Экономика

Татарская крепость

23 мая генеральный консул России в Симферополе Владимир Андреев подал в отставку, создав прецедент в двусторонних отношениях

23 мая генеральный консул России в Симферополе Владимир Андреев подал в отставку, создав прецедент в двусторонних отношениях. Ведь уволиться дипломату пришлось под давлением протестов крымских татар, обидевшихся на г-на Андреева за публичное оправдание их депортации советской властью в 1944 г.

Этот эпизод стал первой серьезной победой репатриантов в многолетних информационных баталиях с действующими здесь государственными и общественными институтами РФ. Свою организованность в день 69-й годовщины депортации показали татары и украинским властям, когда 40-тысячный митинг потребовал отставки крымского премьера Анатолия Могилева.

Но демонстрируемая сегодня общиной слаженность действий может закончиться уже в июне, с уходом в отставку лидера меджлиса Мустафы Джемилева. Ведь именно его авторитет позволял сохранять единство организации и сдерживал власть от резких движений в автономии. Отставка же такой фигуры способна нарушить хрупкий межэтнический мир в Крыму.

Против всех

В отстаивании своих интересов крымскотатарская община сегодня решительна как никогда. Татары уже не боятся открыто противостоять пророссийским структурам, организовывающим провокационные акции, например, выставку памяти Иосифа Сталина, которую представители общины в конце прошлого года разнесли в щепки.

Вспыхнувший после одиозных высказываний генконсула России Владимира Андреева скандал лишь подтвердил: чаша терпения репатриантов переполнена. Татары на следующий же день организовали акцию протеста под представительством РФ в Симферополе, пообещав, что Андреев уже не сможет здесь работать. Благо МИД соседней страны оперативно признал ошибку своего работника и принял соответствующие организационные меры.

А ведь до этого еще были попытки пророссийских активистов поджечь строящиеся мечети, снос татарских строений казачьими организациями и другие провокации. Впрочем, репатрианты уже привыкли к такому отношению организаций, мечтающих о присоединении Крыма к РФ.

И руководство татарского меджлиса хорошо понимает, что именно их этническая группа является залогом стабильности и главным противовесом российскому сепаратизму на полуострове. Отдают себе в этом отчет и рядовые жители поселений репатриантов. В личных беседах с ними можно услышать, что свои основные страхи они связывают именно с угрозой военного конфликта, который может навязать им Россия.

Поэтому татары не понимают, почему украинское руководство, которое должно быть заинтересовано в поддержке их общины как сдерживающего фактора для российских аппетитов в Крыму, делает все, чтобы ее ослабить. И репатрианты вынуждены защищаться сразу на двух фронтах, чего до прихода к власти "регионалов" никогда не было. Так, сегодня можно констатировать, что Киев вообще перестал слышать мнение меджлиса, хотя этой организации, по данным Центра Разумкова, доверяет 65% татар.

В реализуемой "сине-белыми" в автономии политике такое безразличие уже проявилось как в административном, так и финансовом плане. Например, меджлис потерял право делегировать своих людей в Совет представителей крымскотатарского народа при президенте Украины, а объем бюджетной поддержки репатриантов с 53,3 млн грн. в 2009 г. в текущем году сократился до 10,9 млн.

В арсенале государства нет действенных программ по трудоустройству новоприбывших репатриантов, а в местном бизнесе и госорганах действует негласное правило не принимать татар на работу. В итоге, как утверждают сами представители общины, уровень безработицы среди их молодежи значительно выше, чем в среднем по Крыму.

Законы власти

С последним фактором связаны риски, которые в будущем могут перерасти на полуострове в серьезные религиозные и социальные проблемы для государства в целом. Ведь незанятые молодые люди являются наиболее удобной категорией татарской общины для распространения радикальных исламистских идей.

Их идеология в силу специфики местного религиозного менталитета и открытости татар к другим этническим группам пока что не пользуется массовой популярностью в Крыму. Но, как утверждают представители старшего поколения, среди их знакомых уже встречаются 20–30-летние соотечественники, поддерживающие идею всемирного Халифата (создание мирового исламского государства) или являющиеся сторонниками провозглашения национального суверенитета татарской общины.

И если Банковая и дальше будет игнорировать интересы крымскотатарского народа, то лишь поспособствует популяризации таких идей в АРК.

Но, похоже, подобный сценарий власть не пугает. Об этом свидетельствует взятый "регионалами" курс на раскол татарского общества. "Сине-белые", не стесняясь, игнорируют мнение меджлиса и поддерживают альтернативные, но пока маловлиятельные татарские организации, как то "Милли Фирка" и Партию мусульман Крыма.

Эти их действия вписывается в классическую формулу "разделяй и властвуй". Упомянутым объединениям в отличие от меджлиса власть предоставляет должности в госорганах, а также оперативно решает вопросы предоставления земельных участков. Надеясь, что вскоре ныне поддерживающие меджлис татары пополнят ряды альтернативных ему представительских органов репатриантов. Что впоследствии обеспечит Банковой лояльность большинства представителей общины.

Неудачная замена

Пока меджлису успешно удается нейтрализовывать действия "регионалов", регулярно доказывая, что их политика не более чем пустая трата времени. Ведь только команде Мустафы Джемилева под силу собрать десятки тысяч соратников на митинг, как это было во время поминальных мероприятий к 69-й годовщине депортации татар, и потребовать отставки премьера автономии Анатолия Могилева.

Залогом же такой организованности общины является сам 69-летний Джемилев, авторитет которого среди татар не подвергается сомнению вот уже два десятка лет. Но вскоре эта идиллия единства может быть нарушена, поскольку Мустафа Джемилев заявил о своем намерении уйти в отставку. Правда, такие планы он оглашал не единожды, но на этот раз, как утверждают в личных беседах его коллеги по меджлису, политик настроен решительно.

Это значит, что вскоре начнется внутренняя конкуренция за пост председателя неофициального татарского парламента. И первые признаки грядущей избирательной гонки видны уже сейчас. Активную информационную кампанию ведет первый заместитель Джемилева, депутат крымского парламента Рефат Чубаров.

Его в роли возможного преемника видит и сам председатель меджлиса. Чубаров — хороший оратор и склонен к более радикальной риторике, нежели Мустафа Джемилев. Например, после принятия в 2012 г. Закона "Об основах государственной языковой политики", разрешившего использовать в работе органов власти языки этнических меньшинств, он начал выступать в Верховном Совете Крыма на татарском.

И именно его призывы к отставке генконсула России были больше всего слышны после того, как Владимир Андреев своими высказываниями обидел репатриантов. Но, по данным "ДС", Рефат Чубаров не пользуется поддержкой большинства. Поэтому есть сомнения, сможет ли он также консолидировать соотечественников, как Джемилев.

Еще менее выигрышно смотрятся другие названные Мустафой Джемилевым кандидаты на пост главы меджлиса: Ремзи Ильясов и Ахтем Чийгоз, также работающие сегодня его замами.

Оба менее публичны, чем Чубаров, и, как поговаривают их коллеги, склонны к чрезмерному бюрократизму. А неформальному представительскому органу, которым и является меджлис, это явно не пойдет на пользу. Впрочем, кого бы не избрали татары в итоге на курултае (собрании), запланированном на июнь, победитель не сможет заменить на этой должности авторитетного Джемилева.

Приход к власти менее влиятельного, чем его предшественник, главы меджлиса может спровоцировать раскол организации. Не исключено, что часть ее окажется под влиянием ПР, которая применит для этого материальные и должностные поощрения.

Но хуже всего то, что руководство меджлиса может не справиться с задачей сдерживания наиболее радикально настроенной части крымских татар, что обострит не только противостояние с местной властью и спровоцирует новые, более жесткие столкновения с пророссийскими организациями, но может вылиться в межэтнические конфликты.