крупные агрохолдинги пока не анонсируют сокращения своих площадей, но темпы их развития сильно замедлились. Так, главный лендлорд страны латифундист Олег Бахматюк, в пользовании компании Ukrlandfarming которого находится около 532 тыс. га земли, в минувшем году расширил свои владения лишь на 5%. Тогда как по итогам 2011 г. земельный портфель Ukrlandfarming увеличился почти втрое.

Его ближайший преследователь — инвестиционный фонд NCH Agribusiness Partners, основанный американским бизнесменом Джорджем Рором, и вовсе замер, остановившись на отметке в 400 тыс. га. Активность на рынке в основном проявляет только "молодая поросль" — компании, которые недавно провели IPO и всеми силами стремятся увеличить приток денег в компанию от иностранных "портфельщиков". Среди них можно выделить Индустриальную молочную компанию Александра Петрова и KSG Agro Сергея Касьянова.

Причины, по которым наращивание земельного портфеля уже не является приоритетом для аграрных баронов, лежат на поверхности. В Украине так и не появился свободный рынок земли, мораторий на продажу которой в прошлом году был продлен Верховной Радой до 2016 г. К тому же цены на земельные паи остаются высокими. В 2012 г. в ряде хлебных регионов они превышали $1 тыс. за 1 га. На фоне роста арендной платы, которая, как ожидается, будет повышаться и в нынешнем году, это не добавляет земле привлекательности. "Ситуация на рынке сельскохозяйственных земель напоминает пузырь, который рано или поздно лопнет. Я в этот бизнес сознательно не иду. У меня работают элеваторы, вокруг которых находятся аграрные хозяйства, и мне регулярно предлагают выкупить земельные паи по очень привлекательным ценам. Но я не хочу платить за то, что, по сути, собственностью не является, поскольку в стране рынка земли попросту нет", — сообщил "ДС" владелец крупной элеваторной компании, пожелавший остаться неизвестным.

(Кликните, чтобы увеличить)

Вывоз сделан

В 2010 г., когда цены на сельхозпродукцию взлетели до небес и обеспечивали аграриям сверхприбыли, мало кто из собирателей земель задумывался над формированием полноценных вертикально интегрированных компаний. В лучшем случае полет фантазии большинства аграрных баронов заканчивался на строительстве или покупке сети элеваторов, с которых зерно перепродавалось трейдерам. Из отечественных воротил аграрного бизнеса можно выделить только две компании, сумевшие создать собственные полноценные каналы сбыта сельхозпродукции.

Это "Нибулон" Алексея Вадатурского и уже упомянутый Kernel Андрея Веревского, которые обзавелись портовыми терминалами и наладили прямые связи с ключевыми иностранными потребителями. Как результат на сегодняшний день "Нибулон" и Kernel занимают в списке крупнейших экспортеров зерновых из Украины соответственно первое и третье места (между ними расположился французский трейдер Louis Dreyfus). Причем украинцы опережают таких именитых транснационалов, как Alfred C. Toepfer, Glencore и Bunge.

Пример "Нибулона" еще более показателен с учетом того, что его земельный банк по нашим меркам не слишком велик и составляет всего около 80 тыс. га. "Нам этого достаточно, и наращивать площади в ближайшем будущем мы не намерены", — заявил "ДС" г-н Вадатурский, компания которого в последние годы сконцентрировала усилия на расширении сети речных элеваторных комплексов и создании своего торгового флота. В результате доля собственного зерна в общем объеме экспорта компании незначительна и не превышает 20%, а все остальное она закупает на стороне. По аналогичной схеме работает с "чужими" аграриями и Kernel. В компании указывают, что сейчас она закупает зерновые у нескольких тысяч производителей по всей стране.

Большинство международных компаний, работающих на рынке экспорта зерна, вообще не имеют собственных земельных угодий в нашей стране и полностью ориентированы на закупку товара у сторонних поставщиков, в том числе мелких и средних хозяйств. Исключением из правил можно считать лишь Glencore, в распоряжении структур которой в Украине находится около 80 тыс. га земли.

Такие "безземельные" схемы полностью устраивают ведущих экспортеров, поскольку они обеспечили себе надежный тыл. Во-первых, большинство из них владеют разветвленной сетью элеваторов (каждый из них, как правило, является монополистом в сфере хранения зерна в своем регионе) и экспортными терминалами в портах. В результате у аграриев, работающих в этих регионах, нет иного выбора, кроме как работать с ними на их условиях. А во-вторых, у трейдеров есть наработанные годами связи на внешних рынках, которые обеспечивают им стабильный сбыт.

Последний фактор для успеха на зерновом рынке имеет едва ли не решающее значение. Подтверждением этому служит ситуация со скандально известным "Хлеб Инвестбудом". В 2010 г. компания попыталась при поддержке властей подмять под себя рынок экспорта зерна, получив самые большие квоты на его вывоз из Украины. Однако, даже обладая всеми необходимыми объемами товара, она не сумела выйти на конечных покупателей за пределами страны и вынуждена была большую часть зерна продавать в портах все тем же международным зернотрейдерам.