Экономика

Законообразование

Более 20 млрд грн. потратит Украина в текущем году на подготовку кадров в учебных заведениях только III и IV уровней аккредитации. Свыше 16 млрд этих

Борьба за распределение влияния и денежных потоков в системе высшего образования Украины горяча, как никогда. Ни один из трех законопроектов о его реформировании не имеет шансов объединить вокруг себя всех агентов влияния в этой системе, но зато у каждого есть мощное и решительное лобби.

Более 20 млрд грн. потратит Украина в текущем году на подготовку кадров в учебных заведениях только III и IV уровней аккредитации. Свыше 16 млрд этих средств пройдет по линии Министерства образования и науки. В МОН подчеркивают, что не влияют на распределение госзаказа, разве что корректируют цифры, которые поступают в Кабинет министров от высших учебных заведений, проходя после этого еще и через горнило Минэкономразвития и торговли.

В экспертной среде утверждают, что, однако же, министр образования на самом деле имеет власть в любую сторону изменить ту или иную из поступивших в МОН цифр. Минэкономразвития же, как правило, только одобряет то, что ему предоставляют.

Поэтому каждый государственный вуз и его руководитель находятся "на крючке" у МОН, которое считают главным виновником непрозрачности распределения государственных средств. Однако в том же можно обвинить и сами государственные вузы, давно готовящие за средства налогоплательщиков не тех и не так (подробнее — см. "Обучат всех", "ВД" № 34-35(358), 2012 г.). Поэтому большинство ректоров, не привыкших работать в рыночных условиях, едва ли больше заинтересованы в изменении условий игры, чем участвующие в ней чиновники.

Эксперты видят в таком положении вещей большой риск коррупции. Министерство упрекают еще и в том, что оно, полностью контролируя сегодня систему образования, всеми силами пытается оставить за собой этот контроль. При этом нельзя сказать, что все борющиеся за децентра­лизацию управления в системе образования, выступают именно за ее чистоту и прозрачность. Речь на самом деле идет о таком клондайке, в который не прочь был бы погрузить руки каждый, кто находится хотя бы в теоретической к нему досягаемости. И это одна из причин, почему уже лет пять как в Украине вроде бы и пытаются, но никак не могут принять новый закон о высшем образовании.

Децентрализация в европейском понимании означала бы, в первую очередь, абсолютное лишение Министерства образования и науки контролирующих функций, и передачу их независимым агентствам по оценке качества образования. Их существование — один из постулатов Болонского процесса, к которому Украина до сих пор присоединена только формально (под­робнее — см. "Никудышняя оценка", "ВД", № 31-33(357), 2012 г.). Такие же агентства должны заниматься лицензированием и аккре­дитацией вузов и отдельных специальностей. Правда, насколько реальна их эффективная работа в Украине с ее коррупционными традициями, и кто и как будет контролировать сами агентства, единого мнения у людей, вовлеченных в эту бесконечную дискуссию, пока нет. На этом основании МОН возражает против какой бы то ни было децентрализации.

Однако два проекта закона о высшем образовании из трех, зарегистрированных на данный момент в Верховной Раде, в той или иной мере предлагают избавить Министерство образования от "лишней" работы. Впрочем, воплощение этих предложений, с учетом истории вопроса, — дело настолько перспективное, что пока не просматривается на политическом горизонте.

История, вкратце, такова. Проект закона о высшем образовании, который несколько лет готовился и обсуждался в недрах МОН, на выходе настолько не понравился студентам, что те взбунтовались, поддерживаемые и подогреваемые так же недовольными проектом экспертами и политиками. Публично пожурив за это всегда во всем виноватого, и за это так долго занимающего пост министра образования Дмитрия Табачника, премьер Николай Азаров поручил независимой рабочей группе, во главе с ректором КПИ Михаилом Згуровским, разработать новый проект закона о высшем образовании.

Нельзя сказать, что результат этой работы был встречен с восхищением, так как присутствовавшее в этой группе ректорское большинство постаралось себя не обделить, в том числе и средствами госзаказа. Но все-таки проект обещал сдвиги в застывшей системе. В частности, независимое агентство оценивания высших учебных заведений. Однако заказчик этого документа, Кабмин, в парламент его так и не внес. Уже после выборов это сделал новоизбранный депутат Виктор Балога. Но к тому времени в Раде уже появился проект закона о высшем образовании авторства регионалов Сергея Кивалова, Григория Калетника и Николая Сороки, мало что меняющий в нынешней системе высшего образования, и "ответный" законопроект членов оппозиционных партий Арсения Яценюка, Виталия Кличко, Олега Тягныбока, Лилии Гриневич и др., меняющий в ней почти все.

"ВД" решила поинтересоваться у участников "военных действий", на каких позициях они стоят, и на чью победу рассчитывают.