Экономика

Банкует Банковая

После того как три года назад в Украине стартовала судебная реформа, в Национальной школе судей провели анкетирование. Анонимное. Этот факт, очевидно,

Судебная система не является независимой — решения судов по участникам митингов против действий власти стали еще одним доказательством этого тезиса. Не говоря уже о множестве решений, вынесенных в делах против бизнеса. Чтобы гарантировать  беспристрастность Фемиды, политическое руководство страны должно ликвидировать ряд неформальных рычагов давления на судей.

После того как три года назад в Украине стартовала судебная реформа, в Национальной школе судей провели анкетирование. Анонимное. Этот факт, очевидно, гарантировал искренность отвечавших на вопросы. Среди прочего у них поинтересовались: "Самостоятельны ли вы в принятии судебного решения при рассмотрении дела?". 94% судей ответили отрицательно.

От кого сегодня зависимы представители судейского корпуса? Главным центром влияния на Фемиду сами судьи, юристы и эксперты в области права считают Банковую. Неформальная подчиненность людей в мантиях окружению президента стала главным следствием судебной реформы, цель которой заявлялась как прямо противоположная — обеспечить независимость судов.

Социологическая служба Центра Разумкова в этом году опросила 140 экспертов — судей, юристов и адвокатов, преподава­телей юридических вузов, сотрудников прокуратуры, МВД, СБУ, народных депутатов, членов Конституционной Ассамблеи, Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей, представите­лей Администрации президента и аппарата Государственной судебной администрации.

Лишь 3% из них считают судебную систему Украины независимой. Второе и третье место по уровню влияния на служителей Фемиды разделили между собой органы прокуратуры и парламент. "ВД" выяснила, какие шаги следует предпринять, чтобы минимизировать административное давление на обладателей судейских мантий.

(Кликните, чтобы увеличить)

Президент на связи

Если вчитаться в полномочия главы государства в вопросе назначения и увольнения судей, может сложиться впечатление, что заявления о тотальном подчинении судебной системы Банковой — лишь плод богатого воображения. С юридической точки зрения возможности президента и его администрации оказывать влияние на суды достаточно скромны.

"Все изменения в законодательстве, касающиеся назначения и увольнения судей, в обязательном порядке проходили анализ в Венецианской Комиссии. И ее рекомендации очень четко учтены в законодательстве, — защищает президента Валерия Лутковская, уполномоченный Верховной Рады по правам человека. — Суть этих рекомендаций состоит в том, чтобы свести "на нет" влияние на этот процесс, как парламента, так и президента".

Формально все верно. Но совсем другая картина открывается, если разобраться, кто контролирует состав двух ключевых органов в системе назначения и наказания судей — Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей. Эти структуры де-факто контролируют три  главных центра юридического влияния в Партии регионов — Андрей Портнов, Сергей Кивалов и Александр Лавринович.

84% опрошенных Центром Разумкова представителей судебной системы и юридического сообщества полагают, что Высший совет юстиции не является независимым и политически неангажированным органом.

Поэтому реальную, а не виртуальную независимость судей не обеспечить без переформатирования состава ВСЮ и ВККС. "Во многих странах эти структуры не разделяют на две отдельных, вполне эффективно функционирует один орган, разделенный на подкомиссии. Одни занимаются отбором судей, а другие — их дисциплинарной ответственностью, — говорит Николай Сирый, старший научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины, адвокат. — Но если не вдаваться в дискуссию — должен ли это быть один орган или два — то с принципиальной точки зрения речь идет о следующем. Формироваться эти органы должны исключительно исходя из принципа равного представительства всех судей. Вот если есть в Украине 9 тыс. судей, то голос каждого из них должен быть учтен. Посредством реформы 2010 г. был нарушен этот фундаментальный принцип".

Большинство в Высшем совете юстиции должны составлять судьи, избранные самими судьями. Это означает, что помимо переформатирования ВСЮ и ВККС придется изменить подход к формированию органов судейского самоуправления, делегирующих в них своих представителей.

Ведь Съезд судей Украины и нижестоящие органы также неформально подконтрольны главным идеологам судебной реформы (подробнее — см. блиц-интервью с Романом Куйбидой).

"Чужой" председатель

Глава суда — важное звено в системе негласного влияния на выносимые решения. Да, полномочия председателей судов урезаны, а дела между судьями распределяет автоматическая система. Но и это — фикция. К пожеланиям председателя, назначенного Высшим советом юстиции, сложно не прислушаться.

"Чиновник или депутат, как правило, не выходит на конкретного судью, он работает через председателя суда, его заместителей, которые уже адресуют просьбу конкретному подчиненному", — рассказывает экс-судья Апелляционного суда Киева, пожелавший сохранить инкогнито.

Василий Маляренко, председатель Верховного Суда Украины (2002-2006 гг.), член Конституционной Ассамблеи, в одном из интервью констатирует: "Принято много нормативных актов, направленных на обеспечение независимости судей, но судейство не стало более независимым. Председателя суда как вызывали в соответствующие кабинеты, так и продолжают вызывать. Как согласовывали его продвижение по службе, так и продолжают согласовывать. Как вызывал председатель судью, так и продолжает вызывать. Как клянчил председатель суда деньги у исполнительной власти, так и продолжает клянчить".

Есть несколько способов минимизировать зависимость судей от их непосредственного начальства. Радикальный вариант — упразднить должность председателя суда как таковую, доверив решение хозяй­ственных вопросов управляющему аппаратом. Но это решение громоздко и технически сложно выполнимо.

Более реалистичный вариант — передать функции по избранию председателя коллективам судей. Адепты такого решения аргументируют его тем, что судья, избранный своими подчиненными, скорее, будет чувствовать себя зависимым от них, нежели от Высшего совета юстиции, в настоящее время подконтрольного политикам.

"Обратите внимание на то, как сложно повлиять на судью Верховного Суда. Почему? Потому что председателя Суда и его заместителей выбирает коллектив судей. При таком подходе судьи не позволят, чтобы им давали незаконные указания или каким-либо способом на них давили, — полагает Василий Маляренко. — Если мы хотим, чтобы судья не был зависимым от председателя суда, а председатель суда — от других, последний во всех судах должен избираться коллективом судей".

В подтверждение этого тезиса — еще одна выдержка из анкетирования представителей Национальной школы судей. На вопрос: "Кто должен выбирать председателя суда и его заместителя, чтобы обеспечить независимость судей?", 66% респондентов ответили: "Коллектив судей".

Стоит ли упоминать, что идеологи судебной реформы задумываются вовсе не об этом? На рассмотрении парламента сейчас находится законопроект, предлагающий вернуть председателям судов часть полномочий и предоставить право определять специализацию судов.

По мнению экспертов, это даст возможность абсолютно законно обходить автоматизированное распределение судебных дел (сейчас для этого нужно исхитриться, "отправляя" судей на больничные, в отпуска или "добрасывая" им дела в срочном порядке). Один из инициаторов "нововведения" — нардеп и член Высшего совета юстиции Сергей Кивалов. Председатели судов за последние три года сменились на лояльных к власти — и их покровители тут же изъявили желание отменить судебную реформу в ее прогрессивной части.

Друзья прокуратуры

Еще один центр влияния на судей — прокуратура. Люди в мантиях крайне редко могут позволить себе идти против обвинения. Обвинительный акт следователя "слово в слово" копируется судьей в приговор — это реальность украинского правосудия.

"В судебной практике сложилась печальная традиция: прокуратура всегда поддерживает следователя, а судья всегда поддерживает прокуратуру, — утверждает Александр Субботин, партнер юридической компании "Тарасов и партнеры". — Прокурор не может ошибаться — это установка большинства украинских судей. Если обвинительный акт утвержден прокурором, считайте, человек уже виновен. У него есть шанс выйти сухим из воды, только если будет оправдательный приговор, а оправдательных приговоров в Украине практически нет. Их меньше 1% от общего числа. Безусловно, в каждом суде есть "белые вороны" — судьи, пытающиеся принимать беспристрастные решения и не склонные безоговорочно поддерживать прокуратуру. Но при наличии заинтересованной стороны на них не составляет труда надавить — через проверки и расследования в отношении самого судьи".

Для судей, чье мнение расходится с позицией прокуратуры, подрывая авторитет последней, есть убедительный кнут — жалобы, способные перерасти в дисциплинарную ответственность и даже прощание с мантией. Повод для их написания у прокуратуры всегда под рукой. Например, нарушение сроков рассмотрения дела.

"Необходимо устранить из законодательства ряд заведомо невыполнимых норм. К примеру, нормы о сроках рассмотрения дел. Эта норма сейчас невыполнима в принципе. Ее нарушают все без исключения судьи, — признает Игорь Колиушко, член Конституционной Ассамблеи, пред­седатель Центра политико-правовых реформ. — А власть лишь решает, кого из них привлечь к ответственности".

Практикующие адвокаты — постоянные свидетели зависимости судейского корпуса от прокурорских. "Судьи привыкли так слушать прокуроров", — утверж­дает собеседник "ВД" в юридических кругах. — Очевидно, они должны пройти серьезную переквалификацию. Речь как минимум об общих судах".

"Система подготовки юристов должна быть качественно изменена. Если говорить очень просто, то юристов должны учить не знаниям законодательства, а умению и обязанности защищать справедливость, — утверждает Николай Сирый. — В недемократическом обществе учат применять действующее законодательство, не думая о том, насколько оно справедливо и правомерно. В недемократической системе запрещается даже рассуждать о правильности поведения вышестоящих органов. Все, что делает власть, — это хорошо. Это основная парадигма недемократического юриста. Демократический юрист должен думать и действовать иначе. В нашей системе подготовки юристов, к сожалению, еще есть очень серьезные недостатки, и тем она отличается, скажем, от системы подготовки юристов в европейских странах".

Судебная реформа, начатая в Украине три года назад, продемонстрировала виртуозное умение ее идеологов наращивать собственное влияние на суды, формально выполняя европейские требования. Самое время взяться за обеспечение независимости судей. На этот раз не виртуальной.

Читайте также: Александра Павленко: Обоснованные жалобы юристов на судей превращаются в карты в чьей-то чужой игре

Роман Куйбида: Влияние политической власти на судей неформальное