Экономика

Бюджетные почерки украинских премьеров

Главы правительств способны творить с бюджетом чудеса, и лишь строгий взгляд из-за рубежа мешает им разгуляться во всю ширь души

Витольд Фокин, а затем и Леонид Кучма пытались придать экономическим изменениям в стране управляемый характер, но куда больше все напоминало неуправляемое падение. Но если Фокин только с ужасом наблюдал за тем, как в соседней России пытаются перевести социалистическую экономику на капиталистические рельсы, то Кучма отметился даже попытками управлять при помощи экономических декретов, впрочем, пользы от этого было немного.

Ефим Звягильский запомнился тем, что в 1993-1994 гг. ежедневно "переверстывал" госбюджет. На столе перед ним лежала огромная "шахматка", по которой он регулировал финансовые потоки. Завершилось все уголовным делом в связи с затерявшимися 200 тыс. т авиакеросина, бегством и многолетним сидением в Израиле в ожидании прощения родины, которое состоялось в 1997-м.

Строже с бюджетной дисциплиной стало в 1995-м, когда правительство возглавил выходец из спецслужб Евгений Марчук. Он особыми бюджетными трюками не запомнился, более того, в это время впервые удалось остановить чудовищный рост бюджетного дефицита. В тот же период в страну стали поступать первые финансовые ресурсы от международных организаций, в частности, МВФ. Сначала кредит на $392 млн, а затем первая кредитная линия stand-by на $1,57 млрд. Не исключено, что бюджетная дисциплина, внедрявшаяся при Марчуке, была во многом обусловлена понимаем последствий хаоса в отчетности при необходимости держать ответ перед серьезными кредиторами.

Свой яркий след оставил следующий глава правительства - темный гений бюджетного процесса Павел Лазаренко. Он взялся за активную эксплуатацию такой благодатной темы, как господдержка отраслей через различные госпрограммы. На потоках сидели люди, уполномоченные на возврат части полученного наличными или на указанные счета. Часто схемы были связаны с близкой для Лазаренко аграрной сферой. Хотя основной "заработок" в те времена был связан с поставками импортного газа через запутанную сеть взаимозачетов и бартерных поставок, которую курировала будущий дважды премьер-министр Юлия Тимошенко.

В этом громадье дел премьер-министру было не до бюджетной стабильности. Несмотря на то что еще в самом начале своей каденции правительство Лазаренко получило почти $900 млн от МВФ с условием снижения инфляции и бюджетного дефицита. Вполне традиционно для Украины условия выполнены не были и финансирование приостановилось.

Следующий премьер Валерий Пустовойтенко получил пост накануне мирового кризиса, который почти остановил экспорт металла, что обрушило внешнеторговый баланс, а затем и курс гривни. В это же время МВФ выделил украинскому правительству очередной stand-by, теперь уже на $2,2 млрд - под гарантии снижения инфляции (т. е. все то же сокращение дефицита госбюджета), а также под дерегуляцию бизнеса и реформы в энергетике и пенсионной системе.

Пустовойтенко запомнился оригинальными попытками наведения бюджетной дисциплины - директоров предприятий вывозили в лес в рамках учений по гражданской обороне.

Тогда же набрал размах такой метод пополнения бюджета, как задержка компенсации НДС компаниям-экспортерам.

Виктор Ющенко взялся за бюджетный процесс серьезно. Он отозвал из Верховной Рады почти готовый документ и переделал его: включил в госбюджет средства бюджетных организаций, то есть провел консолидацию госфинансов, что увеличило доходную часть и позволило централизовано руководить расходами. Акцент был сделан на сбалансированности доходной и расходной части.

Премьеру во многом повезло - наметившийся экономический рост набирал обороты. Восстановился экспорт горно-металлургического комплекса, сельское хозяйство за год прибавило 35%. В это же время удалось закрыть часть бартерных схем в энергетике, что прибавило налоговые сборы. В результате получился первый профицитный бюджет в истории страны, минимальная инфляция, стабильный курс гривни и прирост зарплат на треть в частном секторе (зарплата бюджетникам была заморожена).

Преемник Ющенко Анатолий Кинах смог повторить его достижение - сверстать профицитный бюджет 2002 г. Доходной части помог продолжающийся рост экономики и одновременное неувеличение социальных выплат. Но запомнился Кинах другим, как и сменивший его на посту премьера Виктор Янукович. Во-первых, как грибы после дождя начали появляться зоны свободной торговли и территории приоритетного развития с льготным налогообложением. Фактически это была "схема Лазаренко наоборот" - за счет налоговых льгот деньги просто не доходили до бюджета, а не вымывались из него. Во-вторых, пошла большая приватизация "под конкретных покупателей". Металлургические предприятия, карьеры и рудники, горно-обогатительные комбинаты - все уходило в нужные руки за бесценок. А практика резкого разбалансирования финансовой сметы вернулась в 2004-м, когда под выборы президента придумали платить прибавку к пенсии и госбюджет.

От транша до выборов

Последние 11 лет на формирование бюджета оказывают влияние два ключевых фактора: президентские или парламентские выборы и возможность получить транш МВФ для сбалансирования бюджета после предвыборной лихорадки. Характерно, что после получения первой или максимум второй порции траншевых денег у "клиента" обязательно случается срыв, и западное финансирование прекращается. Вместе с этим ощущается дефицит возможностей для роста доходов - инвестиции не позволяют обеспечить прирост производства наряду с неоправданным увеличением социальных выплат ("Юлина", а затем и "Витина" тысяча и пр.).

Таким были бюджеты Юрия Еханурова и Виктора Януковича, Юлии Тимошенко и Николая Азарова.

Характерная корректировка бюджета произошла в 2013 г., когда фактическим автором этой сметы был Сергей Арбузов. В это время удалось договориться о замене кредитов МВФ на "русские деньги" - речь о займе из России в $3 млрд. К этому времени полностью возродилась лазаренковская система госпрограмм с полноценным бюджетным финансированием.

Последние три бюджета сохранили все традиционные особенности своих предшественников, но при этом появилось и нечто новое - вынужденное увеличение военных расходов.