Экономика

Женщины с орденом и пособием

В советские времена женщин воспевали в стихах и песнях. Об их трудовых свершениях снимали телепередачи, а об их подвигах во время войны рассказывали с

В советские времена женщин воспевали в стихах и песнях. Об их трудовых свершениях снимали телепередачи, а об их подвигах во время войны рассказывали со страниц газет и журналов. При этом постоянно подчеркивалось, что женщины Страны Советов имеют равные с мужчинами права — в отличие от стран "загнивающего капитализма", где женщина бесправна. Хотя на самом деле все обстояло с точностью наоборот.

Если в капиталистических странах женщины нередко становились премьер-министрами (Маргарет Тэтчер, Голда Меир, Индира Ганди и другие) и даже президентами (Бондаранаике), то в СССР женщины ни разу не были ни во главе партии, ни во главе правительства, ни во главе Верховного Cовета. Зато сотни тысяч представительниц прекрасного пола вкалывали на укладке асфальта и железнодорожных шпал, работали на стройках и шахтах, были кузнецами и штамповщиками.

Советское государство не только не стыдилось того факта, что женщины подрывают здоровье на физически тяжелых работах, но даже пыталось героизировать их труд. Так, на Одесском припортовом заводе в начале 1980-х годов решили создать образцово-показательную женскую бригаду… грузчиков.

Набрали в нее молодых работниц из других цехов, способных всю смену таскать 20-килограммовые мешки с карбамидом. Зарплата членов бригады скакнула с обычных 140-160 руб. в месяц до 300-350. Об "интересном почине" портовиков рассказала местная газета.

О том, чем завершился этот эксперимент, никто писать не стал. И вот почему. В течение первого года работы практически все дамы развелись с мужьями, начали крепко выпивать. Процентов сорок из них перешли на беспорядочные половые связи, начали содержать альфонсов. Партком предприятия был в шоке. Безобразное поведение грузчиц вызвало немало кривотолков в трудовом коллективе. Закончилось тем, что под благовидным предлогом бригаду распустили.

Бездетная мать-героиня

В СССР существовали государственные награды, вручавшиеся исключительно женщинам. Например, "Медаль материнства". Всякая мама, родившая и воспитывавшая пятерых детей, автоматически представлялась к получению этой медали II степени, а если шестерых — I степени. Женщина, поставившая на ноги семерых детей, становилась кавалером ордена "Материнская слава" III степени, восьмерых — II степени, девятерых — I степени. За рождение десятого ребенка вручали орден "Мать-героиня" (золотую выпуклую пятиконечную звезду на фоне серебряных лучей) и почетную грамоту Президиума Верховного Совета СССР. Это — наградной пик. Дальше рожай сколько хочешь, но уже ни орденов, ни грамот не будет.

Впрочем, перечисленные награды никаких практических преимуществ своим обладательницам не давали. Если, например, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, кавалеры орденов Славы всех трех степеней платили 50% квартплаты, то матери-героини ни о чем таком и мечтать не могли. "Женские" награды носили чисто символический характер: матери-героине, например, предоставлялось право купить вне очереди билет в кино.

Впрочем, многодетным матерям полагались денежные пособия. Родила третьего — получи единовременно 20 руб. На эту сумму можно было купить советскую коляску для ребенка. На импортную — более удобную и красивую — этих денег не хватило бы, она стоила вдвое дороже. За рождение четвертого ребенка мама получала единовременно 65 руб., а потом каждый месяц — по 4 руб. (стоимость пяти шоколадок "Аленка"). С каждым следующим рождением увеличивался размер и единовременного пособия, и ежемесячного. При рождении седьмого — 125 и 10, девятого – 175 и 12,50, одиннадцатого и любого следующего — 250 и 15. Существенным подспорьем являлась лишь единовременная сумма, сопоставимая со средней зарплатой по стране (150 руб.).

А ежемесячное пособие вызывало лишь горькую усмешку. Ну что мама может купить десяти своим чадам на 15 руб.? Каждому на полтора рубля — 680 г вареной колбасы "Докторская" в месяц…

Впрочем, и эти мизерные деньги выплачивали с оговорками. Например, выплаты начинались только со второго года жизни ребенка. И завершались по достижении им пятилетнего возраста. Пособие начислялось при условии, что все остальные дети этой матери живы. И только в том случае, если многодетная мать состоит в законном браке.

Как ни странно, по советским законам стать матерью-героиней могла даже девственница. Как именно? Для этого ей достаточно было усыновить или удочерить десять и более детей. Так что "женские" государственные награды присуждались не столько за сами роды, сколько за воспитание потомства. Впрочем, многодетным отцам никаких особых наград не полагалось. Хотя воспитанием и материальным обеспечением многочисленного потомства они, как правило, занимались наравне со своими женами.

Внебрачные мамы

Советская общественная мораль с уважением относилась к многодетной замужней женщине, но на многодетную мать-одиночку смотрела косо. Поскольку ее дети появились на свет вне законного брака, значит, они результат половой распущенности. Кто же будет поощрять аморалку?

Однако государство, как ни странно, не всегда порицало внебрачные связи. И даже наоборот — были времена, когда активно поощряло их. В частности, после кровопролитной советско-германской войны в СССР оказалось женщин значительно больше, чем мужчин. И дальнейшее соблюдение традиционной морали привело бы к тому, что 20 млн женщин остались незамужними. Результат – резкое падение рождаемости.

Поэтому в 1944 году была введена новация. Мужчин освободили от уплаты алиментов на содержание внебрачных детей — тем самым их косвенно поощрили к многочисленным внебрачным связям. Женщин тоже стимулировали: теперь им не нужно доказывать через суд отцовство конкретного мужчины и взыскивать с него алименты — вместо этого пособие на ребенка им выплатит государство.

Пик выплат пришелся на 1957 год — пособия получили почти 3 млн матерей-одиночек. Потом эхо послевоенных "порочных связей" пошло на спад: десять лет спустя количество матерей-одиночек умень­шилось вдвое. И государство, добившись желанного роста рождаемости, вернуло прежнюю норму — пусть незаконнорожденного малыша материально поддерживает его отец. Если же отца ребенка выявить не удавалось, мать-одиночка получала социальное пособие в размере 30 руб. в месяц.

"Проработки" в женсовете

Интересы представительниц прекрасного пола представлял Комитет советских женщин. Формально — общественная организация, руководство которой избиралось раз в пять лет на Всесоюзной конференции женщин. В действительности деятельность Комитета полностью финансировалась государством, оно же и назначало руководителей, которые затем получали "одобрямс" на выборах. Два десятилетия, вплоть до начала перестройки, Комитетом советских женщин руководила Валентина Терешкова, первая в мире женщина-космонавт.

Чем же занималась эта первая и единственная женская орга­низация в СССР? "Через комитет, — объясняли тогдашние справочники, — советские женщины выражают свое стремление к миру и взаимопониманию между народами, солидарность с женщинами зарубежных стран против любых актов агрессии, с борцами за демократию и социальный прогресс, оказывают помощь женским организациям развивающихся стран". Последняя фраза означает, что валютный счет этой общественной организации использовался, среди прочего, для финансирования режимов в африканских странах, "ставших на путь социализма".

Комитет также объединял работу женсоветов. При Сталине они способствовали воплощению двух важных задач — вовлечению женщин в деятельность партийных органов и реализации лозунга "Женщины на производство!". Однако с конца 1950-х работа женсоветов начала терять актуальность — она свелась к продвижению "коллективистских форм быта", организации клубов по интересам, пропаганде здорового образа жизни. В 1960-е и 1970-е годы женсоветы практически исчезли.

Зато в армии, напротив, они оказались нужны. Непростые условия гарнизонного быта, отсутствие неделями мужей, проживание в коммуналках, а то и бараках, приводило к нервным срывам, конфликтам. Иногда доходило до самоубийств, измен, скандалов на общих кухнях, драк.

Чтобы оздоровить ситуацию, Министерство обороны ввело при Домах офицеров штатную единицу "инструктор по работе среди семей военнослужащих". Фактически это была руководительница женсовета, ее назначал партийный орган полка. Остальные члены женсовета работали на общественных началах.

Армейский женсовет организовывал лекции на политические и экономические темы, контролировал санитарное состояние квартир, готовил детские утренники. Но самой главной его функцией было наблюдение за моральным состоянием семей, предупреждение скандалов и разводов. Если с мужем-офицером разбирались в политотделе части, то с женой беседовали в женсовете. Во многих случаях эти "проработки" помогали, и в семье устанавливался мир.

Комитет советских женщин неожиданно оказался в центре внимания с началом перестройки. Дело в том, что телеведущие Владимир Познер и Фил Донахью начали серию советско-американских телемостов, а для моста Ленинград–Бостон выбрали тему "Женщины говорят с женщинами". Советские телевизионщики обратились в Комитет, которым к тому времени уже два десятилетия руководила космонавт Валентина Терешкова, с просьбой прислать в студию своих представителей, находящихся в курсе острых тем.

Именно во время этого телемоста и произошел эпизод, о котором не без улыбки вспоминают до сих пор. Одна из американок задала вопрос: "У нас в телерекламе все крутится вокруг секса. Есть ли у вас такая телереклама?" На что представительница Комитета советских женщин Людмила Иванова ответила: "Ну, секса у нас… (смех в зале) секса у нас нет, и мы категорически против этого!" Зал взорвался хохотом, и тогда другая ленинградка сформулировала точнее: "Секс у нас есть, у нас нет рекламы!" Однако в обиход вошла искаженная и вырванная из контекста фраза "В СССР секса нет".