Экономика

Битва за Ближний Восток

На этой неделе Конгресс США решит, стоит ли стране ввязываться в гражданскую войну в Сирии. Демократы и республиканцы уже высказались за поддержку ини

На этой неделе Конгресс США решит, стоит ли стране ввязываться в гражданскую войну в Сирии. Демократы и республиканцы уже высказались за поддержку инициативы Барака Обамы применить силу против Дамаска.

Следовательно, избежать нового международного силового конфликта на Ближнем Востоке вряд ли удастся. И если намеченное вторжение пройдет по плану, то вскоре Белый дом может избавиться от еще одного неугодного режима в этом регионе.

А это серьезно ударит по позициям России, на протяжении многих лет поддерживающей тесные отношения с Сирией. Успех сирийской кампании приблизит Штаты к решению главной ближневосточной проблемы: нейтрализации ядерного потенциала еще одного регионального партнера Кремля — Ирана. Однако достигнуто это будет ценой мира на всем Ближнем Востоке.

Полный разворот

Начав свой первый президентский срок как миротворец, Барак Обама может закончить второй как военный агрессор. Ведь с запуском первых ракет "Томагавк" по военным целям в Сирии, который может стартовать в ближайшие часы, хозяин Белого дома перечеркнет все достижения, за которые получил Нобелевскую премию мира в 2009 г.

А это и вывод американских войск из Ирака, и закрытие скандально известной тюрьмы для террористов Гуантанамо, и инициированное им подписание договора с Россией о сокращении стратегических вооружений.

Ответственность за развязывание войны американский президент разделит с парламентом, к которому он обратился за поддержкой, незамедлительно получив ее. Хотя конституция США позволяет главе государства как главнокомандующему решать такие вопросы единолично.

Разработанный администрацией президента США план вторжения в Сирию свидетельствует о том, что главный "мировой жандарм" сделал серьезные выводы из опыта военных кампаний в Афганистане и Ираке. Белый дом пока отказался от проведения наземной операции и делает ставку лишь на авиационные удары, минимизируя возможные потери личного состава и расходы на военную кампанию.

Кроме того, Вашингтон установил четкие временные рамки атаки (60 дней с возможным продолжением еще на 30) и довольно четко сформулировал цель вторжения: уничтожение баз с химическим оружием. То есть на этот раз США формально не намерены своими силами свергать правящий режим в Сирии, как это было в Афганистане и Ираке, а также строить в стране демократию, параллельно зачищая ее от исламских террористов.

Избрав такой подход, администрация Барака Обамы хочет избежать ответственности за последствия готовящегося удара по Дамаску. Ведь очевидно, что предстоящая огневая атака способна серьезно ослабить боеспособность местной армии, которая и без того измотана почти двухлетней гражданской войной. А этим непременно воспользуются сирийские повстанцы, получающие серьезную финансовую и техническую помощь от Саудовской Аравии, Катара и Франции. И вполне вероятно, что местной оппозиции в конечном итоге удастся свергнуть режим президента Башара аль-Асада.

Есть у войны начало…

Собственно, в этом и заключается основная цель готовящейся США огневой атаки по Дамаску. Ведь Белый дом потребовал от президента Башара аль-Асада уйти в отставку еще в 2011 г., когда захлестнувшая Ближний Восток "Арабская весна" переросла в Сирии в гражданскую войну.

Перейти от требований к конкретным действиям Бараку Обаме все это время мешал Совет безопасности ООН, от которого США так и не удалось добиться принятия разрешительной резолюции для военных действий в Сирии. И тут в конце августа как нельзя кстати пришлось применение якобы войсками сирийского президента химического оружия против повстанцев, повлекшее за собой многочисленные жертвы среди мирного населения.

Однако ни Конвенция о запрещении химического оружия (от 29 апреля 1997 г.), к которой Сирия не присоединилась, ни подписанный Дамаском Женевский протокол о запрете на применение в войнах ядовитых газов и бактериологических средств (от 17 июня 1925 г.) не дают США права наносить ракетные удары по суверенному государству.

Согласно действующему уставу ООН Вашингтон может атаковать Сирию либо в целях самозащиты, либо по мандату Совета безопасности ООН. Готовящаяся кампания пока ни одному из этих пунктов не соответствует. Следовательно, с точки зрения международного права атака США по Дамаску будет не чем иным, как военной агрессией.

Впрочем, такой же агрессией была и кампания в Ираке, начавшаяся в 2003 г. Ведь и тогда США обошлись без разрешения ООН на атаку войск Саддама Хусейна. Но в тот раз Вашингтон сумел частично легитимизировать свои действия, заручившись поддержкой 49 стран, в частности таких влиятельных, как Великобритания, Италия, Испания, Нидерланды, Австралия и Япония. Все они в той или иной мере участвовали в иракской войне.

В сирийской же операции США могут рассчитывать лишь на Францию (Сирия находится в зоне интересов Парижа как бывшая колония), Турцию (продолжительная гражданская война у соседей создает серьезные проблемы в приграничных районах страны) и Израиль (многие годы противостоит террористической организации "Хезболла", пользующейся активной поддержкой сирийского руководства).

А вот парламент Великобритании уже отклонил предложение Дэвида Кэмерона поддержать в этом проекте Барака Обаму, что стало серьезным внешнеполитическим провалом Белого дома.

Битва за Ближний Восток

Тем не менее, судя по решимости, которую демонстрирует администрация американского президента, отступать он не намерен. Ведь на кону стоит не только авторитет США как "мирового жандарма", но и баланс сил в арабском мире. Начавшаяся здесь в 2011 г. "Арабская весна" уже существенно подправила его в пользу Вашингтона.

В частности, в том числе и за счет военного вмешательства США, команде Барака Обамы удалось устранить от власти Муаммара аль-Каддафи в Ливии и сформировать здесь более лояльное к Западу правительство. Проблемными для США странами в регионе остаются Сирия, входящая в зону влияния России, и Иран.

Кремль и Дамаск связывают дружественные отношения еще с советских времен. Об их прочности свидетельствует хотя бы тот факт, что Сирия на протяжении четырех десятков лет предоставляет РФ свой порт Тартус для размещения военной базы.

Взамен Москва все эти годы поставляет Дамаску различные виды вооружения, в том числе ракетные комплексы и самолеты. А в 2005 г. РФ списала ближневосточному партнеру $10 млрд долгов в обмен на новые оружейные заказы. Россия также получает выгоду от контрактов на добычу сирийской нефти.

Но в случае свержение режима Асада эта идиллия может разрушиться, а команда Владимира Путина потеряет самого верного союзника на Ближнем Востоке. Что и объясняет, почему российский президент столь активно защищает своего сирийского коллегу, обвиняя США в нарушении международного права и подтасовке данных разведки. Именно неспособность американских властей представить неопровержимые доказательства вины Асада в применении химического оружия и объясняет, почему проект военного вторжения в Сирию не имеет достаточной поддержки на международной арене.

Кроме сложившихся перед атакой на Дамаск неблагоприятных для США внешнеполитических условий, Барак Обама столкнулся и с внутренним непринятием предлагаемого им решения сирийского вопроса.

Согласно последним соцопросам 59% американцев не поддерживают вступление страны в новый вооруженный конфликт на Ближнем Востоке. Но, даже оказавшись в таком неблагоприятном положении, руководству США выгодно идти до конца. Поскольку, расправившись с режимом Башара аль-Асада, Вашингтон сможет ослабить не только позиции России в регионе, но и позиции своего главного ближневосточного недруга — Ирана.

В этом контексте нельзя исключить, что готовящаяся атака США на Сирию — это прежде всего провокация против Ирана, который, как и Россия, поддерживает дружественные отношения с Дамаском. Тегеран, по неофициальным данным, оказывает военную поддержку Башару аль-Асаду с начала гражданской войны в Сирии. И со стартом военной кампании Вашингтона этот фактор может обернуться серьезными осложнениями в и так непростых отношениях США и Ирана.

По данным американской разведки, Тегеран уже сейчас планирует террористические атаки на посольства США в Ираке. В итоге запланированный Белым домом краткосрочный блицкриг рискует превратиться в полномасштабный региональный военный конфликт.