Экономика

Игорь Пашко: До 26 мая у нас не было ни одной жалобы в отношении финкомпаний, имевших отношения с «Михайловским»

Председатель Нацкомиссии по регулированию финансовых услуг о лазейках, которые используют недобросовестные финкомпании, и о том, как регулятор намерен с ними бороться

Фото: Сергей Владыкин/"ДС"

«ДС» У всех на слуху сейчас скандал с участниками финансовой группы, в которую входил банк «Михайловский», недавно признанный НБУ неплатежеспособным. Кроме самого банка, в схеме было задействовано несколько финансовых компаний и страховщик. Как можно было незаметно построить такую пирамиду под носом у двух регуляторов — НБУ и Нацкомфинуслуг?

И.П. Пока идет разбирательство, о деталях говорить рано. Могу лишь сказать, что мы видели, что у входящей в группу финансовой компании «Инвестиционно-расчетный центр» был значительный рост показателей. Но оснований для проверок не было. Позднее, в апреле этого года, до введения в банк временной администрации, мы получили информацию от НБУ о ситуации в «Михайловском» и о двух кредитных учреждениях, связанных с ним определенными договорными отношениями. Мы тут же направили запросы в ООО «Инвестиционно-расчетный центр» и ООО «Кредитно-инвестиционный центр», чтобы посмотреть детали всех операций, которые они проводили. Попросили предоставить полную расшифровку по кредитному портфелю и операциям по привлечению средств. Мы получили ответ, но информация была не полной, на ее основании нельзя было делать выводы. Уже после введения в «Михайловский» временной администрации мы отправили повторный запрос, но ООО «Инвестиционно-расчетный центр» на него до сих пор не ответило. Более того, мы знаем, что компания уже сменила место регистрации с Киева на Хмельницкий, причем нас об этих изменениях не уведомила. Поэтому у нас появилось основание проверки, чтобы разобраться, что там происходит.

«ДС» Почему вы ждете так долго?

И.П. Хочу напомнить, что если НБУ видит отчетность банков на ежедневной основе, то финансовые институты у нас отчитываются только раз в квартал. Мы ставим вопрос о введении отчетности хотя бы на месячной основе для отдельных рынков, но наши возможности ограничены. Нам остро необходима модернизация IT-системы. Сейчас у нас нет даже своего сервера, мы используем сервер на условиях аренды. К тому же до 26 мая у нас не было ни одной жалобы в отношении финкомпаний, имевших договорные отношения с «Михайловским». Те обязательства (финансовые либо нефинансовые), которые они на себя брали, выполняли. Кстати, с 26 мая по сегодняшний день мы получили только четыре обращения от клиентов ООО «Инвестиционно-расчетный центр», последнее из которых пришло в начале июня.

«ДС» В схеме «Михайловского» принимала участие СК «Форте». В СМИ была информация, что страховщик не собирается выплачивать возмещения клиентам, потерявшим вложения...

И.П. Мы встречались с руководством страховой компании, чтобы выяснить, с кем у нее еще есть подобные проекты и что будет с ее обязательствами по страхованию финрисков физлиц, дававших займы ООО «Инвестиционно-расчетный центр». Они утверждают, что оснований для выплат нет, поскольку риск, указанный в договоре, — невозврат займа на счет физлица в банке «Михайловский». А эти средства на счета вернулись. Сейчас мы изучаем эти договоры. Только после этого будем делать какие-то выводы.

 

«ДС» Попадают ли в ваше поле зрения другие финкомпании, которые демонстрируют такой же бурный рост вкладов, как структуры, которые были связаны с «Михайловским»?

И.П. Есть порядка 12 компаний, которые также работают с физлицами. Но там темпы роста далеко не такие высокие.

Хочу подчеркнуть, финансовые компании не имеют права привлекать депозиты от физических лиц. Согласно законодательству такие полномочия имеют только банки и кредитные союзы, получившие специальные лицензии.

По предварительным данным, в случае с ООО «Инвестиционно-расчетный центр» речь шла о привлечении ссуд от физлиц через счета банка. Такая схема вполне вписывается в действующее законодательство для физлиц.

«ДС» Как Нацфинуслуг будет реагировать на произошедшее? Можно ли предотвратить новые похожие инциденты?

И.П. В Гражданском кодексе есть такое понятие, как ссуда. И мы не можем запретить физлицам предоставлять ссуды кому бы то ни было. Тем не менее, понимая, что у некоторых финкомпаний может возникнуть искушение привлекать средства физлиц по такой же схеме, мы введем регуляторные ограничения. Их цель — ограничить  возможности компаний по привлечению средств населения на любых условиях, кроме строго определенных. На сегодня такая форма взаимоотношений, как предоставление ссуды физлицом кредитному учреждению, слишком рискованная. Как это будет сделано — пока обсуждается. Кроме того, мы планируем ужесточить требования к собственному капиталу финансовых компаний. Чтобы на этом рынке оставались только серьезные игроки, которые будут выдавать кредиты и рисковать в первую очередь собственным капиталом, а не чужим. Также с начала года вступила в силу норма, которая требует от собственников финучреждений раскрывать источники происхождения капитала.

«ДС» Судя по статистике Нацкомфинуслуг, рынок финкомпаний сейчас переживает настоящий бум?

И.П. Рост идет в двух сегментах — финансовых компаний и кредитных учреждений. И те и другие выдают кредиты. Только для кредитных учреждений — это единственный вид деятельности, а финкомпании, наряду с кредитованием, могут предоставлять и другие услуги — факторинг, лизинг, привлечение средств от юрлиц с обязательством их возврата и др. И те и другие активно работают в нише микрокредитования для населения. Размер среднего выданного кредита — 1,5–2 тыс. грн., средний срок — две недели. Спрос на такие займы очень высокий, банковская система его не удовлетворяет. Поэтому идет переток клиентов в небанковский сектор. Мы начали фиксировать эту тенденцию с сентября прошлого года. Если в 2014 году было зарегистрировано 386 финансовых компаний, то на конец марта 2016 года — 609. Их активы за этот период выросли с 36 млрд до 77 млрд грн. Мы подсчитали, что ежемесячно комиссия в среднем регистрирует 12–13 финкомпаний. Они работают за счет собственных средств (капитала, который внесли учредители) либо синдицированных займов или банковских кредитов. Количество кредитных учреждений (имеют право выдавать кредиты, в том числе за счет привлеченных средств) прирастает не так быстро: сегодня их 117, тогда как год назад было 93. Но кредитный портфель у них гораздо больше — 9,4 млрд грн. против 1,6 млрд грн. у финансовых компаний.

«ДС» Какой процент финкомпаний и кредитных учреждений аффилированы с банками?

И.П. Совсем не так много, как вы думаете. Среди них много структур с иностранным капиталом. Ведь это направление приносит сумасшедшую прибыль — ставка по микрокредитам часто составляет до 2% в день.

«ДС» Речь идет об офшорных структурах?

И.П. Часто да.

«ДС» Но, вероятно, это те же офшорки, которые раньше фигурировали в учредителях банков?

И.П. Мы смотрим всех собственников вплоть до конечного бенефициара. То, что нам подают информацию исключительно о компаниях-«прокладках», неправда. Тем более что сейчас мы обязаны следить, чтобы среди учредителей компаний не было представителей стран-агрессоров. Мы очень внимательно относимся к этому вопросу. Акционеры самые разные: от физических лиц — граждан Украины до компаний, абсолютно не связанных с финансовым рынком.

«ДС» Есть ли у регулятора претензии к работе финкомпаний?

И.П. Мы пытаемся добиться, чтобы их услуги стали прозрачными. Если клиент пришел за кредитом, то должен понимать, сколько он заплатит. Масса случаев, когда компания говорит, что стоимость двухнедельного кредита в размере 1,5 тыс. грн. составляет, например, 450 грн. Но при этом не указывает процентную ставку. Если бы в договоре было честно написано, что ставка составляет, к примеру, 2% в день — а это 730% годовых, клиент  хорошенько подумал бы, прежде чем брать такой кредит.

«ДС» Растет ли количество ломбардов?

И.П. Оно практически не изменилось с 2014 года — 478. А вот объем выданных ими займов за это время увеличился в два раза — до 3,6 млрд грн. При этом кредиты выдаются исключительно на залоговой основе с очень высоким коэффициентом покрытия. Прирост идет за счет массового открытия ломбардами обособленных подразделений и филиалов по всей Украине. За прошлый год региональная сеть увеличилась на 726 отделений. Например, в Киеве зарегистрировано 93 ломбарда, а их подразделений — 798. Закон «О ломбардах» до сих пор не принят, поэтому регулировать этот рынок приходится регуляторными актами. Недавно комиссия внесла изменения в Положение «О порядке предоставления финансовых услуг ломбардами». Документ прописал требование об увеличении капитала ломбардов с 200 тыс. до 500 тыс. грн. и до 1 млн грн. для тех, у кого есть сеть. Сейчас это положение проходит согласование в министерствах и ведомствах. Думаю, подавляющее большинство ломбардов справится с капитализацией. В этом же документе прописана и норма, запрещающая ломбардам располагаться в МАФах.

«ДС» Насколько проблемным сейчас является сегмент кредитных союзов?

И.П. Около сотни этих учреждений находятся на оккупированной территории, и мы не знаем, что с ними происходит. Еще сотня, к сожалению, не подает отчетности. Мы разослали письма всем профильным ассоциациям, другим регулирующим органам, госадминистрациям со списком КС, местонахождение которых установить не можем и которые не подают отчетность. Таким образом, мы хотим разыскать их и удостовериться, могут они восстановить свою деятельность или нет. Первые результаты уже есть: после нашей рассылки один КС прислал нам свою отчетность за пять лет. Что касается тех, кто так и не найдется, мы будем рассматривать вопрос об исключении их из госреестра.

Мы фиксируем уменьшение кредитных и депозитных портфелей кредитных союзов, их активов. Единственный показатель, который вырос за последний год, — это собственный капитал. Мы получаем достаточно много жалоб от потребителей финуслуг, связанных с невозвратом депозитов. Но обычно, после того как комиссия вмешивается в ситуацию, вклад сразу возвращают либо составляют график возврата. Начиная с этого года, подавая нам отчетность, КС обязаны не только раскрывать информацию о привлеченных депозитах, но также предоставлять регулятору данные о вкладах, в отношении которых поступили требования о возврате, но эти требования не были выполнены на протяжении более 30 дней. На базе этой информации комиссия может применять меры и реагировать на более ранней стадии начала неплатежеспособности кредитного союза при условии, что информация в отчетах раскрывается честно и в полном объеме. С другой стороны, недостоверную информацию мы выявляем достаточно быстро через жалобы членов таких союзов. А недостоверка — это уже веская причина для внеплановой проверки и аннулирования лицензии.

«ДС» Вы могли бы назвать сумму обязательств КС, которые имеют просрочку свыше 30 дней?

И.П. Могу только привести цифру, которую дают суды. На 1 января 2016 года в ГИС находятся дела по  вкладчикам кредитных союзов на сумму более 200 млн грн. Для сравнения: общий депозитный портфель КС на конец марта 2016 года составлял 806 млн грн. Но это по всем кредитным союзам, в том числе и тем, которые уже давно были исключены из госреестра финучреждений.