Экономика

Как президент будет перекрывать налоговые гавани

Панамский скандал аукнется отечественному бизнесу новой вспышкой энтузиазма властей по борьбе с офшорами

Президент Украины Петр Порошенко заявил о грядущей деофшоризации  бизнеса. В частности, он пообещал провести реформу, которая "сделает невозможным использование офшорных счетов в Украине". Насколько реально сделать это в ближайшее время и возможно ли полностью перекрыть офшорные схемы "ДС" выясняла у экспертов.

Директор АФ "Киевская Аудиторская Служба" Владимир Гаркуша

Фото: Сергей Владыкин/"<a target="_blank" href="http://www.dsnews.ua/">ДС</a>"

По сути, было просто озвучено то, что все хотели услышать. Как это сделать на практике - абсолютно непонятно. Даже сама формулировка - "сделать невозможным использование офшорных счетов в Украине" - вызывает множество вопросов. Дело в том, что классическими офшорными банками (с точки зрения юрисдикции, в которой они находятся - на Каймановых островах, острове Мэн и т.д.) у нас и так никто не пользуется. В большинстве случаев при проведении операций с теми же офшорными компаниями задействуются банки из вполне респектабельных стран - Австрии, стран Балтии, Гонконга и т.д. Да, Кабмин периодически утверждает "черные списки" офшорных территорий, но через банки, которые там зарегистрированы, никто не работает. Поэтому для начала стоит четко определить, о чем идет речь, какие банки и счета мы будем называть офшорными.

За последнее время было огромное количество документов и от Кабмина, и от НБУ, суть которых сводилась к одному - не выпускать валюту из страны. Сегодня перечислить валюту за рубеж возможно только лишь под реальные товарные контракты, причем, когда товар уже поступил в страну. Под все остальные схемы, которые использовались раньше - выплату процентов по кредитам, роялти и т.д. - валюту уже давно не купишь. Более того, перестали работать даже все считавшиеся ранее законными механизмы,  которые использовались, в том числе, в рамках подписанных Украиной деклараций об избежании двойного налогообложения и др. Государство закрыло эти пути с помощью судов. В свое время наша страна подписывала конвенции с рядом стран, в которых фигурировала стандартная норма о недискриминации. Она предусматривает, что налогоплательщик вправе сам определять страну, где он будет платить налоги с пассивных доходов. Но за последние 9 месяцев по всем делам, где были ссылки на конвенции, содержавшие такую норму, были приняты решения судов высшей инстанции. Они обязали уплачивать налоги с пассивных доходов исключительно в Украине (прежде всего, это проценты и роялти).  

Но рапортовать о победе над офшорами рано. При нынешней нестабильной политической ситуации в стране потребность в оформлении и хранении активов в иностранных юрисдикциях выросла многократно. Ведь если компания находится где-нибудь в Лихтенштейне, риск потерять ее в случае смены власти гораздо ниже. Наша ситуация не уникальна, то же самое происходит в большинстве других стран с развивающейся экономикой, да и не только там. Да и в офшорных схемах налогового планирования бизнес нуждается как никогда остро. И возможности для таких схем по-прежнему есть, они просто стали дороже. Именно по этой причине из конкурентной среды сейчас выпадает средний бизнес. Регистрация английской или голландской компании и траста под ней с профессиональными управляющими может обойтись порядка $20 тыс. в год. Среднему бизнесу такие расходы часто не по карману. Из более-менее понятных офшоров он уходит полностью в черный сектор, в схемы с участием частных предпринимателей, "конвертов" и т.д. О мелком бизнесе и говорить не стоит - он уже давно ушел в серую и черную зоны.  

Адвокат, директор департамента АФ "Грамацкий и партнеры" Игорь Реутов

Фото: Сергей Владыкин/"<a target="_blank" href="http://www.dsnews.ua/">ДС</a>"

В сжатые сроки это вряд ли осуществимо, хотя на самом деле такая реформа возможна. Странно, что об этом заговорили только сейчас - после панамского скандала. Тогда как до сих пор Украина даже близко не упоминалась в перечне стран, которые сотрудничают с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и предпринимают меры по борьбе с офшорами. Более того, мы даже не входим в список "сочувствующих".

Впрочем, это не мешает Украине самостоятельно внедрять стандарты, разработанные ОЭСР. Речь идет, прежде всего, о Плане действий по BEPS (Base Erosion and Profit Shifting) и присоединении к документам об автоматическом обмене информацией. Это позволило бы нашим фискалам оперативно получать информацию из низконалоговых юрисдикций и таким образом четко понимать, кто недоплачивает налоги и с помощью каких схем. Препятствий для внедрения таких стандартов я не вижу, можно говорить только об отсутствии политической воли.

Даже та международная практика, которую Украина попыталась внедрить с подачи ОЭСР и "большой двадцатки", то же регулирование трансфертного ценообразования, в нашей стране пока не работает как следует. Предприятия, которые подпадают под требования закона о трансфертном ценообразовании, уже начали подавать отчетность в ГФС за прошлый год, и в этом году ведут свою деятельность так, чтобы соответствовать требованиям этого закона. Но проблема в том, что за последние три года в Украине, минимум, четыре раза менялись положения, регулирующие ситуацию с ценообразованием. Поэтому и компании, и налоговики не могут сформировать единое понимание этого постоянно меняющегося регулирования и как его применять на практике.

Впрочем, из-за изменений в мировом регулировании в сфере борьбы с отмыванием денежных средств, полученных незаконным путем, и финансированием терроризма, использование офшорных счетов становится все более сложным. Банки, работающие в прозрачных юрисдикциях, переводят средства в офшоры крайне неохотно. Поэтому бизнесу приходится идти на всяческие ухищрения. Все большей популярностью пользуются счета, открытые офшорными компаниями, но вне офшорных юрисдикций, например, Прибалтике. Та же Латвия не является офшорной страной, и ее банки могут свободно проводить транзакции в рамках Евросоюза. То же касается и Кипра. Конечно, открыть счет в банке в респектабельной юрисдикции для схем с участием офшорных компаний достаточно сложно. Банк проводит идентификацию клиента, требует личного присутствия директоров, бенефициаров и так далее. На это может уйти до двух месяцев.

Но каким бы жестким ни было регулирование, бизнес все равно будет пытаться искать лазейки в законодательстве и в регулировании. Даже в цивилизованных странах, где давно внедрены высокие стандарты и сложилась культура уплаты налогов, регистрируют компании в Панаме. Поэтому эта практика будет и дальше действовать в Украине.