Экономика

Беглец для заграницы

Когда летом этого года скандальная активистка женского движения Femen Инна Шевченко получила политическое убежище во Франции, отечественный политбомон

За статус политэмигранта они готовы платить сотни тысяч долларов, порой прибегая к незаконным способам. "ВД" решила понять, как им это удается.

Когда летом этого года скандальная активистка женского движения Femen Инна Шевченко получила политическое убежище во Франции, отечественный политбомонд взорвался.

"Она ведь только грудью трусить умеет! Какой из нее беженец, да еще и политический?!" — возмущались парламентарии, позабыв о политкорректности. Резче всех оказался регионал Вадим Колесниченко. На вопрос, чем украинская феминистка "подкупила" французов, он отвечает без тени сомнений: "Femen — коммерческий проект! Во Франции они продаются и приносят доход инвесторам!"

Так ли это на самом деле — точно не известно. Однако рекордно короткий срок, за который Шевченко предоставили политическое убежище, лишь напускает туману. Как ни крути, но большинство людей аналогичного решения ждут годами, а украинскую феминистку в число политэмигрантов приняли всего за полгода.

Сама Шевченко, с которой "ВД" связалась по телефону, поспешность французских властей в отношении себя комментировать отказалась. Зато ее сподвижницы в Украине на условиях анонимности заявляют, что ключевую роль в этом вопросе сыграл художник Оливье Сиаппа, замолвивший за нее словечко перед французскими властями.

Недавно он изобразил украинскую феминистку на новой почтовой марке Франции, после чего стал любимцем французского президента Франсуа Олланда, назвавшего образ Шевченко не иначе как символом Франции.

Впрочем, так беззаботно обрести "корочку" политэмигранта везет единицам. Финансово-экономический кризис заставляет страны экономить даже на политических беженцах.

Легенда

Самая большая проблема украинских полит­эмигрантов — доказать факт политических репрессий в Украине. Из-за этого процесс получения убежища за границей во многом напоминает работу шпиона. Без правдоподобной легенды здесь не обойтись.

Причем если преследования в Украине с трудом тянут на политические, придумывание легенды лучше всего доверить профессионалам. В противном случае иностранные спецслужбы могут вам не поверить.

Так произошло с бывшим народным депутатом Андреем Шкилем, который вслед за мужем Юлии Тимошенко Александром и экс-министром экономики Богданом Данилишиным попросил в Чехии политического убежища. Полгода усилий оказались тщетными.

"Все обращения по предоставлению политического убежища рассматриваются МВД Чехии в индивидуальном порядке, и третьим странам об их подробностях не сообщается", — заявила "ВД" Зденька Цайсова, второй секретарь политического отдела чешского посольства в Украине.

Впрочем, если уж Андрей Шкиль не получил политическое убежище в Чехии, похоже, он просто не смог доказать факт политических преследований в Украине. На этом фоне пояснения политика, дескать, чехи ему отказали из-за того, что в паспорте у него вклеена французская мультивиза, вызывают улыбку. Как, впрочем, и желание политика снова попробовать получить статус беженца, но уже во Франции.

Дело в том, что миграционные службы этой страны разработали перечень так называемых "благополучных стран", выходцам из которых политическое убежище предоставляется крайне редко. В их числе находится и Украина, хотя Андрея Шкиля это нисколько не смущает. Ведь на сей раз он хорошо подготовился, заручившись поддержкой украинских парламентариев в виде рекомендательного письма. Вот только в силу этого документа знающие люди верят с трудом.

"Если на родине у вас нет войны, а политический режим не признан мировой общественностью как диктаторский, велика вероятность, что вам откажут, — рассказывает Виктор Сидоренко, уже второй год ожидающий политубежища в одной из стран Европы. — Легенду я придумывал сам, вероятно, поэтому мой вопрос и решается так долго. Зато в лагере для беженцев я познакомился с несколькими людьми, которые все делали через специальные фирмы. Уже через год паспорта политических беженцев у них были в кармане".

Чтобы найти помощников в этом деле, достаточно заглянуть в интернет. Объявлений вроде "с помощью придуманной мною легенды помогу добиться статуса беженца в одной из европейских стран" там великое множество. Но зачастую они исходят от весьма сомнительных лиц, таинственно заявляющих, что только они знают слабые места европейского законодательства о беженцах.

(Кликните, чтобы увеличить)

Широка земля моя родная

Дабы не попасть в руки мошенников, за юридической помощью лучше всего обращаться уже на территории государства, куда собрался беглец. Большинство правозащитных и общественных организаций в этом вопросе консультируют совершенно бесплатно. Правда, никаких гарантий они дать не могут.

А вот юридические фирмы при наличии у вас денег конечный результат гарантируют. Хотя и он всецело зависит от суммы, которую клиент готов заплатить. И если за $1 тыс. человека лишь проконсультируют и помогут придумать ту самую легенду, начиная от $5 тыс. его обеспечат не только полным юридическим сопровождением, но и гарантией, что результат будет положительный.

И если по каким-то причинам в политическом убежище все же откажут, к тому времени у вас уже будет вид на жительство и разрешение на работу в стране.

Причем экономическое благополучие страны назначения прямо пропорционально стоимости услуг таких фирм: чем оно выше, тем больше цена вопроса. Хотя и тут можно попасть впросак. Тенденция последних лет показывает, что география самых модных стран для беженцев активно меняется.

"Ранее огромной популярностью у политических беженцев пользовались Канада и Великобритания, но эти страны с недавних пор ужесточили правила получения политического убежища, — рассказывает Алексей Пуха, управляющий партнер юридической компании Aleksey Pukha & Partners. — Поэтому предприимчивые политэмигранты в качестве страны назначения чаще всего выби­рают Данию или Швецию".

Скандинавские страны пользуются особым почетом у тех, кто хочет затаиться. Ведь новости оттуда в украинское информационное пространство просачиваются крайне редко, а условия пребывания и размер льгот политических беженцев позволяет прекрасно себя чувствовать даже человеку с небольшим достатком.

Впрочем, сфера международных отношений настолько коррумпирована, что человека без статуса и денег нигде не ждут. "Поймите, в зажиточных странах рады будут далеко не всем, — объясняет Сергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований. — У того же Богдана Данилишина или Александра Тимошенко есть деньги, знакомства в партийной верхушке Европейской народной партии благодаря экс-премьеру. Поэтому они без проб­лем стали политическими беженцами. Те, у кого нет ни связей, ни денег, рискуют остаться ни с чем".

Сколько всего украинцев бежали из страны по политическим мотивам за годы ее независимости, точно не известно. Эксперты, с которыми пообщалась "ВД", осторожничают, заявляя, что любой побег можно расценивать как политический. Но если сосредоточиться на самых громких эпизодах, цифра приблизится к полусотне. Официальной статистики на этот счет отечественный МИД не ведет.

Зато "ВД", проведя собственное исследование, пришла к выводу, что, кроме стран Евросоюза, популярным направлением политэмиграции ввиду территориальной и ментальной близости остается Россия (подробнее — см. "Самые резонансные поли­тические побеги из Украины за последнее десятилетие").

Правда, полит­эмигрантами украинские беглецы, попадающие в Россию, зачастую бывают недолго. В определенный момент практически все они получают паспорт гражданина РФ.

Игра ва-банк

Все украинцы, которые просят политического убежища за границей, до этого в той или иной мере были на крючке у правоохранительных органов. Поэтому пересечь границу для них — целая проблема, которая зависит от того, возбуждено ли против них уголовное дело. Если нет, то выезд за рубеж вряд ли обойдется дороже $15 тыс. В противном случае такса стартует от $100 тыс.

"Сложнее всего выехать, если уже выдан ордер на арест человека, — рассказывает Виталий, работающий на одном из пунктов пересечения границы. — Тут уж как договоришься. Пограничнику главное, чтобы самому не подставиться. Поэтому беглец должен заранее позаботиться о чистоте проездных документов. Бегут ведь люди известные, и мы их всех знаем. Но если с документами у них все в порядке, причин не выпускать человека из страны просто нет. Все остальное — исключительно риски пограничника. Так что меньше чем за $200 тыс. договориться не получится".

Пограничник не исключает, что опальный ректор Национального университета государственной на­логовой службы Петр Мельник, погоревший на взятке, именно так и пересек украинскую границу.

Однако уже по ту сторону кордона политических мотивов преследования может оказаться недостаточно. Поэтому самые изощренные политэмигранты стараются получить более весомые аргументы для иностранных спепцслужб. К примеру, инсценируют покушение на свою жизнь. По данным столичного милицейского главка, именно так поступил журналист Анатолий Шарий, в которого летом 2011 года стреляли.

Милиция уверена, что это была инсценировка, на что сам Шарий отвечает: "Дело сфальсифицировано. МВД и прокуратура Украины так до сих пор внятно и не пояснили, зачем мне нужно было стрелять в собственную машину из винтовки, которая нигде не зарегистрирована?" Как бы там ни было, но таинственная история с покушением на журналиста сыграла в его пользу. Теперь Шарий — политический беженец в Литве.

И все же желание убежать из страны зачастую никак не связано с реальной угрозой политических и каких бы то ни было иных преследований в Украине. Большинство тех, кто решается на побег, делает это "на всякий случай". Как только власть в стране изменится, политэмигранты тотчас же вернутся домой.

Читайте также: Михаил Поживанов: Любое передвижение по миру беженец должен согласовывать с министерством иностранных дел страны, давшей ему политическое убежище

Денис Олейников: После финансового кризиса усложнилась процедура получения любого убежища