Экономика

Чужбина зовет

Резко сократившееся после кризиса количество достойных вакансий в Украине все чаще заставляет наших специалистов подумывать о поиске работы за предела

Резко сократившееся после кризиса количество достойных вакансий в Украине все чаще заставляет наших специалистов подумывать о поиске работы за пределами страны. В специализированных агентствах говорят, что количество соискателей, интересующихся возможностью трудоустроиться за пределами родины, за последний год выросло, по меньшей мере, на треть.

Пределом мечтаний для менеджеров остается Европа, однако попасть туда практически нереально — из-за экономического спада в еврозоне даже местным высококвалифицированным топам трудно найти достойную работу.

А вот в самых богатых странах СНГ, России и Казахстане, наших спецов готовы оценить по достоинству. Тамошние работодатели начали активную охоту за украинскими специалистами, переманивая их на более высокие позиции и хорошие зарплаты.

Европа не для всех

Пределом мечтаний для большинства соискателей является работа в Европе. Ведь минимальные офисные зарплаты там в несколько раз выше, чем в нашей стране, и стартуют с 1,5 тыс. евро в месяц. Но прорубить окно в Европу в последнее время становится все сложнее.

Кризис в еврозоне спровоцировал волну безработицы, а вакансий даже с минимальными окладами появляется намного меньше, чем ранее. Исключением являются разве что IT-компании, бизнес которых практически не пострадал.

Наши программисты по-прежнему на хорошем счету у немецких, чешских и польских работодателей, которые готовы платить им 3 тыс. евро в месяц и более. В Восточной Европе ценятся также украинские выпускники строительных вузов, хотя нередко начинать карьеру им приходится в качестве обычных рабочих (зарплата 1–1,5 тыс. евро в месяц).

Особенно активна легкая на подъем молодежь — вчерашние выпускники вузов и те, кто успел поработать в Украине два-три года. Чаще всего о переезде подумывают технари: IT-специалисты, инженеры, технологи. Причем нередко молодые специалисты готовы работать не по профилю и согласны даже на позиции рядовых менеджеров.

Но попасть в зарубежные фирмы "с улицы" не так просто. Конкурс на вакансии достигает 40–50 человек на место, что позволяет тамошним работодателям перебирать кандидатами.

К тому же в ЕС сегодня изо всех сил стремятся закрепиться студенты, которые там учатся, и большинство европейских государств дает им такую возможность. Например, в Германии недавно иностранным выпускникам немецких вузов увеличили срок для поиска работы с 12 до 18 месяцев.

Для топ-менеджеров получить высокую должность в европейской компании и вовсе практически нереально. Их готовы брать разве что на средние позиции. Больше всего шансов попасть на работу за границу у менеджеров, работающих в украинских филиалах международных компаний в рамках программ ротации кадров между подразделениями в разных странах.

Но и тут надо проявить себя — досконально владеть иностранным языком и обладать высокой квалификацией.

Соседская ориентация

Более реальным сейчас как для специалистов среднего звена, так и для управленцев является трудоустройство в ближнем зарубежье. Украинские менеджеры в последние годы начинают осваиваться в белорусских, азербайджанских, грузинских компаниях. Но наибольший спрос на них сегодня наблюдается в странах номер один и номер три (после Украины) по объему ВВП на постсоветском пространстве — России и Казахстане.

Экономика в этих государствах куда меньше пострадала от кризиса, так как эти страны — крупнейшие экспортеры энергоносителей. В Казахстане вообще наблюдается настоящий бум новых проектов, а количество вакансий растет намного быстрее, чем предложение рабочей силы.

Это вынуждает местных работодателей активно привлекать персонал из соседних стран, в том числе и из России и Украины. Причем все чаще они отдают предпочтение именно украинцам, которые дешевле россиян как минимум на 20–30%. Дополнительными преимуществами наших специалистов среднего звена являются исполнительность, усердие и готовность работать сверхурочно.

Управленцы ценятся по другим причинам. Они имеют опыт работы на "стрессовом" украинском рынке, прошли школу кризиса, поэтому готовы поднимать любой бизнес с нуля.

Казахстанские компании в первую очередь ценят наших технарей (традиционно считается, что в Украине одно из лучших на просторах постсоветского пространства техническое образование): инженеров, строителей, специалистов машиностроительной, нефтеперерабатывающей, добывающей отраслей.

Но в последнее время начали массово появляться вакансии и для других специалистов. В стране активно развивается телекоммуникационная отрасль, поэтому казахам нужны IT-шники и специалисты с опытом работы в компаниях мобильной связи. Зачастую им предлагают более высокие позиции, чем те, которые они занимали у нас.

К примеру, в нынешнем году бывший директор по маркетингу "Киевстара" Тарас Пархоменко возглавил казахстанского мобильного оператора "КарТел" (Beeline KZ).

В цене также украинские специалисты по интернет-маркетингу, за которыми охотятся инвесторы, осваивающие бизнес в глобальной Сети. Своих профессионалов нужного уровня в Казахстане не так много, поэтому нашим "гуру" готовы платить вдвое больше, чем на родине (до $5–7 тыс. в месяц и более).

Намечается массовая миграция в Казахстан и маркетологов, рекламистов, PR-щиков. В Украине после кризиса зарплаты в этих отраслях так и не восстановились, а работы на всех не хватает. В Казахстане же, наоборот, многие компании только открывают для себя грамотное продвижение и готовы тратить на данные цели рекордные бюджеты.

Русский вектор

Предпочтения российских и казахстанских работодателей заметно разнятся. Россияне охотятся в первую очередь за нашими пищевиками: технологами, инженерами, директорами.

Москва уже в течение нескольких лет пытается снизить продуктовую зависимость от импорта, поэтому местное производство активно развивается: по всей стране строят новые заводы, укомплектованные самым современным оборудованием. Но наладить там бизнес зачастую просто некому.

Российские управленцы высокого уровня не всегда хотят переезжать в глубинку. Для украинских же специалистов подобные предложения являются интересными, ведь тамошние работодатели предлагают сравнительно высокие зарплаты (как минимум на треть больше, чем за аналогичные позиции в нашей стране).

К примеру, если главный технолог регионального украинского молокозавода получает в лучшем случае $1,2 тыс. в месяц, то в России ему готовы платить не менее $2–2,5 тыс. И это кроме "подъемных" и компенсационного пакета (медицинская страховка, путевки, аренда жилья). Руководителям высшего звена предлагают до $15 тыс. в месяц.

Помимо денег, их заинтересовывают возможностью дальнейшего карьерного роста. Так как в РФ активно формируются производственно-аграрные холдинги, в будущем у управленцев есть шансы стать во главе крупной корпорации. В итоге только за нынешний год наши рекрутеры сосватали российским заказчикам порядка 20 директоров украинских провинциальных пищевых комбинатов (сырзаводов, кондфабрик, мясокомбинатов) и целую армию технологов.

Шансы устроиться есть и у специалистов другого профиля: строительных инженеров, IT-шников, маркетологов, рекламистов. Но их конкурентные преимущества для российских работодателей не столь очевидны, поэтому за лучшие вакансии приходится побороться.

Заграница нам заплатит

Отечественные кадровики прогнозируют, что в ближайшие два-три года отток лучших украинских специалистов в Россию и особенно в Казахстан будет только усиливаться.

Показательно, что на эти рынки нацелились и менеджеры, успевшие поработать в европейских компаниях, но потерявшие там работу из-за кризиса. Многие из них, минуя Украину, сразу же переезжают в соседние страны. За их европейский опыт российские работодатели готовы доплачивать до 10–20%.

В Казахстане прибавка может быть еще более существенной. В этом государстве ценится все "западное" (к примеру, правительство выделяет специальные гранты для обучения казахских студентов в европейских и американских университетах, а некоторые местные вузы сотрудничают с иностранными, выдавая двойные дипломы), поэтому специалисты с опытом работы в Европе могут диктовать тамошним работодателям свои условия.

Остальные страны СНГ с казахами и россиянами тягаться в этом плане не могут, несмотря на то что некоторые оферты в тех же Грузии и Беларуси могут перекрывать уровень зарплат топ-менеджеров аналогичного профиля вдвое, такие предложения остаются единичными.

Движение на Восток

Наиболее успешные украинские менеджеры покидают страну. Оставив безуспешные попытки найти высокооплачиваемую работу в Европе, где на одно место претендуют до полусотни соискателей, они массово потянулись на заработки к ближайшим соседям по СНГ. Прежде всего в Россию и Казахстан.

В этих странах, меньше других пострадавших из-за кризиса, сейчас наблюдается настоящий бум новых проектов. А спрос как на управленцев, так и на технарей растет намного быстрее, чем предложение. Больше других на просторах СНГ, именно на российском и казахстанском рынках труда, оказались востребованы украинские специалисты.

Они стали идеальными кандидатами на роль "золотой управленческой середины". Квалификация наших менеджеров целиком устраивает тамошних работодателей. Они ценят выходцев из нашей страны, прошедших школу кризиса и получивших опыт работы на "стрессовом" украинском рынке, за исполнительность, усердие и готовность работать фактически без выходных.

И, разумеется, за схожую ментальность, в том числе и в вопросах организации бизнеса. А главным плюсом является то, что наши менеджеры обходятся работодателям на порядок дешевле, чем соискатели из России и Европы.

Эта тенденция только усиливает текучесть персонала в Украине. Несмотря на то что все больше отечественных компаний активно ищут управленцев под свои новые проекты, требования к ним выдвигаются все более жесткие. От топов требуют конкретных результатов в короткие сроки, при этом предлагают зарплаты на 30–50% ниже, чем работодатели в России и Казахстане.

К офисному планктону (офис-менеджеры, менеджеры по персоналу, продажам, маркетингу) отношение еще более жесткое. Их зарплаты практически заморожены, а объем работы постоянно увеличивается. Это отнюдь не способствует росту мотивации персонала и его лояльности к компании.

На рынке труда за последний год резко увеличилась текучесть кадров, и сейчас на одно офисное место в Украине в среднем претендуют по 20–25 соискателей. Но их уровень квалификации и производительность труда совершенно не устраивают работодателей.