Экономика

Денежный протест

За считанные дни кампания по бойкоту бизнеса "регионалов" вышла из социальных сетей и переместилась в оффлайн

За считанные дни кампания по бойкоту бизнеса "регионалов" вышла из социальных сетей и переместилась в оффлайн. Активисты Евромайдана обклеивают витрины банков, принадлежащих сторонникам Виктора Януковича, наклейками с призывом отказаться от их товаров и услуг, пикетируют магазины и заводы. Пока больше других это прочувствовали на себе локальные коммерсанты, бизнес которых находится в Западной Украине, в революционном Киеве влияние бойкота ощущается не так сильно. Но все может измениться, если власти будут и дальше игнорировать требования протестующих.

Революционный игнор

4 декабря на сайте журнала Marketing Media Review была опубликована статья "Какие бренды принадлежат депутатам-"регионалам". Короткая заметка, менее чем в 2 тыс. знаков с перечислением двух десятков компаний, принадлежащих известным бизнесменам из Партии регионов, имела эффект разорвавшейся бомбы, собрав тысячи лайков и свыше 3,5 тыс. шеров — наверное, рекорд для такого узкоспециализированного сайта.

"Мы сами не ожидали, что этот материал вызовет такой резонанс", — рассказал сотрудник издательства "Экономика", в состав которого входит MMR.

В тот же день в Facebook появилась страница "Бойкот Партии регионов", набравшая за первую неделю 23 тыс. лайков. Что стало одним из самых быстрорастущих показателей украинского сегмента глобальной соцсети за все время. Уже 7 декабря был запущен специализированный сайт — boykotpr.com.ua. Списки "вражеских" брендов в обоих ресурсах стали увесистее: теперь в них сотни компаний.

"Язык денег и силы — единственное, что понимают "регионалы". Задача группы — нанести ощутимые финансовые потери "сине-белым". Мы призываем бойкотировать товары и бренды, забирать деньги из банков "регионалов", метить бизнесы стикерами и вести образовательную работу на Западе, чтобы отрезать схемы финансирования через австрийские и швейцарские банки, которые доступны крупным группам типа СКМ", — сообщают модераторы группы в ответ на просьбу прокомментировать их цели. Своих имен основатели "Бойкота Партии регионов" не раскрывают.

Первые результаты бойкота походили больше на мелкие пакости, чем на серьезную угрозу бойкотируемым компаниям. Некоторые покупатели, например, доверху загружали разнообразными товарами тележки в киевских "Эпицентрах" (сеть принадлежит депутату Верховной Рады от Партии регионов Александру Гереге и его жене, секретарю Киеврады Галине Гереге) и оставляли их у касс.

"Национальные компании или бренды, покупки которых часто совершаются инстинктивно, меньше всего понесут потери", — считает владелец бренд-агентства "Следопыт" Вадим Пустотин. Более чувствительны к подобным акциям, по его словам, бизнесы, работающие в регионах, где население отличается максимальной политической активностью.

Наибольшая концентрация противников Партии регионов, как известно, в Западной Украине. И здесь тому же "Эпицентру" грозят уже более серьезные проблемы. Например, в середине декабря планируется открытие второго гипермаркета семьи Герег во Львове, и местные активисты уже пообещали, что оно будет "особенным".

(Кликните, чтобы увеличить)

Бойкотеры без границ

Мелким фирмам еще тяжелее. 8 декабря Теребовлянский райсовет Тернопольской области сообщил, что собственник Микулинецкого пивзавода Степан Троян вышел из фракции Партии регионов. Так же, как он, после разгона Майдана 30 ноября поступили уже десятки депутатов разных уровней в Западной Украине. Но г-ном Трояном руководили не только политические убеждения. Ведь в Тернопольской области реализуется львиная доля продукции его пивзавода, и терять деньги из-за бойкота ему не хочется.

"Конечно, спад в экономической деятельности мы уже чувствуем, продажи в декабре прошлого года были 61–62 тыс. далл, в этом будет на 10% меньше. Мы понимаем, что это не рыночная потеря, а именно результат бойкота", — подчеркнул "ДС" заместитель директора Микулинецкого пивзавода Владимир Троян (сын Степана Трояна).

Правда, по мнению Трояна-младшего, без помощи местных конкурентов, решивших извлечь из данной ситуации выгоду, кампания, развернутая против предприятия, не стала бы такой массовой. Но теперь, как утверждает г-н Троян, все ниточки, связывавшие его с провластной партией, разорваны.

Еще один "региональный" бизнес, оказавшийся под прицелом инициаторов бойкота, — львовский Окси Банк, принадлежащий семье депутата Львовского облсовета от Партии регионов Олега Баляша. 8 декабря местные активисты обклеили его отделения стикерами с надписью "Внимание! Собственник — "регионал".

"Нацбанк уже интересовался, все ли у нас в порядке. Мы ответили, что работаем в обычном режиме. Пришлось только выделять работников, чтобы привести внешний вид отделений банка в соответствии с корпоративными стандартами", — рассказал "ДС" представитель финучреждения.

Есть и случайные жертвы бойкота. Составители черного списка в Facebook написали "ДС", что один из банков был внесен в него ошибочно, так как на рынке не было информации о смене его собственников. "Владельцы финучреждения нам написали, что появление в "блок-списке" приносит им реальные проблемы — люди обклеивают их подразделения, из банка увеличился отток депозитов, а взамен в него несут статьи и агитацию", — сообщили "ДС" авторы "Бойкота Партии регионов". Само финучреждение они не называют, но, по данным источников "ДС", речь идет об Актив-банке, который до начала текущего года входил в орбиту братьев Андрея и Сергея Клюевых, а потом был продан одному из основателей компании "ITT-Инвест" Даниилу Волынцу.

Отдельного внимания во время нынешней бойкот-кампании удостоился самый богатый "регионал" Украины Ринат Ахметов. После того, как его группа СКМ отменила встречу лидера группы "Океан Эльзы" Святослава Вакарчука со студентами 10 декабря в рамках своего проекта FormulaS, столичные студенты вышли с пикетом к офису группы возле Михайловского собора в Киеве (здесь в первую ночь после разгона Майдана спасались люди от "беркутовцев"). Обклеив офис донецкой компании стикерами, студенты пообещали пикетировать отделения банка ПУМБ, принадлежащего г-ну Ахметову.

Впрочем, акции в Украине — не самая большая опасность для Рината Ахметова, основные доходы которому приносят предприятия-монополисты. Тот же "Киевэнерго", например, весьма сложно бойкотировать, особенно в разгар зимы. Гораздо болезненнее для бизнесменов уровня Ахметова удары, которые наносят по их репутации активисты в Европе, с учетом того, как старательно наши олигархи в последнее время выстраивали положительный имидж на Западе.

Недавно, например, офис СКМ в Лондоне пикетировали английские сторонники украинского Евромайдана. Это событие, возможно, подстегнуло президента "Шахтера" сделать на прошлой неделе заявление, в котором он признал право "мирных людей выходить на мирные акции" и сказал о недопустимости насилия над демонстрантами.

С чего начинался бойкот

Первый полноценный экономический бойкот был организован еще в 2004 г. сторонниками Виктора Ющенко, призывавшими не вести дел с бизнесменами из Восточной Украины, поддерживающими Виктора Януковича. "Сине-белые" тоже не остались в долгу, правда, весьма специфически.

Самым запоминающимся жестом многих сторонников нынешнего Президента стал временный отказ от апельсинов, которые они сочли символом Оранжевой революции. На одной из акций эти фрукты, разложенные на асфальте, даже показательно были раздавлены катком.

Впрочем, какого-либо эффекта это не дало, в том числе потому, что бойкоты были стихийными и неорганизованными. Сейчас же все изменилось, и прежде всего благодаря интернету и социальным сетям.

Как потребители давят на бизнес

Экономические бойкоты давно стали эффективным способом влияния общественных организаций на большой бизнес. Автор книги "Бойкот в Америке" Гэри Минда отмечает, что чаще всего их конечной целью является попытка добиться уступок со стороны корпораций с помощью экономического урона.

Например, крупной американской сети розничной торговли Target в 2005 г. был объявлен бойкот из-за того, что ее материнская корпорация Dayton-Hudson отказалась перечислить гуманитарной организации Planned Parenthood благотворительный взнос. Planned Parenthood сочла это актом политического давления и организовала бойкот универмагов Target. В итоге пожертвование было получено.

Почти 12 лет продолжался бойкот компании Ford, который устроила организация американцев ирландского происхождения Irish National Caucus. Автомобильный гигант обвиняется в том, что при приеме на работу допускал "дискриминацию рабочих по религиозному признаку".

В результате в 1998 г. Ford пошел на попятную и обязался не ущемлять католиков.

Один из самых эффективных бойкотов состоялся в 2011 г. в Израиле, где стартовал "творожный" бунт. Он был поддержан более чем 100 тыс. потребителей на соответствующей страничке в Facebook, недовольных высокой наценкой на этот продукт. Общий объем продаж творога за время бойкота упал почти на треть: он просто скисал на прилавках израильских супермаркетов.

После трех недель такого игнорирования молочные компании пошли на уступки и объявили о снижении цен примерно на четверть. "Это действительно первый случай, когда потребители оказались способными разбить монополию", — отметил профессор экономики Тель-Авивского университета Эфраим Садка.

Впрочем, не все бойкоты так успешны. Самое долгое и известное противостояние, которое пока не закончилось успехом, — начавшийся еще в 80-х годах прошлого века игнор компании Nestle, которую ряд общественных организаций решил наказать за продвижение детского питания в качестве полноценной замены грудному вскармливанию.

Точно так же не дает видимого эффекта бойкотирование крупнейшего ритейлора в США Wal-Mart за плохое отношение к наемным работникам корпорации Caterpillar, выпускающей строительную технику, — за поставки бульдозеров Израилю, а также несколько других акций. К ним можно причислить и самую масштабную обструкцию, устроенную в 2003 г. американскими потребителями поставщикам французских вин.

Виной этому стал отказ Франции поддержать США в иракском конфликте. На пике "винного" бойкота падение продаж французских вин в США составило 26%, а в целом потери французских виноделов за время бойкота составили не менее $110 млн. Однако Франция так и не стала членом антииракской коалиции, а тамошние виноделы впоследствии восстановили свои позиции на американском рынке.

Неплохо освоили практику бойкотов и на просторах постсоветского пространства. Один из самых известных — так называемый "шпротный" бойкот, объявленный еще в 90-х годах в России рыбным консервам латвийских производителей.

"Покупая латвийские шпроты, ты помогаешь ветеранам СС" — такими были тогдашние призывы активистов бойкота Латвии, обвиненной в дискриминации русскоязычного населения. Впрочем, какого-либо видимого эффекта это не дало — по крайней мере, никакого спада в латвийской рыбоконсервной промышленности по итогам бойкота зафиксировано не было.

Более эффективной стала кампания, стартовавшая в 2007 г. в России против Эстонии после переноса памятника Бронзовый солдат из центра Таллинна на военное кладбище. Тогда первый вице-премьер РФ Сергей Иванов призывал россиян не ездить в Эстонию отдыхать и не покупать продукты из этой страны.

После чего сразу несколько сетей розничной торговли в России ("Седьмой континент", "Копейка") объявили о прекращении торговли эстонскими товарами, а ряд крупных российских компаний ("Северстальтранс" и "Акрон") заявили о приостановке своих инвестиционных проектов в Эстонии. Потери последней из-за этого оказались весьма существенными — более $100 млн.