Экономика

Ассоциация по расчету

Допивая вторую чашку кофе, итальянец Массимо Романо признается, что в Киеве этот напиток ничем не хуже того, что продается в Риме. Как, впрочем, и мно

Соглашение об Ассоциации с ЕС, в рамках которого между объединенной Европой и Украиной должна заработать зона свободной торговли, не принесет сиюминутных выгод ни одной из сторон. Однако на старте подписания договора Украина находится в более сложном положении. Угнаться за европейскими перспективами нам будет не просто. Для этого необходимо хотя бы знать, о каких рисках молчат европейцы.

Допивая вторую чашку кофе, итальянец Массимо Романо признается, что в Киеве этот напиток ничем не хуже того, что продается в Риме. Как, впрочем, и многое другое.

Массимо — один из крупнейших поставщиков овощей и фруктов в страны Европы. Его кампания G.A.M. di Romano M.G. S.R.L зашла на украинский рынок семь лет назад и сегодня, оценивая результаты ее работы, итальянец не пытается хитрить: "Страна, где живет 45 млн людей, не может быть неинтересна крупному бизнесу!"

Говоря о возможном подписании договора о ЗСТ с ЕС, Романо уверен, что с финансово-экономической точки зрения такая перспектива значительно упростит ему жизнь, ведь отмена пошлин станет главным козырем для всех желающих полноценно работать на украинском рынке.

При этом украинским производителям за ответные привилегии придется побороться, ведь у ЕС остается множество рычагов влияния на рынок украинских товаров.

Спасательный круг

По самым скромным подсчетам украин­ского Минэкономразвития и торговли, в результате уменьшения и отмены пошлин европейские экспортеры, поставляющие в нашу страну товары, будут экономить не менее €391 млн в год.

Свои выгоды в виде €434 млн в год получат и украинские экспортеры в ЕС. Однако, в отличие от европейской, наша перспектива выгод остается под вопросом. Из-за низкого качества отечественной продукции, которое играет на руку европейцам.

Последние, несмотря на громкие заявления о непривлекательности инвестиционного климата Украины, полушепотом признают, что наша страна для них — огромный рынок сбыта, который нужно непременно освоить.

"Выгод для ЕС предостаточно — это рост европейских компаний, их инвестиции в украинский бизнес, отмена таможенных пошлин и многое другое, — рассказывает Линас Линкявичус, министр иностранных дел Литвы. — Украина является главным участником "Восточного партнерства" и соглашение об Ассоциации позволит Евросоюзу открыть новые для себя рынки сотрудничества".

Бывшие чиновники ЕС в своих оценках важности украинского рынка для Европы еще более прямолинейны. В условиях тонущей экономики Запада отечест­венный рынок они называют не иначе как "катализатором европейской экономики", а саму Украину — спасательным кругом ЕС.

Экс-премьер-министр Италии Романо Проди, возглавлявший в 1999-2004 годах Еврокомиссию, вспоминает 2004 год, когда к ЕС присоединились 10 новых государств, в основном из стран бывшего советского блока. Они, по его мнению, во многом напоминали Украину.

"Сегодня эти "новые члены" являются оплотом Европы, — говорит Романо Проди. — Если европейские лидеры воспользуются возможностью более тесно сотрудничать с Украиной, она может пойти еще дальше. 46 млн трудолюбивых, образованных людей, мощный промышленный потенциал экспортных отраслей и огромная сельскохозяйственная отрасль могут помочь оживить Европу в условиях экономической стагнации и кризиса".

Впрочем, мало кто из европейских политиков в открытую говорит, что пока мощный украинский потенциал будет подстраиваться под европейские стандарты, продукция ЕС сможет абсолютно беспрепятственно и беспошлинно наводнять украинский рынок, создавая жесткую конкуренцию для отечественного производителя.

Что-то не договаривают

Во многом мифические "европейские стандарты" — главная проблема украинского бизнеса. Причем не только экспортеров, но и тех, кто работает на внутреннем рынке страны. Все еще не понимая, что будет после подписания ЗСТ с ЕС (подробнее — см. "Игра вслепую", "ВД"), наши бизнесмены боятся конкуренции с европейцами. И не случайно.

"В отличие от украинских стандартов качества наши стандарты безоговорочно признаются во всем мире, — говорит Антонио Пикалло, собственник свиной фермы в испанской провинции Бадахос. — И нужно отдать должное правительству ЕС, которое в договоре о ЗСТ с Украиной оставило возможность этим пользоваться. Под видом несоответствия стандартам и сертификатам ЕС у нас будет возможность ограничения любых украинских товаров на европейских рынках".

При этом никаких адекватных мер сама Украина предпринять не сможет, поскольку, вступая в ВТО, обязалась принимать сертификаты стран происхождения товаров.

Впрочем, после подписания договора о ЗСТ с ЕС европейцы будут рассматривать Украину не только как рынок сбыта, но и как площадку для размещения произ­водственных мощностей своих компаний. В первую очередь — аграрных.

И хотя Минэкономразвития и торговли рапортует о выгоде в €330 млн в год для украинских сельхозпроизводителей, на самом деле вкус этих денег может оказаться горьким.

Мало кто знает, но в экономическом прогнозе Ukrainian Economic Trends Forecast, летом этого года составленном аналити­ческой группой Da Vinci AG, Ук­раине в ближайшие пять-семь лет отводится роль ключевого производителя ГМО на всем европейском континенте. И это притом что сейчас в Украине выращивание ГМО запрещено.

Эксперты компании, которые готовили аналитическую записку, отмечают, что ЕС продолжит политику сдерживания наращивания своих площадей под ГМ посадочный материал, в то время как тренд активного распространения ГМ производства за счет развивающихся стран (в том числе и Украи­ны) сохранится.

На этом фоне скандальное предложение министра аграрной политики Николая Присяжнюка о намерении разрешить в Украине выращивать генетически модифицированную продукцию, прозвучавшее на прошлой неделе, выглядит весьма подозрительно.

Не исключено, что за этим стоят европейские лоббистские агрокомпании, для которых, по данным Da Vinci AG, именно в Украине открываются отличные перспективы ввиду неограниченных возможностей по лоббированию данного вопроса и отсутствия надлежащего государственного контроля над выращиванием ГМО в нашей стране.

Пикантная ситуация, о которой европейцы также предпочитают молчать, складывается и в финансовом секторе. После того как Верховная Рада не без европейского лобби разрешила международным финансовым организациям выпус­кать облигации в национальной валюте, на рынке кредитования малого и среднего бизнеса наметился передел.

Главный банк объединенной Европы — ЕБРР — будет предоставлять кредиты на более долгий срок, чем это делают отечественные банки — от двух до пяти лет. При этом предпочтение будет отдаваться тем компаниям, которые не имеют экспортной выручки и работают внутри экономики страны. А вот самым неприятным моментом для украинских банков могут оказаться ставки по европейским кредитам, ведь в Европе они существенно ниже, чем в Украине.

"Мы уже согласовали с Нацбанком режим работы наших счетов, и все техно­логические проблемы в этом направлении должны исчезнуть, — с гордостью заявил в интервью "ВД" Александр Павлов, старший банкир ЕБРР в Украине. — А что касается конкуренции, то мы не ставим вопрос соперничества".

Впрочем, кому как не главному банкиру ЕБРР знать, что при существующей кредитной системе Украины с ее заоблачными ставками и высокими требованиями к заемщику именно доступные европейские кредиты станут спасением для многих предпринимателей. В то время как отече­ственные банки могут оказаться не у дел.

(Кликните, чтобы увеличить)

Правильный подход

Показательно, что большинство политиков в Украине возможное подписание соглашения об Ассоциации с ЕС (зачастую даже не зная, о чем в этой самой Ассоциации идет речь) пытаются представить как личную внешнеполитическую победу. Но это не так.

В высших кругах ЕС, где всем заправляют технократи­ческие Германия и Франция, политические мотивы любых соглашений всегда подчинены экономическим интересам. И если документ между ЕС и Украиной и впрямь будет подписан, то явно не потому, что Украина себя хорошо вела или выполнила какие-то там условия.

Главная причина подписания одна — соглашение экономически выгодно самому Евросоюзу. При этом роль политической подоплеки, скорее, сводится к выгодам ЕС в геополитическом смысле. И здесь, в отличие от экономических убеждений, европейцы не так единодушны.

"Пока в ЕС кроме Польши и нескольких других стран все еще не понимают возможных последствий от выбора Киевом внеш­неполитического курса развития, — говорит Йошка Фишер, экс-глава МИД Германии. — Но я уверен, что наша стратегическая ситуация изменится, если Украина двинется на Восток".

Как бы там ни было, но Украина все же движется на Запад, хотя и рассчитывать на скорое получение выгод от зоны свободной торговли с Европейским союзом нам не приходится.

Чтобы добиться преимуществ, украинскому бизнесу необходимо четкое понимание работы механизмов, скрытых в договоре об Ассоциации с ЕС.

При этом власть должна быть готова не на словах, а на деле внедрять европейские стандарты качества во всех сферах экономики. Лишь в этом случае у нашей страны есть возможность претендовать на существенные выгоды от Ассоциации с Евросоюзом.

В противном случае евроинтеграция, даже принесенная на блюдечке, может стать самым настоящим ящиком Пандоры, как это уже произошло с Грецией. Но если родину олимпийских игр ЕС спасает всем миром, уж нас-то из этого болота наверняка никто вытаскивать не станет.

Читайте также: Анна Деревянко: На первых порах Ассоциация будет прерогативой европейских или транснациональных кампаний, но это нормально

Димитрис Гиотис: В Украине большой рынок, и это не может не привлекать