Экономика

Энергосбережение по-украински: 19 лет разговоров

За годы независимости было принято с десяток государственных программ, направленных на рациональное использование энергетических ресурсов. Однако практически все пункты этих документов остались на уровне проектов, замыслов и намерений

Фото: iqcomfort.ru

Интерес к энергоэффективности в нашей стране вспыхивает лишь время от времени и также неожиданно затухает. Первая волна ажиотажа вокруг этого направления случилась еще в 1997 г., когда была принята Комплексная государственная программа энергосбережения. Тогда чиновники дружно заговорили о счетчиках, энергоаудите, утеплении домов, энергоменеджменте. Но разговоры об этом затихли довольно быстро, не дав практического результата. Последний всплеск пришелся на январь 2014 г., когда российская агрессия заставила задуматься об энергетической независимости Украины. Но и он вылился лишь в сотрясение воздуха чиновниками.

После стольких лет риторика властей не меняется: вопрос энергоэффективности надо решать, поскольку Украина сильно отстает от цивилизованного мира. По данным Международного энергетического агентства, энергоемкость ВВП Ук­ра­ины в 2,6 раза выше, чем в странах - членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), и в 2,4 раза - чем в государствах Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия). К примеру, удельное потребление энергоресурсов на 1 кв. м жилья в нашей стране на 60-70% больше, чем в среднем по Евросоюзу. Что касается газа, то его использование для отопления 1 кв. м жилплощади в Украине в 2-2,5 раза превышает аналогичный европейский показатель.

Энергоемкое беззаконие

Огромная энергоемкость ВВП тормозит экономический рост, делает украинские товары и услуги более дорогими, а следовательно, и менее конкурентоспособными, ставит нас в зависимость от российского газа. Чиновники вроде осознают важность проблемы. В Национальном плане действий по энергоэффективности на период до 2020 г., который правительство утвердило 25 ноября прошлого года, задекларировано, что за пять лет потребление энергии в Украине должно сократиться на 9% (относительно среднего показателя за 2005-2009 гг.). Хотя при этом в Кабмине не уточнили, за счет чего будет уменьшено энергопотребление: путем ограничения поставок энергоносителей и увеличения тарифов или же все-таки за счет более рационального использования.

При каждом удобном случае председатель Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению Сергей Савчук рассказывает о том, что уже сделано для достижения цели. Однако в победном списке не слишком много пунктов: утверждение Национального плана действий по энергоэффективности, выдача "теплых" кредитов населению, а также принятие закона об энергосервисных компаниях. Все остальное - на уровне проектов, замыслов и намерений.

"В Украине нет государственной политики энергоэффективности. А орган, который реализует несуществующую политику, есть. Это же несусветная глупость: утвержденный Кабмином в конце прошлого года Национальный план действий по энергоэффективности основан на Директиве 2006/32/ЕС, действие которой прекратилось в 2012 году", - рассказал "ВД" глава Союза энергетического сервиса Украины Александр Бойко.

С принятием других нормативно-правовых актов власти не слишком торопятся. "Украина должна создать гибкое законодательное поле, чтобы сти­му­лировать интерес инвесторов к этой сфере. В частности, должен быть наконец-то принят закон об учете тепла, воды и коммунальных услуг. Кроме того, нужно утвердить закон об энергоэффективности зданий, который стал одним из парламентских "долгожителей". Депутаты рассматривали его множество раз, но каждый раз безрезуль­татно", - рассказал "ВД" вице-президент аналитического центра DiXi Group Антон Антоненко.

Также зависли законы о рынке электрической энергии, о Нацкомиссии по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг, об энергоэффективности, о регулировании промышленных загрязнений, изменения в Налоговый кодекс в части налогообложения потребления энергии и энергоносителей и пр. Часть этих документов уже давно находится в Верховной Раде, еще часть проходит согласования в различных министерствах и ведомствах, а к разработке некоторых даже не приступали.

"По моему мнению, нет необходимости принимать отдельные разношерстные законы, которые пишут различные доноры, исходя из своего понимания процесса. Необходимо определить государственную политику в этой сфере и начать с разработки Кодекса энергоэффективности", - говорит координатор Экспертной платформы по энергоэффективности Игорь Черкашин. Уже потом, по его словам, этот документ следует дополнять специализированными разделами, касающимися отдельно энерго­эф­­фективности зданий, энергоаудита, энергосервиса и т. д.

О том, что нужен один закон в сфере энергоэффективности, говорит и Александр Бойко: "Нам нужен Кодекс энергетической эффективности и экологической безопасности, поскольку от объемов потребления энергетических ресурсов и уровня энергоэффективности напрямую зависит состояние окружающей среды". Причем закон должен быть прямого действия, чтобы он мог работать без дополнительных постановлений Кабмина, положений, порядков и инструкций, которые должны будут вдогонку разработать и утвердить министерства и ведомства.

Кого греют "теплые" кредиты

Единственным реальным достижением в сфере энергоэффективности можно назвать выдачу "теплых" кредитов населению и ОСМД. Суть программы состоит в том, что государство возмещает 20-40% стоимости займов, взятых в госбанках для утепления домов и установки негазовых котлов. Чиновники рапортуют: за два года на при­обретение энергоэффективного оборудования и материалов 69 тыс. украинцев взяли кредиты на сумму 1,1 млрд грн., а на покупку негазовых котлов займы оформили 13,9 тыс. граждан на 230 млн грн. "Если зайти на сайт Госэнергоэффективности, то создается впечатление, что там размещены не отчеты о работе органа, который должен реализовывать государственную политику в сфере энергоэффективности, а доклады старшего менеджера коммерческого банка об успешности своего финучреж­дения. "Теплые" кредиты - это не стимулирование энергоэффективности, это система заработка денег", - говорит Александр Бойко. С этим согласен и экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко: "Госпрограмма латания дыр госбанков за счет госбюджета транзитом через заемщиков без привязки к результату - это и есть квинтэссенция работы Госэнергоэффективности".

Тем не менее "теплые" кредиты все-таки дают положительные результаты. Благодаря им власть впервые направила полученную от Евросоюза финансовую помощь в энергоэффективном направлении. Конечно, украинцы в основном используют эти деньги для замены окон и покупки электрических или твердотопливных котлов, поскольку установка солнечных коллекторов с бойлерами, не говоря уже о тепловых насосах и полной термомодернизации, - слишком дорогое удовольствие. А максимальная сумма компенсации, на которую могут рассчитывать граждане при покупке энергоэффективного оборудования и материалов, - 14 тыс. грн. Для сравнения: стоимость реновации жилья по евростандартам сейчас составляет 100-150 евро/кв. м.

Возмещение части кредита проходит в рамках Государственной экономической программы энергоэффективности и развития сферы производства энергоносителей из возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива на 2010-2016 гг. В прошлом году на эти цели было потрачено более 300 млн грн., в нынешнем году предусмотрено почти 900 млн. Есть и планы привлечения клиентов: за текущий год банки должны выдать кредиты на сумму не менее 2,3 млн грн. почти 304 тыс. украинских семей. "Но на основной вопрос: каков же результат всей бурной деятельности по выдаче "теплых" кредитов, ответ никто дать не может. Каковы конкретные параметры снижения удельного потребления энергоресурсов, мы не знаем. У нас есть только финансовый итог: 300 млн грн. европейских денег, которые прошли через госбюджет, были потрачены", - говорит Александр Бойко.

В Госэнергоэффективности обещают провести верификацию "теплых" кредитов в текущем году и привлечь к этому процессу Агентство США по международному развитию USAID и Международную финансовую корпорацию (IFC), входящую в структуру Всемирного банка.

Последняя в 2015 г. профинансировала программы энергоэффективности в Украине на $2,2 млн. Однако, скорее всего, проверять будут снова финансовую сторону проекта, а не то, насколько уменьшилось потребление энергоресурсов.

"Главная часть в системе стимулирования - это когда субъект получает преференции, если докажет, что он сократил потребление энергоресурсов, уменьшил вредное влияние на окружающую природную среду и т. д. У государства должна быть возможность это проверить. У нас этого нет", - утверждает Александр Бойко. К примеру, в Польше государство компенсирует часть расходов на ремонт здания при условии, что тот привел к значительному снижению потребления тепла.

Тест-драйв для регионов

Еще одно украинское ноу-хау - привлечение к программе "теплых" кредитов местных властей. Как рассказали "ВД" в регионах, из Киева на них усиленно давят, заставляя принимать местные программы удешевления займов для населения. Но тут большая разница: государство компенсирует часть "теплых" кредитов за счет денег европейских налогоплательщиков, а областным, районным и городским властям приходится залазить в местные бюджеты.

По данным Госэнергоэффективности, сейчас утверждено около 150 местных программ возмещения части процентов по кредитам, взятым населением или ОСМД на утепление домов. В основном речь идет о компенсации 15% годовых (при средней ставке 25%). Правда, больше половины этих программ не подкреплены реальным финансированием, но из Киева настойчиво требуют внести изменения в местные бюджеты и выделить средства на эти цели.

Энергоэффективность в регионах уже давно подпитывается за счет иностранных доноров. Правда, реализуются только пилотные проекты, до массовой реновации жилья или комплексной модернизации коммунальной инфраструктуры дело не доходит. "Сегодня муниципалитет за счет грантов или кредитов под низкие проценты может отремонтировать один-два детсада или заменить окна в нескольких школах. И это считается выдающимся достижением. О системном процессе речь даже не идет", - говорит Александр Бойко. По сути, реализуемые в регионах проекты в сфере энергоэффективности напоминают тест-драйв, который проводится для того, чтобы покупатель мог оценить все качества товара. Но вот на саму его покупку денег не хватает.

Аналогичная ситуация и с программными документами в сфере энергоэффективности. К примеру, еще десять лет назад все украинские города в административном порядке заставляли разрабатывать эколого-энергоэффективные схемы теплоснабжения. Затем в USAID предложили помочь с подготовкой муниципальных энергетических планов. После этого произошли еще две реинкарнации одного и того же документа, но под другими названиями. И каждый раз это делали либо за средства иностранных доноров, либо за счет местных бюджетов. "По большому счету деньги были выброшены в пустоту. Чтобы реализовать эти программы, необходимы специалисты, системы мониторинга, финансы", - говорит Александр Бойко. Так что сейчас представители муниципалитетов осаждают Минрегион в на­дежде стать участником проектов по энергоэффективности, под которые выдают кредиты Всемирный банк, ЕИБ и другие международные финансовые организации.

ЭСКО не торопятся

Решить проблему финансирования проектов в сфере энергетической эффективности власти попытались с помощью легализации деятельности энергосервисных компаний (ЭСКО). В апреле 2015 г. Верховная Рада приняла Закон с многообещающим названием "О внедрении новых инвестиционных возможностей, гарантировании прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности для проведения масштабной энергомодернизации". Для начала власти решили апробировать механизм ЭСКО на бюджетных объектах. Предполагалось, что на этот рынок придут энергосервисные компании, которые за собственные средства проведут энергосберегающие мероприятия (поменяют окна, утеплят фасады и т. д.). А собственник бюджетного здания, который будет платить за энергоресурсы меньшую сумму, чем до термомодернизации, эту разницу будет отдавать ЭСКО. Впоследствии, по окончании энергосервисного контракта, содержание такого объекта обойдется значительно дешевле.

В общем, схема достаточно распространенная во многих странах. Но в Украине умудрились "облагородить" ее до такой степени, что спустя год оказалось, что не запущен ни один проект. К примеру, в законе об ЭСКО есть понятие "базовая линия" - это нормативное потребление объектом энергетических ресурсов за три последних отопительных периода. От этого показателя рассчитывается все остальное: финансовые выплаты, длительность проекта, сроки окупаемости и т. д. Но если вспомнить, что как раз три последние зимы у нас были аномально теплыми, следовательно, потребление энергоресурсов было меньше, чем обычно. То есть, если компания вложит деньги в энергоэффективные мероприятия, а следующая зима будет морозной и затраты на отопление возрастут, никаких денег она не получит. "Ни один нормальный инвестор не захочет взяться за объект, если не будет четко знать, что он вернет вложенные деньги. В том виде, в каком закон сейчас существует, он не заработает", - утверждает Александр Бойко. В результате - никаких "новых инвестиционных возможностей" для проведения "масштабной энергомодернизации" страна не получила. По сути, закон об ЭСКО надо переписывать заново.

В общем, "весомые" достижения последних лет оказались не столь уж безупречными. Есть небольшая надежда, что правительство Владимира Гройсмана более ответственно подойдет к вопросам энергоэффективности. Но, учитывая, что все чиновники, имевшие отношение в этой сфере, остались на своих должностях, на радикальное изменение подходов вряд ли стоит рассчитывать.

Госагентство широкого профиля

Украине необходимо выстроить систему управления энергоэффективностью. Сейчас эффективным использованием энергоресурсов ведает Министерство энергетики и угольной промышленности, одно­временно эта сфера находится в ведении Госагентства по энергоэффективности и энергосбережению, которое, в свою очередь, курирует Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ. Но это еще не все. В один общий котел у нас свалена возобновляемая энергетика, энергоэффективность, топливозамещение. "Каждый отчет или презентацию чиновники начинают модными словами "энергоэффективность - это приоритет правительства", но 90% внимания уделяют проектам топливозамещения", - констатирует глава Фонда целевых экологических инвестиций Алексей Хабатюк.

В итоге чиновники выдают на-гора разрозненные данные, которые не дают целостной картины того, что происходит. "Госагентство должно заниматься только энергоэффективностью и энергосбережением, причем оно должно быть выведено из подчинения Минрегиона. Во­зобновляемая электроэнергетика должна быть передана Минэнерго, а проекты по отоплению (биоэнергетика, тепловые насосы и т. д.) - в Минрегион, области и города", - считает координатор Экспертной платформы по энергоэфффективности Игорь Черкашин.

О том, какими способами чиновники зарабатывают на холодных домах, читайте здесь

Опубликовано в еженедельнике "Власть денег" № 5 (442) за май 2016 г.