Экономика

Кадры ничего не решают

Популярный тренд последнего времени в среде бизнесменов и политиков — указывать на визитной карточке наличие у ее обладателя ученой степени. Спрос на

Популярный тренд последнего времени в среде бизнесменов и политиков — указывать на визитной карточке наличие у ее обладателя ученой степени. Спрос на такого рода статусный атрибут на фоне недофинансирования сыграл с украинской наукой злую шутку.

Более десятка высокопоставленных политиков и топ-чиновников за последние два года защитили научные работы. Кандидатами юридических наук, к примеру, стали глава Государственной пенитенциарной службы Александр Лисицков и депутат от Партии регионов Дмитрий Шпенов — заместитель главы комитета ВР по вопросам правосудия (дипломы выдала Межрегиональная академия управления персоналом), а докторами экономических наук — лидер парламентской фракции ПР Александр Ефремов, член комитета по вопросам регламента и депутатской этики (Восточно-украинский национальный университет им. В. Даля) и скандально известный экс-бютовец, а ныне член фракции ПР Антон Яценко, работающий в комитете по вопросам финансов и банковской деятельности (степень получил от спецсовета Национального авиационного университета).

25-летней Татьяне, PR-менеджеру международной компании, повезло намного меньше. Отучившись три года в одном из государственных технических вузов Украи­ны, ни она, ни еще девять аспирантов, которых приписали к ее научному руково­дителю, не защитили своих диссертаций.

"Проблема в том, что профессора часто берут аспирантов не по собственному желанию, а потому, что их обязывает это делать вуз, а некоторые — чтобы получить прибавку к зарплате. Каждую неделю руково­дитель должен проводить с аспирантами определенное количество часов, но в большинстве случаев этого не происходит. Я провела, по сути, эксперимент, вложив в него массу денег и сил, так как в вузе не было нужного оборудования и приходилось что-то "аутсорсить". Но руководитель не находил времени даже посмотреть два листа с данными", — рассказывает Татьяна и признается, что если бы ей снова пришлось выбирать, она ни за что бы не пошла учиться в аспирантуру.

Кому оно надо?

Чтобы ни говорили о застое, царящем в украинской науке, поток желающих приобщиться к рядам "стоящих" только растет. С 1990 года количество людей с научными степенями выросло более чем в полтора раза.

По оценкам "ВД", восемь основных "кузниц" научных кадров в 2013 г. потратят свыше 80 млн грн., около половины этой суммы достанется НАНУ. По очень грубым подсчетам, подготовка одного ученого в НАНУ обойдется в 2013 году в 14 тыс. грн. (для сравнения: подготовка одного студента в Министерстве образования обходится приблизительно в 8 тыс. грн.).

Правила размещения госзаказа на подготовку научных кадров ничем не отличаются от обучения бакалавров и магистров, то есть никаких правил нет. Фактически вузы подают в МОН свои пожелания в цифрах, далее ими оперируют уже в Кабмине, основываясь не на потребностях экономики либо науки, а на размере бюджета и, как поговаривают злые языки, на личных симпатиях и антипатиях.

Для кого и для чего заказывает государство эти кадры — тоже вопрос, ведь в науке работают единицы.

"Преподаватель с научной степенью работает не в одном вузе. Количество студентов за годы независимости выросло в три раза, несмотря на демо­графические проблемы. Преподавателей высокого уровня квалификации не хватает. Есть учебные заведения I-II уровня аккредитации, где хорошо если работают хотя бы один-два кандидата или доктора наук, при этом по официальной статистике на одного доцента приходится 46 студентов, а на одного профессора — 172. В высших учебных заведениях III-IV уровня аккредитации 10 студентов — на одного доцента, 145 студентов — на одного профессора. Я могу предположить, что предложенное президентом соотношение 18 студентов на одного преподавателя продиктовано и этой проблемой", — говорит Жанна Таланова, представитель Института высшего образования Национальной академии педагогических наук Украины.

Тарифы и ставки

Благодаря тяге украинцев к научной деятельности специализированные ученые советы некоторых вузов, то есть именно те органы, которые организовывают и проводят защиты научных работ и принимают решения о присуждении научных степеней, время от времени становятся конвейерами по производству ученых-юристов и экономистов.

За два года своего существования Департамент аттестации кадров МОН, в который преобразовали в 2011 году Высшую аттестационную комиссию, отменил 37 решений ученых советов о присуждении ученой степени кандидата либо доктора наук, 9 из них касались именно сомнительных, по решению экспертов МОН, достижений в экономических науках, и 16 — в юридических.

Защита диссертации — дело не из дешевых.

"Официальная цена для тех, кто защищается, но не обучался в аспирантуре по госзаказу — около 14 тыс. грн. до защиты (что-то вроде постановки на очередь, обоснование актуальности темы защиты и т.д.) и около 12 тыс. грн. на саму защиту (оплата работы специального ученого совета). Эти деньги идут в кассу университета. Полуофициально многие национальные (престижные) вузы требуют заключения договора с некими частными предпринимателями на "сопровождение" работы. Сумма — 80 тыс. грн. Якобы на ведение звукозаписи, на ее основе запись стено­граммы. Названия ЧП — самые разные. Но, конечно, приближенные к кому-то из членов спецсовета. Без подписанного договора и чека об оплате не может быть и речи о защите", — рассказал "ВД" бизнесмен, недавно получивший степень кандидата экономических наук.

Но и это еще не все расходы. По данным нашего собеседника, участие в научной конференции, также необходимое соис­кателю, обходится в 150 грн., публикация в научном журнале (коих претендент на степень кандидата наук должен иметь три, а на доктора — пять) в среднем около 1000 грн.

В сумму около 8 тыс. грн. обходится печать и рассылка всех документов, от $200 до 500 пришлось заплатить собеседнику "ВД" каждому из оппонентов, притом что официальная сумма гонорара оппонентам была мизерной. "Поэтому со временем мы будем встречать все меньше бедных ученых", — подытоживает предприниматель.

Недавно закончивший аспирантуру кандидат филологических наук Денис рассказывает, что защита обошлась ему в целом приблизительно в 19 тыс. грн, включая расходы на поездки в другой город и проживание там. Оппонентам досталось: доктору наук — $200, кандидату — $100, притом что их официальный гонорар за эту работу составил 170 и 100 грн. соответственно.

"У меня были очень хорошие оппоненты — выдающиеся ученые. Они так отлично поработали, что мне даже немного стыдно за ту сумму, что я заплатил", — признает Денис. Еще $100 получил глава спецсовета и 1000 грн. — ученый секретарь, попросивший "сколько не жалко". В 4,5 тыс. грн. обошелся банкет.

Все эти расходы он разделил на двоих — с еще одним проходившим защиту аспирантом. Денис отмечает, что ни копейки от них не требовали — во многих случаях подобные траты действительно рассматриваются как традиция.

"Обычно защищаются там, где, как передают знакомые, скромнее аппетиты у членов ученого совета. Этот совет мне порекомендовал мой научный руководитель. А в крупном киевском вузе, например, $5 тыс. — "all inclusive": диссертация, оппоненты… Это филологический совет", — рассказывает он.

Реализованные возможности

"В Украине аспирантура напоминает какое-то монашеское существование, когда человек оторван от мира и пишет диссертацию, сидя в келье, не зная, для кого и для чего — дай Бог, чтобы прочитали автореферат, а тексты будут читать двое или трое оппонентов. Это демотивирует. Задаешься вопросом: "Зачем я это делаю?", принимая во внимание зарплаты в науке. Мы даем дополнительную мотивацию", — говорит Михаил Винницкий, директор Докторской школы Национального университета "Киево-Могилянская академия".

Получив степень доктора философских наук в Кэмбридже, Винницкий знает, о чем говорит. Поэтому и решил выстроить работу в вверенной ему вотчине в НаУКМА по западному образу и подобию.

В Могилянке объединили аспирантуру и докторантуру (за рубежом института аспирантуры не существует), а в учебный процесс, помимо исследований, ввели еще и аудиторные занятия, профильные спецкурсы, курсы по академическому письму и исследовательским методам.

В конце первого года обучения аспиранту надлежит написать на английском проект своей докторской работы — чтобы подыскать второго научного руководителя, но уже за рубежом. Это обязательная практика. Именно такой подход позволяет студентам самим выбирать, где защищаться — в Украине либо же за границей.

Винницкий с воодушевлением рассказывает об опыте, привнесенном на украинскую землю. То, что он двигается в правильном направлении, доказывает статистика, которую нельзя воспринимать без должной иронии: 70% аспирантов этого университета получают ученые степени уже в год выпуска — самый высокий показатель по стране. В докторантуру при Могилянке чиновники защищаться не идут, а госзаказ при этом на подготовку научных кадров уменьшается — в 2013-м на 8 человек (до 48).

Реформировать систему подготовки научных кадров в МОН не спешат: этот "монстр" будет похлеще реформы высшей школы. Пока пробуют изменить алгоритм защиты научных работ (подробнее — см. блиц-интервью с Виктором Бондаренко). Соискателей на ученую степень обяжут предоставить статью в иностранном научном журнале. Впрочем, будущие "ученые" подстраховались: свои страницы для размещения умственных изысканий им уже активно предлагают специализированные издания России, Беларуси, Молдовы и Казахстана.

Формально буква закона будет соблюдена, Минобразования сможет отрапортовать об успешном приобщении украинских умов к международной науке, а задействованные в процессе "ковки" научных кадров будут и дальше помогать желающим обзаводиться заветной строчкой на визитной карте: "кандидат наук".

Читайте также: Виктор Бондаренко: Диссертации госслужащих обязательно проходят проверку

Тарас Фиников: Большинство научных работ, которые защищаются у нас, являются вторичными