Экономика

Агенты национальной опасности

Украину наводнили иностранные агенты влияния, но власть этого не замечает. Попыток ограничить их деятельность нет. Зато предпосылок к возникновению ре

Украину наводнили иностранные агенты влияния, но власть этого не замечает. Попыток ограничить их деятельность нет. Зато предпосылок к возникновению региональных конфликтов и даже возможному нарушению территориальной целостности страны - хоть отбавляй.

Когда в сентябре текущего года на самми­те "Ялтинской европейской стратегии" 7-й президент Польши Александр Квасьневский с едва заметным акцентом пошутил: "Ни шага назад, позади — Москва!", это был юмор победителя, чьи почти десятилетние усилия по сближению Украины с ЕС вот-вот увенчаются успехом.

В без пяти минут пораженцах оказалась Россия. Ее представитель Сергей Глазьев, участвующий в саммите на правах ближайшего советника Путина, похоже, оказался единственным, кому в тот день было не до смеха. С мрачноватым видом он вопрошал: "Готова ли Европа заплатить порядка $35 млрд за дефолт Украины?", а когда убедительного ответа не получал, продолжал рисовать страшные перспек­тивы Украины после подписания договора об ассоциации с ЕС.

Спарринг Квасьневского и Глазьева выглядел так, будто еще до окончания боя за Украину одна сеть агентов влияния переиграла другую. Но жесткое противостояние людей, старающихся повлиять на внешнеполитический курс нашей страны, только усиливается. При этом их деятельность нередко балансирует на грани закона, а украинские власти предпочитают этого не замечать.

Опиум для народа

Сентябрьские результаты социологических исследований, проведенные фондом "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива и Центром Разумкова, показали, что из всех общественных структур, действующих в Украине, люди больше всего доверяют СМИ и церкви: 48% и 38% соответственно.

Этим активно пользуются ино­странные агенты влияния, чья деятельность, в основном, сосредоточена в прессе и религиозных общинах. Функционирование последних — головная боль украинских спецслужб, но соваться туда они не спешат.

"Да, мы видим, как те или иные религиозные агенты влияния ведут антиукраинскую политику, — признается "ВД" один из сотрудников киевского главка СБУ на условиях анонимности. — Но эти люди работают настолько искусно на уровне человеческой психики, что придраться к ним просто невозможно. Все радикальные месседжи подаются в завуалированном виде через цитаты из Библии, Корана, Торы и так далее. Единственное, что мы делаем, — внедряем в эти общины оперативников, чтобы те следили за процессом изнутри".

Религиозное прикрытие — одна из самых распространенных схем скрытой политической деятельности иностранных агентов влияния. Две недели назад в Симферополе состоялась ничем не примечательная на первый взгляд международная конференция "Исламский призыв на постсоветском пространстве". Однако ее организатором оказался украинский информационный офис исламской политической партии Хизб ут-Тахрир, чья деятельность во многих странах мира запрещена, так как отнесена к террористической. В Украине, в отличие от той же России, этот проект успешно работает, призывая к исламизации страны.

"Наша главная цель — установить Халифат во всем мире! — восторженно заявляет Ибрагим Садык, один из адептов Хизб ут-Тахрир. — Поймите, мы не против христиан или иудеев, но у власти должны быть только верные — мусульмане, а все люди подчиняться законам шариата".

При этом каких-то подвижек ограничить работу радикальных исламистов в Украине со стороны отечественных спецслужб не наблюдается. Народный депутат, лидер крымских татар Мустафа Джемилев и вовсе заявляет, что правоохранительные органы страны лишь способствуют развитию Хизб ут-Тахрир.

"В этом плане Украина — очень открытая страна, — говорит г-н Джемилев. — Сюда приезжают множество агентов под видом религиозных деятелей. И не с пустыми карманами. Они вербуют в Украине своих адептов, которые отличаются радикализмом. Есть тут у нас сторонники Хизб ут-Тахрир, вахаббиты, хабашиты, салафиты и так далее. На этой почве идет разделение, а наши спецслужбы безмолвствуют".

(Кликните, чтобы увеличить)

Большая медвежья лапа

Отсутствие жесткого контроля со стороны государства над деятельностью иностранных агентов влияния толкает последних на поиски сомнительных источников финансирования. Деньги на их деятельность из-за рубежа поступают через общественные организации (подробнее — см. "Грантократия", "ВД" №34(317), а также через криминальные структуры, которые прикрываются бизнесом.

"У каждой русской группы влияния есть свое контактное поле в Украине, — говорит политтехнолог Николай Карайченцев. — Помню, как в Блок Витренко образца 2006 года со своими деньгами "влезла" солнцевская группировка (была представлена Максимом Курочкиным по прозвищу Макс Бешеный — прим. "ВД"). Все знали, что проект санкционирован Кремлем, но здесь у нас его никто не запрещал. Более того, подобных проектов в Украине очень много, но они пока не подчинены чьим-то одним интересам".

Сама Витренко заявляет, что с Курочкиным лично не контактировала, хотя и не отрицает, что его люди составляли существенную часть избирательного списка ее блока.

Главным агентом влияния России в Украи­не по-прежнему остается Владимир Путин, который в отличие от своего одиозного советника Сергея Глазьева предпочитает вести скрытую агентурную работу. Причем на уровне бизнеса. Мало кто знает, но летом этого года после политической встречи с Януковичем, которая длилась смешных четверть часа, в роли августейшего агента влия­ния российский президент тайно убыл на встречу с бизнес-истеблишментом Украины.

Правда, задушевного разговора с деловыми кругами не получилось. В императивной форме бизнесменов предупредили о возможных последствиях для них "неправильного" внешнеполитического выбора. В частности — о той таможенной войне, которую Россия вскоре и развязала.

Впрочем, об эффективности таких методов ввиду стремительного движения Украины в сторону ЕС, говорят все с меньшим оптимизмом. Именно поэтому Россия решила действовать иначе. И если раньше сотни общественных и политических организаций пророссийского толка свою агентурную работу вели каждый в отдельности, нынче Белокаменная намерена централизовать усилия.

"Этим процессом активно занимается государственная российская структура "Россотрудничество", — говорит Алексей Бессарабов, эксперт Севастопольского аналитического центра "Номос". — Она задалась целью координировать деятельность местных пророссийских организаций. Там и финансирование приличное.

Они в Украине уже даже создали систему координационных советов российских соотечествен­ников. По партийному и мажоритарному принципу строят. Такие советы должны создать в каждом украинском городе, куда войдут представители местных пророссийских организаций".

Зри в корень

Самую активную деятельность иностранные агенты влияния ведут на тех территориях, которые в недавнем прошлом принад­лежали другим государствам. Благодаря их стараниям за последние два года более 50 тыс. украинцев, живущих в основном в Закарпатье, подали заявления о получении венгерского паспорта. Подобная ситуация и с румынскими паспортами. Если процесс получения иностранного подданства не остановить, последствия могут быть самые непредсказуемые.

"Жители этих областей могут воспользоваться международным правом объявить референдум о выходе из состава Украины и присоединиться к Венгрии или Румынии, если докажут, что 30% жителей этих территорий являются гражданами другого государства", — уверяет Виктор Таран, директор Центра политических студий и аналитики.

Предупредить развитие подобных сценариев, на самом деле, несложно. Ведь контролирующие органы страны прекрасно осведомлены о проблеме, хотя в этом направлении ничего и не делают. Штраф в 1,7 тыс. гривен — это единственное, что угрожает украинцу, пересекающему границу с паспортом другой страны. А ведь все проблемы, уверяют аналитики, из-за того, что местных лидеров общественного мнения не замечают в Киеве. Искать поддержки и самоутверждения им прихо­дится за границей.

"Вы посмотрите, Румыния те же Черновцы считает своей территорией, — рассказывает "ВД" Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций. — Но пока центральная власть не поймет, что с регионами, ко­торые в силу исторических причин подвержены влиянию соседних государств, нужно работать более ответственно и деликатно, пока их не будут, условно говоря, носить на руках, до тех пор на местах будут искать механизмы отделения этих территорий от Украины".

Тому, как бороться с иностранными агентами влияния, Украине следовало бы поучиться у США, где истерические заявления Глазьева и иже с ними вряд ли попали бы в информационную среду. Американские СМИ хоть и лишены цензуры, но глупостей, разделяющих общество, не печатают.

"Заявление Обамы, что американцы — особая нация, это то, что реально сидит в головах у всех жителей Америки, — рас­сказывает Виктор Шевченко, на днях возвратившийся из США после трехлетней работы волонтером в одной из неправительственных организаций. — Абсолютно все действия политиков государственного уровня крутятся вокруг темы единства. Да, они могут иметь разные взгляды на развитие страны, но разъединяющие месседжи пресекаются на корню. Если кто-то не согласен, ему устроят секс-скандал или еще что-то. После этого на карьере такого агента влияния можно ставить крест".

Еще дальше в этом отношении пошла Россия, которая с агентами влияния борется по принципу "всех пересажаем", а недавно тамошние законодатели выступили с инициативой запретить иностранное финансирование политических проектов через общественные организации. По каким критериям будут определять, через какие организации идет финансирование партий, — не ясно.

Но эксперты прогнозируют, что под этой маркой совсем скоро перекроют кислород всем общественным структурам, которые имеют отличную от Кремля точку зрения, а с ними — и ино­странным агентам влияния. Во всяком случае, зачистку СМИ от неугодных глашатаев российским властям провести уже удалось.

Сможет ли наша страна сделать первый шаг на пути к ограничению деятельности иностранных агентов влияния, станет понятно уже совсем скоро в Вильнюсе на саммите Восточного партнерства, где Украина должна подписать соглашение об ассоциации с ЕС.

Если это произойдет, потуги как западноевропейской, так и российской агентуры возвратить себе утраченные земли, во многом будут нивелированы. В противном случае Украину ждет еще более жесткая война иностранных агентов влияния, из которой наша страна вряд ли выйдет победителем. Если, конечно, не начнет обороняться.

Читайте также: Олег Покальчук: Агент влияния потому и влиятельный человек, что ему совершенно наплевать, на чьей он стороне

Владимир Фесенко: Украинские олигархи понимают, где им будет лучше. Из этих соображений они и стараются влиять на выбор соответствующего внешнеполитического курса