Экономика

Афинский рулевой

В ближайшие шесть месяцев руководить Европейским Союзом будет Греция, которая уже заявила о желании изменить европейские внешнеполитические приоритеты

В ближайшие шесть месяцев руководить Европейским Союзом будет Греция, которая уже заявила о желании изменить европейские внешнеполитические приоритеты. Однако номинальному лидеру ЕС придется, как и раньше, беспрекословно выполнять указания главного кредитора — Германии. Следовательно, кардинальных изменений как во внешней, так и во внутренней политике ЕС ожидать не стоит. Что является хорошим сигналом для Украины, по-прежнему фигурирующей в основной повестке дня Брюсселя.

Греки хотят идти на юг

Мировое сообщество отреагировало на вступление Греции в полномочия страны — председателя ЕС откровенным сарказмом. Что вполне естественно, учитывая трудности, которые создали европейскому объединению Афины, начиная с 2010 г., когда государство оказалось на грани дефолта.

Спасение греческой экономики, а с ней и единой европейской валюты уже обошлось Брюсселю и МВФ в 240 млрд евро. Самой же Греции пришлось максимально сократить государственный аппарат страны, урезать социальные выплаты, повысить налоги и выставить на продажу ряд объектов государственной собственности.

Эти меры позволили уменьшить бюджетные расходы, и в текущем году Афины впервые за последние пять лет могут надеяться на небольшой экономический рост — на уровне примерно 0,4%.

Тем не менее до полного выздоровления Греции еще далеко. Ведь стабилизировать ситуацию местным властям удалось лишь благодаря внешней помощи. И вскоре Афинам может понадобиться новая финансовая поддержка. По прогнозам Европейского центрального банка уже во второй половине года греки надеются получить дополнительные 5–6 млрд евро помощи.

Кроме того, пока непонятно, смогут ли Афины собрать примерно 10 млрд евро к маю, чтобы рассчитаться с кредиторами по старым долгам. Усугубляет ситуацию для новоиспеченного председателя ЕС и высокий уровень безработицы в стране (почти 30% в целом и 57% среди молодежи), а также приближающиеся местные выборы, запланированные на май.

Эти факторы, скорее всего, и будут определять поведение Афин в роли председателя европейского содружества.

То есть Эллада и впредь вынуждена будет внимательно слушать все, что ей говорят не только в Брюсселе, но и в Берлине, играющем ключевую роль в принятии всех важных решений ЕС.

Хотя выполнять функции классического свадебного генерала в управлении ЕС руководство Греции, судя по всему, не намерено. Об этом свидетельствуют озвученные цели, которые намерены достигать греческие власти во главе содружества. По словам вице-премьера и министра иностранных дел Греции Эвангелоса Венизелоса, Афины решили сменить доминирующий до сих пор во внешней политике ЕС курс восточного партнерства на развитие южного направления.

"Южное соседство ЕС имеет для нас огромное значение, равно как для Литвы, президентство которой закончилось, восточное соседство с Украиной, Арменией и т. д.", — отметил Венизелос. Это значит, что Греция будет лоббировать укрепление связей ЕС с Алжиром, Марокко, Египтом, Израилем, Иорданией, Ливаном, Ливией, Палестиной, Сирией и Тунисом.

Между Германией и Францией

Все десять упомянутых государств вместе со странами ЕС с 2008 г. являются участниками Средиземноморского союза. Это объединение создавалось одновременно с запуском Брюсселем программы восточного партнерства, предусматривающей оказание поддержки постсоветским государствам, в том числе и Украине.

В минувшее полугодие Литва как страна — председатель ЕС совместно с соседней Польшей старалась добиться максимальной отдачи именно от восточного проекта, в рамках которого планировалось подписание соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС.

Тем самым украинские друзья в ЕС надеялись, среди прочего, ослабить позиции России в регионе. Но выполнить этот план так и не удалось.

Греции же выгодна активизация ЕС в рамках Средиземноморского союза. Во-первых, потому что со странами южного направления Афины имеют более тесные экономические контакты. Во-вторых, потому что в этом заинтересована Франция — вторая по влиянию страна европейского содружества, от которой, в свою очередь, греческие власти надеются получить содействие в поддержке отечественной экономики.

Собственно, проект Средиземноморского союза был предложен в свое время именно президентом Франции Николя Саркози, который стремился укрепить влияние Парижа в зоне интересов его родины на территории Африки и Ближнего Востока. И хотя программа южного партнерства ЕС реализуется уже шестой год, ее актуальность только растет.

В частности, в контексте прошедшей в 2010–2011 гг. в регионе "арабской весны" (массовые акции протестов, повлекшие смену власти в ряде стран).

В первую очередь это актуально для таких государств, как Ливия, восстанавливающейся после гражданской войны, а также для Сирии, где столкновения правительственных войск с повстанцами продолжаются до сих пор.

Примечательно, что лидер Евросоюза, Германия, довольно сдержанно относится к обоим направлениям внешней политики содружества. Например, в сирийском вопросе Берлин не поддерживает идею внешнего военного вмешательства, на чем настаивают Вашингтон и Париж. Тем самым канцлер ФРГ Ангела Меркель, возможно, стремится сохранить хорошие отношения с Россией, выступающей категорически против военных ударов по Сирии.

В то же время Германия не предприняла серьезных организационных и финансовых усилий, чтобы склонить украинские власти к подписанию соглашения об ассоциации в декабре минувшего года. Что также можно трактовать как нежелание идти на открытое противостояние с Россией, но теперь уже на восточном направлении.

Хотя причина такого нейтралитета Германии может скрываться и в другом. Например, в стремлении окончательно разрешить кризис в еврозоне, не распыляя ресурсы на внешних фронтах. В любом случае Греция надеется пошатнуть это германское балансирование, сыграв в угоду Франции.

Тем самым Афины стремятся если не разрушить, то хотя бы ослабить единство тандема Франции и Германии во главе ЕС. Ведь именно эта пара навязала грекам функционирующий ныне в стране, привыкшей жить не по средствам, жесткий режим экономии.

Приверженец социалистических взглядов и действующий хозяин Елисейского дворца Франсуа Олланд может ответить Греции взаимностью. Ведь в отличие от немецкого канцлера Ангелы Меркель Олланд всегда был противником политики затягивания поясов.

Афины похлопочут о визах

Тем не менее амбиции греков на южном направлении могут потерпеть крах так же как и планы литовцев на востоке. Ведь почти двухлетний президентский опыт Франсуа Олланда свидетельствует о том, что пока ему не удавалось навязать свою волю властям Германии.

Кроме того, французский президент уже успел нажить немало врагов у себя на родине, существенно повысив налоги, выступив в защиту предоставления права однополым семьям на усыновление детей и началом военных кампаний в Мали и Центральноафриканской Республике. Чем заслужил себе славу самого непопулярного президента (сейчас его рейтинг опустился до 20%) за последние полвека.

Если прибавить к этому финансовые проблемы самой Греции, то шансы на успех союза Афин и Парижа на южном направлении внешней политики ЕС окажутся не столь высоки, как хотелось бы грекам. К тому же основные принципы политики ЕС вырабатывают Еврокомиссия, Европарламент и главы государств Евросоюза.

Страна — председатель содружества может только частично влиять на процесс их реализации, учитывая при этом собственные интересы. Следовательно, отношение Брюсселя к Украине в ближайшее время существенно не изменится. Тем более что дальнейшее сотрудничество сторон во многом будет зависеть от того, как разрешится общественно-политический кризис в нашей стране.

Принимать какие-либо кардинальные решения в отношении Киева до президентских выборов 2015 г. ЕС не будет. В этом просто нет смысла.

Но что касается конкретно Греции, то, как не парадоксально, сторонница южного внешнеполитического курса ЕС может немало услужить нашему государству, действуя в угоду собственным экономическим интересам. Так, уже в марте Афины как председатель в содружестве намерены представить план упрощения визового режима ЕС для граждан третьих стран, в том числе и для Украины.

Греция готовит его для поддержки собственной туристической отрасли. Но тем самым может стать автором существенного прорыва в двусторонних отношениях Брюсселя и Киева.