Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Язва в центре Европы. Как Польша защищает свое грязное электричество

Воскресенье, 16 Июня 2019, 14:00
И в Варшаве, и в Брюсселе согласны, что польскую угольную промышленность реформировать в ближайшие лет 20 невозможно: слишком дорого и опасно

Фото: Greenpeace PL / ©Bogusz Bilewski

Французский BNP Paribas полностью разорвал финансовые отношения с польскими производителями электроэнергии. Банковский конгломерат объяснил решение тем, что деятельность энергокомпаний из Польши противоречит принципам социальной ответственности, которые он исповедует. А именно: BNP Paribas не финансирует и не обслуживает энергокомпании, которые получают 10% и больше дохода от продажи электроэнергии, генерируемой за счет сжигания угля. Как сообщает S&P Global Market Intelligence, французский банк еще в 2017 г. предупреждал клиентов из Польши, что если те не начнут инвестировать в возобновляемую энергетику или не предпримут другие шаги, так или иначе компенсирующие вред окружающей среде от сжигания угля, то последствия будут самими печальными. Поскольку польские компании проигнорировали рекомендацию, в конце мая собрание акционеров BNP Paribas приняло решение прекратить финансовое сотрудничество с ними.

Таким образом, французский банк стал одной из первых крупных международных организаций, присоединившихся к нарастающей по всей Европе волне обструкции угольной промышленности Польши. Неизвестно, воплотил бы BNP в реальность свои угрозы, если бы не "прозревшие" европейские СМИ, раздувшие сенсацию из того, что обнаружили в центре Европы мощнейший источник загрязнения окружающей среды и угрозы жизни на континенте, прикрываемый политической выгодой. Именно такой предстала сегодня взгляду европейцев польская угольная и электрогенерирующая индустрия, до этого безбедно существовавшая десятилетиями. И виноваты в этом обостренном внимании сами поляки, вернее один их неосторожный шаг.

Неправильное место

В конце декабря прошлого года Польша принимала 20 тыс. гостей из 190 стран в рамках экологической международной конференции под патронатом ООН - United Nations Framework Convention on Climate Change (COP24). Подобный саммит проходил в стране уже третий раз, после Познани в 2008 г. и Варшавы в 2013 г.. Но этот раз выбор пал на Катовице - столицу угольного края Польши. Теперь не важно, какой символизм вкладывали организаторы мероприятия в место проведения международной встречи, но освещавшие событие СМИ, подначиваемые резкими заявлениями групп активистов по защите окружающей среды, увидели в происходящем неприкрытый цинизм. Польша на государственном уровне ничего не делает и не собирается делать для сокращения выбросов СО2 от сжигания угля и при том еще и устраивает экологический саммит в "самом грязном" месте Евросоюза!

Воспользовавшись случаем, журналисты разъехались по шахтерским городкам в окрестностях Катовице и обнаружили многочисленные примеры классических сюжетов бесперспективной и отчаянной борьбы "маленьких людей" за свои базовые права - чистый воздух и вода, безопасное жилье - против бесчувственных и безразличных монстров-корпораций. Репортаж Financial Times, к примеру, описывал борьбу жителей городка Имелин (8,8 тыс., 20 км от Катовице) против госкомпании PGG, планировавшей расширить зону добычи угля за счет городской территории. Группы местных активистов, возглавляемые мэром города, в поисках правды дошли до Брюсселя, но там лишь развели руками, оставив горожан один на один с их проблемами.

С начала текущего года в европейских СМИ появилась серия материалов о том, что на самом деле представляет собой современная угольная и энергогенерирующая отрасли Польши. Приводились различные факты, "демонизирующие" индустрию, впрочем, подкрепленные статистикой. Вот несколько из них: из 50 европейских городов с самым грязным воздухом 33 находятся в Польше (доклад Всемирной организации здравоохранения за 2016 г.); ежегодно в Польше умирает 50 тыс. человек от болезней, вызываемых вредными выбросами в атмосферу; ТЭЦ в Туруве, по одним источникам, входит в пятерку самых загрязняющих теплоэлектростанций Европы, по другим - возглавляет этот список; год жизни в Катовице эквивалентен выкуриванию 1700 сигарет и т. д.

Более того, официальная энергетическая стратегия Польши, рассчитанная на далекую перспективу, не предполагает ни плавного, ни резкого перехода от угольной к другим видам генерации. Это идет вразрез со стратегией ЕС по развитию энергетики и защите окружающей среды, предполагающей, что к 2050 г. в Союзе не будет производиться электроэнергия из ископаемых энергоресурсов. На данном этапе европейским странам предложено самим разработать стратегии (так называемые National Energy and Climate Plans - NECPs) постепенного исключения угля из генерации к 2030 г. Десять из 21 страны, где есть угольная генерация, уже приступили к исполнению национальных планов. Еще шесть сократят угольную генерацию до минимума, хотя она и так у них фактически на нуле (например, у Словакии 0,6 ГВт мощностей сегодня и столько же останется к 2030 г.; Хорватия сократит 0,3 ГВт до 0,2 ГВт). А самое большое сокращение произойдет в Германии: с 44 ГВт сегодня до 17 ГВт.

Источник: CAN Europe and Sandbag 

Одна лишь Польша выпадает из общей картины: мощности угольной генерации сократятся с 26,9 ГВт до 22,9 ГВт согласно данным исследовательского центра Climate Action Europe and Sandbag, проанализировавшего национальные планы по сокращению угольной генерации.

"Использование природных ресурсов, в случае Польши - угля, в качестве гарантии энергетической безопасности никак не противоречит задачам защиты окружающей среды и противодействию климатическим изменениям, - сказал во вступительной речи на открытии саммита COP24 президент Польши Анджей Дуда. - Эксперты утверждают, что наших запасов угля хватит на 200 лет и будет трудно не использовать их". В этих словах - квинтэссенция польской энергостратегии по отношению к угольной генерации. К ним можно добавить только слова главы шахтерского профсоюза Ержи Демски, цитируемого изданием Financial Times: "Я вам могу гарантировать одно - все, кто сегодня работает в угольной промышленности - доработают до пенсии. Каждый шахтер". По его мнению, даже в 2040 г. 50% электроэнергии в Польше будет производится за счет сжигания угля. По сравнению с 80,6% сегодня.

Источник:  IEA 

В Брюсселе знают об угольной проблеме Польши, но адекватных решений и помощи пока предложить не могут. "Мы хотим, чтобы переход прошел безболезненно для польских шахтеров. Мы должны выработать план, и нам нужно много европейских денег", - озвучил позицию ЕС первый вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс во время встречи с представителями Ассоциации польских профсоюзов в Варшаве в начале мая. Тиммерманс по сути прав: быстрого решения проблемы не существует. Уж слишком много в польской экономической и социальной жизни завязано на угле.

Корни польского угля

Польский углепром - самый крупный национальный работодатель: около 100 тыс. шахтеров плюс еще 400 тыс., занятых в смежных отраслях. Уголь в стране добывают веками, до сих пор существуют известные шахтерские династии. В национальном опроснике самых уважаемых профессий страны за 2015-2016 гг. 82% респондентов поставили профессию шахтера на первое место. По показателю престижности угледобытчики обошли, к примеру, университетских профессоров. Уважение к профессии транслировалось и через отношение к ней государства, особенно в период советской оккупации. Шахтер, как самый яркий представитель рабочего класса, пользовался всеми социальными привилегиями, которые был в состоянии предоставить ему социалистический режим. Это отношение не изменилось и после падения железного занавеса, хотя теперь у него появилась несколько иная мотивация. Селезия, как и другие шахтерские регионы, - это наиболее густонаселенные территории Польши. Их представительство в нижней палате парламента - 101 депутат из 460. Более того, ни одна политическая партия не имеет закрепленного влияния в шахтерских регионах, и, следовательно, на выборах побеждают те силы, которые обещают шахтерам наибольшие привилегии. Суть обещаний сводится к следующему: оставить все как есть и увеличить дотации.

Источник:  IEA 

Источник: IEA 

Согласно опубликованным в 2017 г. данным исследовательского центра WiseEuropa угольная и углегенерирующая энергетика получила прямых и непрямых госсубсидий на сумму 230 млрд злотых ($60 млрд по сегодняшнему курсу) в период 1990-2016 гг. Еще 150 млрд злотых ($40 млрд) отрасль получит к 2030 г., прогнозирует центр.

Ядерный разворот

Впрочем, в Польше всегда была, хоть и на бумаге, альтернатива угольной промышленности и энергетике - строительство атомной электростанции. Проект обсуждался десятилетиями, но до последнего момента никто не воспринимал его всерьез. И вот в середине мая министр энергетики Кшиштоф Тхужевский в радиоинтервью заявил о готовности правительства приступить к строительству АЭС из пяти энергоблоков. Оно должно начаться в 2033 г. и завершиться к 2043 г. У профсоюзов горняков есть время подготовиться как минимум к массовым акциям, которые напомнят обществу об аварии на АЭС Фукусима-1, Чернобыле, и в целом "большой угрозе" цивилизации от использования ядерной энергии.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

загрузка...