Экономика

Альтернативку разберут на запчасти

Для подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС нашей стране нужно выполнить ряд условий. Одно из них — отказ от местной составляющей (доли

Для подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС нашей стране нужно выполнить ряд условий. Одно из них — отказ от местной составляющей (доли товаров и услуг украинского происхождения) для проектов возобновляемой энергетики. Отмена этого правила активизирует приток иностранных инвестиций в альтернативную энергетику, однако приведет к сворачиванию мощностей отечественных предприятий, производящих оборудование для генерации электроэнергии из возобновляемых источников.

Защитить своих

Активная поддержка "альтернативки" правительствами стран ЕС привела к тому, что на европейском рынке возникло перепроизводство оборудования и комплектующих для проектов возобновляемой энергетики.

Ситуацию усугубило и то, что европейским производителям пришлось вступить в жесткую конкурентную борьбу с китайскими компаниями, предлагающими аналогичный товар на 20% дешевле.

Естественной реакцией на возникшие проблемы стала попытка европейских производителей альтернативного оборудования освоить новые рынки: Польшу, Украину, Россию, Индию, Бразилию, Турцию и др. Чтобы защитить своих производителей от экономической агрессии Китая, некоторые страны Евросоюза — Италия, Франция, Греция и Хорватия — в 2011–2012 гг. ввели требование локального контента.

"В Испании правило местной составляющей в том или ином виде применялось с 1995-го по 2004 г. Именно это позволило испанской компании Gamesa успешно развиваться, попав в десятку мировых производителей ветровых турбин. В Дании и Германии, "мягкие" (по ставке ниже рыночной) кредиты были предоставлены правительством для поддержки проектов со значительной долей национального оборудования в 1995–2004 годах", — рассказывает эксперт ассоциации возобновляемой энергетики "Альтернатива" Виталий Мурашкин.

Однако Поднебесная не намерена сдаваться без боя. В конце прошлого года Пекин направил официальную жалобу во Всемирную торговую организацию (ВТО), обвинив Италию и Грецию в дискриминации китайских поставщиков оборудования для солнечной энергетики. Какое решение по этому вопросу примет ВТО, неизвестно.

Аналогичные разбирательства сейчас ведутся и между другими странами. С 2010 г. продолжается судебный спор о местной составляющей в канадской провинции Онтарио, которая требует, чтобы до 60% оборудования, используемого для проектов альтернативной энергетики, было произведено в этом регионе.

Япония и страны ЕС пожаловались в ВТО, заявив, что политика властей канадской провинции Онтарио дискриминационна и направлена против присутствия иностранных компаний на местном энергетическом рынке.

Токио и Брюссель выиграли спор на первой стадии процесса. "Третейская группа подтвердила, что требование об использовании местного компонента нарушает принцип недискриминации ВТО. Однако в феврале этого года Канада обжаловала этот вывод", — сообщил в интервью "ДС" руководитель программ DIXI Group Роман Ницович.

Теперь к рассмотрению спора Японии и ЕС против канадских мер по стимулированию развития возобновляемой энергии подключился апелляционный орган ВТО. Канадцы считают, что действовали полностью в рамках обязательств, взятых на себя при вступлении во Всемирную торговую организацию.

Кроме Канады аналогичные претензии со стороны ВТО имеются к Бразилии, Индии, Индонезии и Нигерии. Чтобы решить проблему перепроизводства оборудования для объектов возобновляемой энергетики, Евросоюз лоббирует снятие ограничений по местной составляющей на рынках развивающихся стран. И Украина рассматривается как весьма перспективный рынок для сбыта этой продукции европейских производителей.

Во время визита в Киев европейский комиссар по вопросам торговли Карел де Гюхт заявил, что для подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС нашей стране необходимо выполнить ряд условий в экономической сфере.

Кроме прочего, Брюссель требует отменить механизм поддержки национальных производителей оборудования для возобновляемой энергетики, поскольку в Евросоюзе считают, что требование местной составляющей дискриминирует европейские компании на украинском рынке.

С этим мнением согласны и некоторые отечественные эксперты. "Требование местной составляющей противоречит правилам конкуренции, установленным Всемирной торговой организацией. Подавляющее большинство стран мира применяют стимулирующие механизмы типа "зеленых" тарифов или "зеленых" сертификатов, но не выдвигают одновременно с ними жесткие условия по доле использования национального оборудования", — говорит председатель правления Биоэнергетической ассоциации Украины Георгий Гелетуха.

Без биоэнергетики

Сейчас, согласно Закону "Об электроэнергетике", доля местной составляющей для ветровых, солнечных и электростанций на биомассе должна достигать 30%, а с 1 января следующего года — 50%. Для электростанций на биогазе требование о 30%-ном локальном контенте вступает в силу с 1 января 2014 г., о 50%-ном — с 1 января 2015 г.

Если доля местной составляющей не соблюдена, оператор ветропарка, солнечной электростанции или другого проекта возобновляемой энергетики не может рассчитывать на получение "зеленого" тарифа. Исключение сделано лишь для гидроэлектростанций и домохозяйств, которые используют солнечные установки: они могут продавать электроэнергию по льготным расценкам без соблюдения правила о локальном контенте.

Вводя требование о местной составляющей, украинские власти рассчитывали, что наши предприятия будут активно наращивать выпуск оборудования и комплектующих для всех видов альтернативной энергетики. Однако пока отечественных комплектующих катастрофически не хватает для выполнения законодательных требований о местной составляющей.

"В Украине налажено производство базовых низкотехнологических элементов для альтернативной энергетики. Становление современных высокотехнологических комплексов, способных отвечать требованиям рынка, только начинается", — отмечает Роман Ницович.

В наиболее выгодном положении оказались строители солнечных электростанций, поскольку у нас сравнительно много производителей профильного оборудования. Прежде всего это касается изготовления кремниевых пластин для солнечных элементов и готовых модулей (киевский "Квазар", компании "Пиллар", "Пролог Семикор", "Силикон" и др.).

Компания Activ Solar наладила на Запорожском заводе полупроводников выпуск поликремния, американская Progeny Solar перенесла свои производственные мощности по сборке фотоэлектрических модулей из Китая в Украину, холдинговая компания AEG Power Solutions создала в нашей стране "дочку" "ЗВ Пауэр Украина", которая специализируется на изготовлении инверторов и другого оборудования для солнечных электростанций.

Серьезный прогресс наблюдается в секторе ветроэнергетики. В этом году ООО "ФВТ-Украина" приобрело лицензию у немецкой компании Wind-to-Energy на производство ветроустановок мощностью до 3 МВт.

На сегодняшний день освоен выпуск башен, анкерных корзин (Краматорский завод тяжелого станкостроения), рам гондол (Новокраматорский машиностроительный завод), мелких металлоконструкций и деталей ("Оборудование транспортного машиностроения"), крупных деталей из стеклопластика ("Эста Лтд").

А вот с украинским оборудованием для биоэнергетики полный провал. Отечественные предприятия никогда не производили паровые котлы для сжигания биомассы мощностью свыше 10 МВт, паровые турбины мощностью 1–10 МВт, когенерационные установки на биогазе мощностью 0,1–1 МВт, технологическое оборудование для биогазовых установок и др.

И вряд ли выпуск большинства видов оборудования или их основных комплектующих для электростанций на биомассе и биогазе будет налажен за тот срок, что остался до введения требования о 50%-ной местной составляющей. "Это означает, что в ближайшее время полностью прекратится реализация проектов биоэнергетики", — предупреждает Георгий Гелетуха.

На законных основаниях

По мнению большинства опрошенных "ДС" экспертов, необходим более гибкий подход к использованию украинского оборудования в разных отраслях "альтернативки".

"В нынешнем виде требования местной составляющей должны быть отменены. Если правительство намерено поддерживать отечественного производителя, то это можно сделать другими способами — например, через налоговые льготы для предприятий машиностроения, которые развивают подобное производство, или через стимулы для девелоперов, использующих украинские товары, услуги, сырье или оборудование", — считает Роман Ницович.

По его словам, существующая норма местной составляющей может заставить девелоперов применять серые схемы ввоза зарубежного оборудования, которое получит украинское происхождение в процессе таможенного оформления или экспортно-импортных операций.

Представители биоэнергетического сектора настроены категорично. "Необходимо отменить любые требования по местной составляющей для проектов, претендующих на получение "зеленого" тарифа на электроэнергию из биомассы и биогаза. Именно такой подход соответствует общепринятой мировой практике и правилам ВТО", — полагает Георгий Гелетуха, добавляя, что отказ от этого правила активизирует приток иностранных инвестиций в альтернативную энергетику.

Своих коллег поддерживают и ветроэнергетики. "В биоэнергетике нужно однозначно отменить местную составляющую. А вот в ветро-энергетическом секторе на ближайшие два года следует оставить 30%-ную норму, поскольку уровень развития производственных мощностей и их состояние пока не позволяют Украине обеспечить 50% локального контента", — говорит глава правления Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков.

Однако некоторые эксперты считают необходимым на время сохранить требование локального контента, которое должно поддержать местных производителей.

"Прямо сейчас отменять правило местной составляющей не стоит — ситуация на рынке оборудования для альтернативной энергетики меняется очень быстро, под давлением китайского демпинга за последние несколько лет произошел ряд громких банкротств крупных производителей", — полагает Виталий Мурашкин.

По его мнению, отказаться от этой нормы можно будет лишь после того, как она выполнит свою задачу по защите отечественных производителей, не готовых пока конкурировать в первую очередь с азиатскими компаниями.

Украинские производители, естественно, выступают против изменения правил игры на рынке возобновляемых источников энергии. "Мы не одобряем возможную отмену для альтернативной энергетики правила местной составляющей. Ведь большинство заказов в данной сфере мы получаем именно благодаря этому правилу", — объясняет генеральный директор ПАО "Энергомашспецсталь" Максим Ефимов.

Однако не исключено, что Украина частично пойдет на уступки Евросоюзу. По словам заместителя председателя Госагентства по энергоэффективности и энергосбережению Сергея Дубовика, правительство рассматривает возможность корректировки требований по использованию отечественного оборудования при строительстве объектов возобновляемой энергетики.

В частности, речь идет о снижении уровня локализации до 20–25% для всех видов возобновляемых источников энергии. "Мы не можем согласиться с тем, что местную составляющую надо отменять. Это рушит наши планы, потому что одновременно с развитием возобновляемой энергетики у нас встали на ноги производители оборудования для солнечной и ветроэнергетики", — заявил чиновник.

Виталий Мурашкин, эксперт АВЭ "Альтернатива": "Прямо в пасть азиатским тиграм?"

С момента, когда государство ввело стимулирующие "зеленые" тарифы для производителей электроэнергии из возобновляемых источников установленная мощность "альтернативки" выросла в 7,5 раз — с 127 до 960 МВт. И нет никаких сомнений, что к концу года она превысит 1 ГВт.

Но "зеленый" тариф имеет и свои ограничения. Для его получения, согласно Закону "Об электроэнергетике", необходимо выполнить требование о местной составляющей. Именно данная норма стала объектом серьезных дискуссий, особенно сейчас, в процессе переговоров об ассоциации с ЕС. Мотивы введения местной составляющей как в Украине, так и в других странах, лежат на поверхности — содействие развитию машиностроительного сектора национальных экономик, создание ряда сопутствующих бизнесов и "зеленых" рабочих мест.

Причем количество рабочих мест в сопутствующих отраслях может быть на порядок выше, чем непосредственно в "зеленой" энергетике. Так, на одно новое рабочее место при производстве солнечных батарей приходится около шести в смежных и обслуживающих отраслях — химической промышленности, логистике, металлургии и т. д.

Важным шагом к развитию альтернативной энергетики в Украине стало вступление страны в Европейское энергетическое сообщество в 2011 г. Следующий шаг — планируемое подписание ассоциации с ЕС, что даст возможность энергетической системе Украины интегрироваться в европейскую, стать менее монополизированной.

Вместе с тем страны ЕС предлагают нам отказаться от защиты собственных производственных мощностей для предоставления "равных возможностей" всем изготовителям оборудования. В качестве компромисса предлагается снизить норму местной составляющей до 20–25%. При этом не учитывается тот факт, что "зеленая" энергетика в Европе активно функционирует уже больше десяти лет, а в Украине генерация из возобновляемых источников только начинает развиваться.

Именно после того как Европа сделала все, чтобы дать своей отрасли альтернативной энергетики вырасти и окрепнуть, международные организации и объединения заговорили о том, что использовавшиеся для этого меры противоречат правилам международной торговли и пр. Действительно, с развитием "зеленого" сектора энергорынка в Европе поддержка местных производителей уменьшалась, но полностью не исчезла даже сегодня.

А вот ослабление поддержки своих производителей (даже при наличии привлекательных "зеленых" тарифов) привело к резкому ослаблению их позиций на рынке, усилению демпинга со стороны Китая. В результате китайской экспансии о банкротстве или поглощении вынуждены объявить многие европейские производители оборудования для возобновляемой энергетики. Это такие компании, как Solon (порядка 1000 рабочих мест), Q-Cells (около 2500 рабочих мест), франкфуртский завод First Solar (порядка 1200 рабочих мест) и др.

Очевиден тот факт, что если конкуренции не выдержали именитые европейские производители, то украинским будет сложно и подавно. Именно поэтому прямо сейчас отменять норму по местной составляющей не стоит: ситуация на рынке меняется очень быстро и из лидеров по скорости внедрения "зеленых" технологий можно быстро превратиться в аутсайдеров.

Кроме того, на сегодняшний день Украина уже рискует 15 тыс. рабочих мест, задействованными на производствах в "зеленой" энергетике и в сопутствующих бизнесах.

Вместе с тем поле для деятельности по работе с местной составляющей есть, многие законодательные нормы прописаны не очень конкретно, допускают неоднозначные толкования, например по разделению стоимости при производстве компонентов электростанций. Убрать же требование местной составляющей можно будет после того, как оно выполнит свою задачу по защите местных производителей и привлечению иностранных инвестиций.

Движение назад

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект №2946 от 26.04.2013 г. "О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии".

Его авторы (депутаты от ПР Владимир Медяник, Анатолий Близнюк, Геннадий Федоряк, Иван Попеску и Владимир Сальдо) предлагают отменить требование относительно доли местной составляющей для проектов, претендующих на получение "зеленого" тарифа на электроэнергию, производимую из биомассы, биогаза и бытовых отходов.

Вполне вероятно, что в ближайшее время появится новая редакция этого законопроекта, предусматривающая уменьшение размера местной составляющей для ветровых, солнечных и электростанций на биомассе, а сроки распространения этого правила на биогазовые электростанции могут быть перенесены на более позднее время.

Если же наша страна все-таки откажется от требований локального контента, то это приведет к сворачиванию мощностей отечественных предприятий, производящих оборудование для генерации электроэнергии из возобновляемых источников. Украинские "альтернативщики" будут закупать необходимую продукцию за границей, поддерживая иностранных производителей.