Экономика

Все могут короли

Президент Виктор Янукович — в шаге от нарушения негласного принципа непреследования предыдущих президентов. Высокий статус первого лица в стране уже н

Президент Виктор Янукович — в шаге от нарушения негласного принципа непреследования предыдущих президентов. Высокий статус первого лица в стране уже не гарантирует неприкосновенности. Правда, пока только для предыдущих глав государства.

Празднование Дня Соборности в этом году отметилось редким событием — все четыре президента Украины собрались в одном месте и даже встали плечом к плечу. Это удачное "стечение обстоятельств", как и задумывалось организа­торами, эффектно подкрепило пламенную речь Виктора Януковича о важности единения украинского народа. "Призываю всех отложить политические споры, не искать конфликтов, а направить усилия на поиск общего видения перспектив Украины", — заявил президент. После чего отправился в зал, к своим предшественникам, и в лучших брежневских традициях начал их расцеловывать. Фотографии лобызаний с Ющенко тотчас же облетели мир. Слишком многие еще помнят, как нынешний президент сравнивал предыдущего с трусливым котом Леопольдом. А вот поцелуй Януковича с Кучмой остался в информационной тени — как событие менее поразительное. Тогда еще никто не догадывался, что буквально через месяц Леонид Кучма окажется "по другую сторону баррикад" из-за анонсирования новых доказательств причастности экс-президента к убийству Георгия Гонгадзе. Кучма пока единственный президент, которого по доброй воле действующего главы государства в очередной раз пугают уголовным преследованием. И, похоже, он может стать первым президентом, в отношении которого будет нарушен принцип невмешательства в дела предыдущих гарантов.

Несвященные коровы

У каждого главы украинского государства была возможность начать уголовное расследование действий своих предшественников на Банковой. Компромат в политических кругах никогда не был дефицитом. После проигрыша на президентских выборах в 1994 г. Леониду Кравчуку пришлось сильно понервничать. Парламентарии обрушились на него с обвинениями в организации разворовывания Черноморского пароходства. Павел Кудюкин, руководитель концерна "Бласко", по решению Кравчука унаследовавшего флот пароходства, оказался на скамье подсудимых. Для фигурантов этой истории приговор ему звучал жутко: десять лет строгого режима с конфискацией за

разворовывание имущества судоходной компании в особо крупных размерах. Но самое неприятное в судьбе первого президента было впереди — уголовное дело, в центре которого оказался его сын Александр Кравчук. Его возбудили по факту использования банковского счета, оформленного на Крав­чука-младшего в швейцарском банке Schweіzerіsche Volksbank. По информации, циркулировавшей тогда в политических кругах, на этот счет от "Бласко" в разных валютах поступила сумма, эквивалентная $1,3 млн.

Читайте также: Леонид Кравчук: Каждая политическая сила на теме кассетного скандала хочет создать себе определенный имидж

Финал этой истории не так трагичен. Кудюкина, отсидевшего полсрока, Кучма помиловал. Дело о счете Александра Кравчука так и не дошло до суда. Депутаты, пытавшиеся на своем уровне дать ему ход, сталкивались с блокированием. "Люди, которые имели власть, знали эту ситуацию, не считали нужным придать делу законный парламентский ход через создание депутатских комиссий, групп, которые расследовали бы это дело, — вспоминает экс-нардеп Георгий Крючков, добивавшийся огласки информации о ходе расследования. — В частности тогдашний спикер Иван Плющ. Так это дело и умерло".

Как выяснила "ВД", дело о счете в швейцарском банке закрыто из-за отсутствия состава преступления. На том основании, что в бланке паспорта, по которому открывался счет, отсутствовала личная подпись Кравчука-младшего. Защита утверждала, что паспортом Александра Кравчука могли воспользоваться посторонние. "ГПУ вела расследование, даже был готов проект постановления о предъявлении обвинений Александру Кравчуку, я знаю наверняка, потому что принимал участие в подготовке этих документов, — признался "ВД" Юрий Кармазин, экс-народный депутат, руководивший парламентской следственной комиссией по этому делу. — Но после встречи двух президентов — первого и второго — это дело начало спускаться на тормозах. Мы пытались этому проти­востоять. Были несколько раз у Кучмы, но все это объяснялось высшими государственными интересами".

Первый президент дал понять, что не считает Кучму режиссером этого расследования и не держит на него зла за события тех лет. Даже наоборот. "Мы [с Кучмой] быстро нашли понимание, нашли общий язык", — пояснил "ВД" Леонид Кравчук (подробнее — см. блиц-интервью). Вероятно, условия, в которых находился Кучма во второй половине президентства, подсказали ему, насколько рискованно создавать прецедент уголовного преследования экс-президента или его родственников. Так было положено начало традиции невмешательства в прошлое первых лиц государст­ва их преемниками.

Скрупулезно верен этому правилу оказался Виктор Ющенко. Заметив, что расследование резонансных дел, связанных с фамилиями бывших первых лиц, затягивается, один из основателей объединения "Анти­мафия" экс-нардеп Григорий Омельченко попытался открыть на это глаза третьему президенту. Он обращался к Ющенко с просьбой лично ознакомиться с результатами досудебного следствия по делам "Бласко" и Георгия Гонгадзе. На высшем уровне предпочитали не ворошить прошлое первого президента. Не говоря уже о том, что за пять лет каденции силовики не смогли найти доказательств причастности Кучмы к смерти журналиста. Хотя именно на волне этих обвинений лидеры оранжевой команды пришли к власти. И уж никто не ожидал, что эти доказательства объявят найденными при Януковиче.

Кто подсказывает "папе"?

"Власть начала делать шаги, на которые раньше было наложено табу! — признает Виктор Балога, народный депутат и экс-министр. — Очевидно, что сегодня и судебная ветка власти, и правоохранительные органы зависимы от президента. Вопрос Кучмы, без сомнения, без первого лица не решается". Еще совсем недавно мысль о том, что кому то из предыдущих президентов будут "шить" уголовное дело, могла показаться откровенным бредом. А теперь Кучма абсолютно серьезно призывает пра­вительство навести порядок со старейшим информагентством "Укринформ", поверившим в неправдивую новость о его задержании. Мысль о суде над бывшим президентом уже не кажется столь невероятной даже тем, кого профессия обязывает быть скептиками.

Инициатива в вопросе уголовного преследования второго президента, очевидно, принад­лежит заместителю генпрокурора Ренату Кузьмину, для которого расследование этого и других резонансных дел — вопрос профессиональной чести. Впрочем, собеседники "ВД" полагают, что новое дело по Кучме получило поддержку и от влиятельных сотрудников Администрации Президента. Роль первой скрипки на Банковой в этом вопросе, по мнению политтехнолога Андрея Золотарева, играет советник президента Андрей Портнов. "Он проводит юридическую политику АП в жизнь. Это значит, что его фигура фактически стоит за всеми резонанс­ными судебными делами, — убежден Золотарев. — Поэтому заявления Кузьмина наверняка были согласованы с ним".

Какие аргументы сторонники передачи дела Кучмы в суд использовали для убеждения Виктора Януковича? Один из спикеров фракции Партии регионов в парламенте Владимир Олийнык не скрывает, что уголовное преследование второго президента в определенной степени организовано с прицелом на Запад. Там, дескать, должны видеть, что в Украине избирательного правосудия нет, а за дела давно минувших дней к ответственности могут привлекать даже президентов. "Если в Совете Европы настаивают на том, что мы должны раскрыть преступление в отношении Гонгадзе не только по исполнителям, но и по заказчикам, что должен делать президент? — задается вопросом Владимир Олийнык. — Он не должен мешать! Процесс расследования нельзя сдерживать. Привлекут ли к ответственности (там есть сроки) — это второй вопрос, но расследование должно быть".

Читайте также: Владимир Фесенко: У Януковича могла остаться обида на Кучму после событий 2004 года

Без табу

Дело Кучмы держит в напряжении даже тех бывших руководителей государства, чьи нервы ГПУ не щекочет резонансными заявлениями. Это сигнал о том, что обвинения могут быть предъявлены любому некогда высокопоставленному деятелю, даже если на официальных мероприятиях его целует Виктор Янукович.

Скажем, дело об отравлении Виктора Ющенко по-прежнему не закрыто. Причем первый заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин полон решимости его раскрыть. Если окажется, что никакого отравления на самом деле не было, послед­ствия для Ющенко могут быть самые непредсказуемые. Вплоть до уголовного преследования. Были в деятельности Ющенко и другие слабые места. Именно во время его президентства Украина расторгла многолетнее соглашение с Россией, согласно которому расчеты за транспортировку российского газа производились не деньгами, а газом. Согласно действующим в то время контрактам, объем голубого топлива, который Украина получала в качестве платы за транзит российского газа по своей территории, приближался к отметке в 30 млрд кубометров. Это практически 100% объема газа, который Украина купила у российского "Газ­прома" в прошлом году! И хотя сам Ющенко неоднократно заявлял о вреде бартерных расчетов для экономики страны, выгоду соглашений, расторг­нутых им, отрицать сложно. Если на то будет политическая воля гаранта, уголовное расследование в отношении третьего президента Украины — вопрос времени.

Для Виктора Януковича в истории уголовного преследования бывших президентов есть лишь один серьезный риск. Санкционируя обвинения в адрес предшественников, он развязывает руки своему преемнику. "Теперь любой президент — и ныне действующий, и последующие — не может рассчитывать на спокойную политическую пенсию, — убежден Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций. — Этот вопрос уже понятен. И о нем надо было думать, когда все затевалось. Потому что, перейдя эту черту, президенты должны понимать, что и к ним тоже когда-нибудь постучат в дверь".

Рубеж будет окончательно преодолен, если Кучме таки предъявят уведомление о подозрении и обвинительный акт. Что-то остановило Рената Кузьмина на полпути. Спустя неполный месяц после резонансного заявления замгенпрокурора, Кучме так и не предъявили официальные обвинения. Неужели и Виктор Янукович решил не нарушать традицию?

Читайте также:
Леонид Кравчук: Каждая политическая сила на теме кассетного скандала хочет создать себе определенный имидж

Владимир Фесенко: У Януковича могла остаться обида на Кучму после событий 2004 года