Экономика

Еда Франкенштейна. Кто наводнит планету продуктами с ГМО (ИНФОГРАФИКА)

В ближайшие два-три года мировой рынок семян и пестицидов разделят между собой три гигантские корпорации

Фото: Shutterstock.com

В середине сентября немецкий фармацевтический гигант Bayer заявил о подписании окончательного соглашения по покупке крупнейшего американского производителя генетически модифицированных семян и гербицидов Monsanto Company. Планируется, что сделка стоимостью $66 млрд должна быть завершена до конца 2017 г. На днях компания сообщила, что участие в ее финансировании приняли более 20 банков.

Это крупнейшее поглощение на рынке в текущем году и за всю историю Германии. Пока юристы компаний ожидают согласования покупки в более чем 30 антимонопольных ведомствах. Если они не согласуют сделку, Bayer выплатит Monsanto $2 млрд. Но у руководства обеих компаний свои причины довести сделку до конца.

"Святая" сделка для "компании Сатаны"

"Мне трудно представить, как приобретение компании, чьи семена помогают накормить мир, компанией, чья продукция помогает заботиться о здоровье, может расцениваться, как что-то не святое", - так прокомментировал в августе готовящуюся сделку представитель по связям с общественностью Monsanto в Европе и на Ближнем Востоке Брэндон Митченер.

В этой реплике можно найти часть ответа на вопрос, зачем пионеру в области генетической трансформации растений сливаться с немецким фармконцерном. Все дело в изрядно подпорченном имидже: уже не первый год сторонники органических продуктов и "зеленые" всех мастей называют компанию Monsanto не иначе как Mon Satan, а ее продукцию - едой Франкенштейна.

Monsanto была основана в 1901 г. фармацевтом Джоном Куини и названа в честь девичьей фамилии его жены. Бизнес поначалу состоял из производства ингредиентов для набирающего тогда в США популярность напитка Coca-Cola - сахарина, кофеина и ванилина. Затем интересы компании расширились до фармацевтики, производства резины и пластика. А во вторую половину XX в. компания вошла одной из крупнейших в химической отрасли США. И тут ее имиджу был нанесен первый удар.

Речь об операции американских вооруженных сил во время Вьетнамской войны под названием "Ранчо". В ее рамках над джунглями распылялась химическая смесь, убивающая растительность. Это помогало американцам обнаруживать противников, а заодно и лишало вьетнамцев рисовых посевов. Оранжевая окраска бочек с этими химикатами производства Monsanto и еще одного американского химического гиганта Dow Chemical дала название убийственной смеси - Agent Orange. Операция "Ранчо" считается одним из самых известных примеров применения химического оружия.

В следующий раз мир заговорил о компании в 1980-1990-х, когда Monsanto провела первые в мире полевые испытания генетически модифицированных растений и первой начала продавать ГМ-семена важнейших сельхозкультур - хлопчатника, сои и кукурузы.
Сегодня основную прибыль Monsanto получает от продажи "пакета" из ГМ-семян, устойчивых к гербициду глифосат, и самого гербицида под торговой маркой Roundup в придачу к семенам.

В 1990-х компания официально использовала так называемую "терминирующую" технологию, которая предотвращала всход семян из урожая, полученного из ГМ-семян. Потом технологию заменили юридические запреты. Так, семена с собранного урожая запрещается высаживать - компания заставляет всех фермеров и агрокомпании подписывать соответствующие соглашения и ежегодно покупать новую партию семян. И первый, и второй варианты представляют своеобразную систему авторского права на ГМ-продукцию Monsanto.

Фармацевты уходят в поля

Компания Bayer, основанная в 1863 г. Фридрихом Байером и Иоганном Вескоттом, известна в первую очередь изобретением аспирина и героина. Ее история сродни истории Monsanto. Начав с небольшого, Bаyer постепенно стала крупным химконцерном, производящим широчайшую линейку продукции - от медпрепаратов до полимеров.

Как и у Monsanto, в истории Bayer есть эпизоды, связанные с военными преступлениями. Во время нацистского режима компания использовала не только труд узников концентрационных лагерей, но и их самих для опытов и испытаний новой продукции.
Наконец, так же, как и американская компания, Bayer со временем стала избавляться от многих второстепенных активов в химической отрасли, сосредотачиваясь на развитии одного приоритетного сегмента. Для немцев им стал рынок медико-биологических продуктов.

Ирония заключается в том, что покупка Monsanto может еще раз изменить центр приложения усилий концерна - на этот раз в сторону сельского хозяйства. По данным аналитиков Deutsche Bank, профильное подразделение, производящее средства защиты сельхозрастений (Bayer Crop Science), и без того обеспечивает около 55% основного дохода Bayer. Смещение интересов произошло буквально за последний год, в преддверии исторической сделки. В прошлом году доля продаж агрохимикатов и селекционных растений в общем доходе концерна оценивалась всего в 27%.

Мировой урожай "на троих"

Слияние Bayer и Monsanto лишь подтвердило тенденцию последнего года на рынке агрохимии и ГМ-культур: крупные игроки сливаются, а суммы сделок этих слияний и поглощений астрономические.
В декабре 2015 г. рынок вздрогнул от заявления о слиянии двух американских химических гигантов - Dow Chemical и DuPont. Капитализация объединенной компании оценивается в $130 млрд. Ожидается, что процесс слияния и построения совместной работы займет два-три года.

В феврале 2016-го китайская государственная химкорпорация China National Chemical Corporation (ChemChina) заявила о намерении купить швейцарский химический концерн Syngenta. Завершение сделки стоимостью $43 млрд ожидается в конце текущего - первой половине следующего года. К слову, весной 2015-го швейцарскую компанию хотела приобрести Monsanto. И даже предлагала сумму на $3 млрд больше, чем китайцы. Правда, в отличие от ChemChina, которая согласилась на оплату сделки чистым кэшем, в Monsanto предлагали смешанную схему "наличные+акции".

Итак, совсем скоро рынок получит трех монстров в сфере сельскохозяйственной химии и ГМ-культур. Bayer-Monsanto аккумулирует почти 30% мирового рынка семян и 25% рынка пестицидов, Dow-DuPont - 20 и 23% соответственно, ChemChina-Syngenta - 10 и 15%. В сумме это соответственно 60 и 63%. Именно эти химические гиганты и будут кормить мир.