Экономика

Всеядный эстет

Самая почетная награда в области архитектуры — Притцкеровская премия — досталась в этом году японцу Тойо Ито

Самая почетная награда в области архитектуры — Притцкеровская премия — досталась в этом году японцу Тойо Ито. Маэстро уже 71, и в списке его регалий достаточно "звездочек" — здесь и два престижных "Золотых льва", и британская медаль RIBA, и Премия императора. С Притцкером в кармане Ито стал признанным классиком. Как бы в насмешку над своим звездным статусом, он любит повторять, что у него нет стиля в архитектуре. Каждый раз он строит исходя из обстоятельств, особенностей ландшафта и пожеланий заказчика. Причем в проектах Ито поразительно универсален: с равным успехом он строит стадион, оперный театр, частные особняки и станции метро. Не брезгует и откровенными мелочами вроде мебели, светильников. В каждый проект ему удается привнести чисто японское изящество и те самые "концептуальные инновации", которые отметило жюри Притцкеровской премии.

Правильное начало

Частные дома — вот откуда "выросли" инновации Тойо Ито. Основав свое архитектурное бюро в 30 лет — юный возраст для Японии, Ито поначалу строил только приватные коттеджи. Но это отнюдь не было нечто типовое или респектабельно скучное. Само название Итовского бюро — Urban Robot (Urbot) — говорило о том, что здесь вам предложат кое-что пооригинальнее, чем просто удобная коробка в качестве дома. Сейчас, глядя на эти эстетские и одновременно авангардные постройки сорокалетней давности, диву даешься, как удавалось молодому архитектору убедить своих заказчиков строить такое. Один из первых Ито начал экспериментировать с алюминиевыми панелями, используя их везде, в том числе для облицовки фасадов и внутренней отделки. Алюминий, сталь и сейчас его любимые материалы. Но тогда это было настоящее ноу-хау. Жить в стальном доме? Почему бы и нет, считал Ито, и строил эстетские частные дома, обшитые снаружи полностью металлом. Конечно, это был не просто лист стали, а специальные "дышащие" композитные панели.

Первый самостоятельный проект Ито так и назывался — "Алюминиевый дом", и построен он был для семьи из города Фуджисава. По форме это были два кубика со скошенными гранями и изящными башенками сверху. Внутри, однако, все было благопристойно: обшивка из натуральной древесины и традиционно японская планировка. Потом были и другие особняки в том же роде. До сих пор в свежих подборках алюминиевых домов можно найти один-два проекта Ито тридцатилетней давности.

Эксперименты с домами из стали и алюминия были не просто забавой или выпендрежем, чтобы обратить на себя внимание. Ито до сих пор убежден, что металл — один из самых правильных материалов для городского жилья. Он легкий, прочный, пластичный, из него можно строить самые замысловатые формы. Кроме того, металл позволяет возводить очень светлые дома, т. к. отлично держит большие остекленные площади. Поэтому для себя лично в 1984 г. архитектор также построил дом из металла, скромно назвав его "Серебряной хижиной". Это несколько арочных построек, объединенных стеклянной крышей, очень напоминающей теплицу. Через 27 лет известность Тойо Ито в Японии достигла таких масштабов, что архитектор сам спроектировал музей имени себя в Имабари и в точности воспроизвел там в качестве отдельного помещения и свою "Серебряную хижину". Так что теперь каждый желающий может запросто ознакомиться с устройством Итовского дома.

Еще одна концептуальная придумка Ито, впервые примененная им в частном строительстве, — это круглый дом. В 1976 году Ито строил коттедж в Токио для своей старшей сестры. Его название White U полностью отражает геометрию постройки: это длинный изогнутый коридор в виде буквы U. В концах коридора находятся спальни — матери и двух дочерей, посередине — столовая и другие общие помещения. Характерно, что снаружи в доме практически нет окон. Свет поступает из отверстий в крыше и окон, выходящих во двор, а сам дом кажется темной неприступной крепостью.


кликните, чтобы увеличить

Дом для всех

Эксперименты в частном секторе составили тот багаж инноваций, который Тойо Ито до сих пор успешно применяет в своей архитектуре. Только теперь он уже строит не коттеджи для богатых и продвинутых японцев, а более крупные объекты вроде стадионов, оперных театров, музеев, к каждому из которых можно подобрать прототип среди ранних частных домов. Так, депрессивный дом White U через 30 лет обрел жизнерадостное воплощение в Чили — в коттедже White O, а затем, в 2011 г. в еще более оптимистичном виде возродился в Музее матери и ребенка в Имабари в Японии. Арочные конструкции, стеклянная крыша и необычные окна, использованные, в том числе, и в собственном доме, — вообще визитная карточка Ито. Их можно найти в музее Яцусиро, галерее Угавара, библиотеке Университета искусств Тама и др. Можно сказать, что вся большая архитектура мастера вышла из частных домов его молодости.

Есть в творчестве Ито и обратные параллели. Одно из самых известных его зданий — медиатека в японском городе Сендае, построенная в 2001 году. За нее Ито получил своего первого "Золотого льва" на Венецианской биеннале в 2002 г. Медиатека — относительно новое понятие, и никакого архитектурного канона для нее не было. Это уже и не библиотека в чистом виде, и не музей, и не развлекательный комплекс. А что? Этот вопрос японец задавал экспертам и обычным людям. Так в ходе дискуссий и появился проект в виде прозрачного стеклянного куба с многочислен­ными трубами-опорами. Стекло, так же как и тотальный open-space внутри, должно было символизировать открытость информации в современном мире, а пучки труб — ее текучесть. Выглядит здание необычно. Из-за стеклянного фасада кажется, что этажи-площадки парят в воздухе и удерживают их вместе только металлические трубы, прорастающие, как стволы деревьев, сквозь все здание. Несмотря на свой невесомый, воздушный облик, здание оказалось на редкость прочным. Оно выдержало не одно землетрясение, в том числе землетрясение и цунами в 2011 г. Тогда высота волны достигала 10 м в Сендае, а сам город числится одним из четырех японских городов, наиболее сильно пострадавших в результате трагедии.

Чтобы поддержать оставшихся без крова жителей маленького городка Рикудзентаката, почти полностью смытого водой, архитектор по собственной инициативе создал проект "Дом для всех". Проект был очень домашний: во времянке, построенной на разрушенной территории, Ито и его коллеги встречались с жителями Рикудзентаката, вместе они обсуждали, что и как строить. Архитекторы выслушивали пожелания людей, бесплатно создавали для них проекты, затем следили за строительством. С такой задачей они сталкивались впервые. Ведь одно дело строить эстетский дом для банкира, и совсем другое — для бездомного крестьянина. Несмотря на ограниченность в ресурсах (дома возводились на собственные средства людей и пожертвования), Ито и коллегам удалось придумать простые и одновременно оригинальные решения. Так, один из проектов опирался как раз на проверенную временем и цунами форму медиатеки в Сендае. Это были те же платформы, висящие на опорах, только выполненные из дерева. Вся эта инициатива легла в основу японского павильона на Венецианской биеннале в 2012 г. Архитекторы во главе с Тойо Ито создали из бумаги и дерева макеты домов по собственным проектам, придуманным специально для жителей Рикудзентаката. Как куратор павильона Ито получил здесь своего второго "Золотого льва".


кликните, чтобы увеличить

Изящные вещицы

Как истинный японец, Тойо Ито — настоящий мастер миниатюры. Всякие ложки-вилки у него выходят не хуже, а то и лучше, чем музеи и особняки. Пластичность и оригинальные формы своих зданий Ито удается перенести в область промдизайна, и тогда у рядового японца появляется возможность приобрести "итовскую архитектуру в миниатюре". Так было с серией шкафов и стеллажей, сделанных для марки Horm, японского аналога Ikea, с лампами Maguihana, посудой Alessi и даже с сигаретами Davidoff. Есть у Ито и бесплатные "объекты для всех" — многочисленные городские лавочки в Японии и Европе, городские скульптуры, фонтаны. По собственному признанию, работать над лавочками или люстрой ему не менее интересно, чем придумывать здания. А в некоторых случаях — даже интереснее. Так было с дизайном чашек с ручками в виде ушных раковин для Alessi или с домиками для японской породы охотничьих собак Сиба-Ину. Свой новаторский подход в архитектуре Ито успешно использует и в малых объектах, доказывая, что даже собачья будка может быть произведением искусства.