Экономика

Его величество бревно

Необычный антураж к своей новой весенней коллекции, показанной на сентябрьской неделе моды в Нью-Йорке, выбрал известный фэшн-бренд J.Crew

Необычный антураж к своей новой весенней коллекции, показанной на сентябрьской неделе моды в Нью-Йорке, выбрал известный фэшн-бренд J.Crew.

Чтобы привлечь внимание публики, американский ритейлер разместил своих моделей в ярко-пестрых нарядах на подиуме из грубой некрашеной древесины. Сам по себе контраст — не ахти какое изобретение. Интересно другое: материалом для подиума послужили обломки набережной Кони-Айленда, Роквейбич и Атлантик-Сити, пострадавшие от урагана Сэнди в октябре прошлого года.

Чтобы обыграть задумку по полной программе, дизайнеры марки сделали тему прибоя ведущей, а главным источником вдохновения для создания цветастых платьев объявили тропические породы деревьев, из которых и был сооружен помост.

Дерево в его самом что ни на есть натуральном виде, без намека на краску, лак, полировку — несомненный фаворит в интерьерах этого года. "ВД" предсказывала такую древесную экспансию (см. подробнее — "Дизайн-Гороскоп 2013-2014"), и ведущие дизайнерские выставки, начиная с Кельнского салона и заканчивая Лондонским фестивалем дизайна, подтвердили прогноз.

Причем в особом почете оказалась грубая фактура необработанной древесины, которую производители ухитряются использовать в самых неожиданных предметах.

Грубо? Простите

Не заметить главный тренд сезона на прошедшей неделе дизайна в Лондоне было просто невозможно. Главный символ фестиваля красовался на лужайке прямо перед входом в собор Святого Павла. Состоящая из 44 кубометров розового дерева "бесконечная лестница" от архитектурной фирмы dRMM, представляла собой огромный лабиринт, с разных точек которого открывался вид на знаковые объекты города. Нагло закрывая собой старинное здание собора, лестница недвусмысленно говорила о том, кто здесь главный.

Древесная тема, наверное, впервые за десять лет существования Лондонского фестиваля дизайна вышла так явственно на первый план. Вместо светомузыкальных инсталляций, сложных 3D объектов, шоу роботов и парада композитных материалов с их фантастическими возможностями дизайнеры в этом году дружно сплотились вокруг идеи бревна и всего, что можно из него изготовить.

Главный акцент — минимальная обработка. Выглядит это порой шокирующе: столы и стулья с сучками, стволы без веток и верхушки в качестве дополнительных опор в выставочном зале. Несмотря на красивые слова об экологии, натуральных материалах, сохранении природы, удивление публики — именно та эмоция, на которую сознательно рассчитывают дизайнеры, придумывая абажур люстры из связанных вместе веточек бука.

Понять их можно: после всех экспериментов предметников с материалами и формой удивить потребителя сложно, ну разве что по­ставить бревно вместо кресла, приделать к нему ручки и назвать это "Анти-комфорт", как сделал, например, итальянец Андреа Бранзи.

Чурбан неотесанный — отныне это больше никакое не ругательство, а содержание и суть самого модного интерьерного тренда. Если раньше подобные выходки позволяли себе в основном молодые марки и юные дизайнеры, жаждущие любого, хоть отрицательного, внимания к своей особе со стороны публики, то теперь в игру включились рафинированные бренды, которые не прочь разбавить пресный и очень выдержанный интерьер вкраплениями грубого необработанного дерева.

Это может быть ваза из колоды дуба, настольная лампа из веток ольхи, пуф в виде обрубка бревна или ни к чему не обязывающий декор из ствола березы, закрепленный на стене. Оказалось, что такие элементы при всей их неожиданности одинаково органично смотрятся в самых разных помещениях. А сами дизайнеры активно приучают нас к тому, что натуральное дерево в доме — это как живые цветы, испортить интерьер им невозможно.

Популярность грубой древесины — это, несомненно, дань моде на все с пометкой "био". И если в случае с корпусной мебелью потребителю предлагают поверить производителю на слово, что при изготовлении не использовались вредные клеи, пропитки и т. д., то в случае с бревнами и колодами этого делать не приходится вовсе: натуральность и так налицо.

Сама первозданная грубость материала становится залогом экологической чистоты намерений мебельщиков. Эта корреляция настолько сильна, что даже производители, специализирующиеся на мебели из МДФ, норовят вставить элементы древесины с минимальной обработкой в свои предметы.

Так поступила известная фабрика deVOL, презентуя свою обновленную коллекцию кухонь Air на выставке 100% Design в Лондоне. Изюминкой и главной фишкой презентации стало шоу столяров, которые с помощью традиционных инструментов вроде пилы, топора и рубанка сооружали на глазах у зрителей столешницы и кухонные шкафчики.

(Кликните, чтобы увеличить)

Дерево с историей

Красота и экологические стандарты — далеко не все причины нынешней популярности натуральной древесины в интерьере. Предприимчивые дизайнеры делают ставку на романтическую историю, которая стоит за каждым куском деревяшки. Особенно благодарное дело в этом смысле — выброшенное, старое дерево, остатки известных объектов (как разрушенная ураганом "Сэнди" набережная) и различное вторсырье.

Поиск таких объектов — отдельное занятие и специализация дизайнеров. Одни собирают хворост в лесу и делают из них светильники и прочие мелочи, другие бродят по берегу океана в поисках древесных обломков, а идейные марки вообще затевают целые экспедиции, чтобы поднять со дна редкую породу дерева, пролежавшего тысячу лет под водой.

В работе со старым деревом главное — это правильный соус, под которым следует подавать древесные ошметки. Можно собрать старые столбы — приколы, за которые привязывают гондолы в Венеции, высушить их и позвать именитых дизайнеров, чтобы они сделали мебель из этого откровенного неликвида.

В итоге покупателю предлагается не просто стул или стол из бревна с сучками и дырочками, а кусочек самой Венеции, в которой все мечтают побывать. И если осуществить эту мечту может далеко не каждый, то уж купить стеллаж из распиленного венецианского прикола — вполне по силам рядовому белому воротничку.

Романтика путешествий — вот главный козырь производителей мебели из старой древесины. Чего здесь больше: заботы об окружающей среде или правильного маркетинга, сказать трудно. С одной стороны, это, несомненно, благородное занятие: не рубить живые деревья, а найти обломок старой мачты и приспособить его для столешницы или книжного шкафа.

С другой, превращать мебель в трофей, добытый со дна морского ценой титанических усилий, — смешно, когда вокруг столько отходов мебельного производства и дерево буквально валяется под ногами.

Как показывает практика, окутать романтическим ореолом можно все, что угодно, даже прогнившие столбы на причале или старую бабушкину мебель, поеденную жуком, которую можно приспособить под отделку. Именно таким образом поступили известные бразильцы братья Кампана, которые, взявшись за переустройство мини-отеля в Греции, разобрали старинные комоды, платяные шкафы, диваны на дощечки и обклеили ими стены.

(Кликните, чтобы увеличить)

Поправить природу

Фактура натуральной древесины с естественным рисунком среза, со всеми неровностями настолько популярна, что стала частым объектом для имитаций. Вместо того чтобы заморачиваться с обработкой выброшенных на берег палок или предлагать покупателю бревно в качестве дивана, производители научились изготавливать из пластмассы, МДФ и керамики любую породу: хоть березу, хоть рябину, и штамповать из них посуду, светильники и разные аксессуары "под дерево".

И речь идет вовсе не о набивших оскомину фотографических копиях вроде разводов на обоях или тканях с древесными принтами, а о настоящих трехмерных копиях с сучками, трещинками, дырочками, потеками от смолы и другими натуральными погрешностями природы. При этом подделка настолько искусна, что отличить ее можно только взяв в руки, пощупав и почувствовав полное отсутствие запаха дерева. Это своего рода улучшенная версия древесины: долговечная, не требующая определенных условий хранения.

Идя по пути улучшения, дизайнеры сейчас заняты тем, чтобы, с одной стороны, максимально сохранить грубую фактуру дерева, а с другой — продлить срок жизни живого материала. Так, например, благодаря расплавленному алюминию, который заливает в трещины бревен израильтянка Хилла Шамия, деревянные скамейки не рассыхаются со временем и намного прочнее, чем их натуральные собратья.