Экономика

Что Киеву удастся отобрать у «Газпрома»

Украина вспомнила о нарушениях российского монополиста гораздо позже, чем ЕС, поэтому может не успеть добраться до самых крупных счетов и активов российской монополии

Фото: nnm.me

Антимонопольный комитет Украины признал компанию "Газпром" монополистом на рынке транзита газа в 2009-2015 годах. "При этом в течение 2009-2015 годов "Газпром" постоянно нарушал условия контракта с НАК "Нефтегаз" и игнорировал любые обращения об изменении условий сотрудничества на экономически обоснованные и взаимовыгодные", - заявил на прошлой неделе председатель АМКУ Юрий Терентьев. Пока это только предварительные выводы - окончательное слушание по делу "Газпрома" намечено на 14 января 2016 года. В случае успеха украинские власти планируют начислить российскому монополисту штраф в размере 30% от общего оборота операций по транзиту газа за эти годы. Цифра должна получиться значительная. Так, в 2011 году оборот составлял $3 млрд, в 2012 году - $2,9 млрд. "По подсчетам "Нафтогаз Украины", общая сумма ущерба от злоупотреблений российской компании равна $6 млрд", - сообщил Юрий Терентьев.

Активов на такую сумму на территории Украины российская газовая монополия не имеет. Единственным крупным прямым вложением Газпрома является доля в трубопроводном АО "Газтранзит",  которое эксплуатирует газопровод Тальное-Ананьев-Измаил (ТАИ). В этом международном газостроительном консорциуме "Газпром" и родственная ему турецкая Turusgas владеют 59,7% акций. Но арест этих активов обеспечит, в лучшем случае, $350 млн. После этого у украинских властей остается два варианта возмещения нанесенных убытков: это либо арест банковских счетов "Газпрома" в других странах, подтвержденный решениями местных судебных инстанций, либо арест зарубежных активов компании в рамках международного исполнительного производства.

Судебные тяжбы Украины относительно арестов корсчетов аффилированных компаний "Газпрома" в банках ЕС могут занять долгие годы. Это дает российской монополии надежду, что в будущем потенциальный штраф, возможно, станет гораздо ниже. Либо, проблема будет перенесена из антимонопольной в арбитражную плоскость урегулирования обычных торговых споров. А то и вообще снята с повестки дня коррупционным способом. Последняя методика оправдывала себя на протяжении многих лет.

Если "Газпром" станет уклоняться от штрафных претензий Европы и к концу 2016 года начнет лихорадочное переоформление или перепродажу своих активов в ЕС, Брюсселю ничего не останется как начать судебную "стрижку" его корпоративных прав намного раньше Украины

Если украинская власть выберет альтернативный вариант и решится на арест активов, времени на взыскание штрафов может уйти меньше. Ряд стран-партнеров получат очевидную выгоду от таких судебных исков Украины. В случае с Молдовой, например, подтверждение судами Кишинева украинского антимонопольного иска даст возможность "Нафтогазу Украины" или его доверенному лицу получить в обеспечение штрафов принадлежащие "Газпрому" 50% акций "Молдовагаз" стоимостью около $220 млн. Арест и продажа этих активов румынским или местным компаниям может кардинально повысить степень интеграции ГТС Молдовы, Украины и Румынии. В свою очередь, это даст возможность для увеличения реверсных поставок газа. В случае с Турцией перспективным выглядит арест активов "Газпрома" в компании Turusgas и газораспределительной компании Bosphorus Gaz на сумму около $300-320 млн. Это позволит крупным газовым инвесторам Турции и стран Ближнего Востока осуществить выкуп у Украины долей в этих компаниях и повысить роль других источников поставок газа на турецком рынке. Движимые аналогичными мотивами Киеву могут оказать содействие и несколько других европейских и азиатских стран.  

Самая колоритная перспектива относительно погашения украинского штрафа намечается в Белоруссии. Активы "Газпрома" в этой стране наиболее значительны среди государств бывшего СССР, а их стоимость намного превышает $1,4 млрд. Белорусские власти уже давно перестали выражать восторг от того, что "Газпром" с помощью ценового шантажа забрал у Минска в середине 2000-х годов контроль над белорусской ГТС. Поэтому Александр Лукашенко сможет только развести руками в случае, если полностью подконтрольные ему белорусские суды обеспечат реализацию украинского штрафного иска на белорусской территории. Если  Минск решится на такую стратегию, Белоруссия сможет перекупить у Украины арестованное имущество "Газпрома", и вернуть себе контроль над ГТС. После этого на белорусском газовом рынке неминуемо появятся европейские и даже некоторые российские компании, которые смогут без участия "Газпрома"  предлагать прибыльные схемы реверсных поставок европейского газа в эту страну. 

Евросоюз косвенно поторапливает Украину сделать выбор относительно  пути взыскания ущерба с "Газпрома". Еще в апреле Еврокомиссия предъявила российской монополии претензию на выплату штрафа за нарушение антимонопольных законов на сумму в 10% суммарного текущего оборота компании в тех странах, где зафиксированы нарушения. Аудит всех дочерних и офшорных компаний группы "Газпром" в Европе (а их насчитывается более 70-ти) еще никто не проводил, это будет сделано после завершения расследования. Поэтому точная сумма претензии пока не озвучивается и зарубежная пресса дает различные оценки этого штрафа. Прогнозы варьируются от $10,6 млрд до $20 млрд. Но при любом исходе этой антимонопольной тяжбы, сумма штрафа станет рекордной для ЕС и намного превысит штраф корпорации Google на сумму $6,6 млрд, начисленный весной 2015 года.

Эксперты считают, что усилия Еврокомиссии по обеспечению выплаты антимонопольного штрафа будут сконцентрированы на активах группы "Газпром" в Швейцарии. Если же российский монополист станет "убегать" от штрафных претензий Европы, и к концу 2016 года начнет лихорадочное переоформление или перепродажу своих активов в ЕС (а к этому все идет), Брюсселю не останется ничего другого, как начать судебную "стрижку" его корпоративных прав намного раньше Украины.

Такой сценарий вполне вероятен, ведь наша страна вспомнила о монопольных нарушениях Газпрома со значительным опозданием, гораздо позже, чем Европа. В результате Киев может не успеть первым арестовать самые богатые счета или наиболее привлекательные корпоративные права российской монополии. Поэтому украинским властям останутся самые трудоемкие исполнительные судебные процессы, все остальное заберет ЕС.