Экономика

Как это работает. Экономика ДНР и ЛНР: от пенсионеров и безработных до гумконвоев

Сепаратистские режимы ЛДНР выживают за счет денежных вливаний одновременно из России и Украины, масштабной контрабанде и потокам гуманитарной помощи

Пальцем в небо: как сосчитать жителей ОРДЛО

Вопрос о том, сколько сегодня народу проживает в ОРДЛО, не имеет четкого ответа. А оценочные суждения можно выносить с изрядной погрешностью ввиду отсутствия надежных данных - ведь четкого учета населения фактически не ведется, а те цифры, которые регулярно публикуются Украиной и ООН, имеют определенные погрешности.

Итак, до начала войны, по данным Госстата Украины, в Донецкой области проживало 4,3 млн, в Луганской - 2,3 млн человек. По информации Министерства социальной политики Украины, на июль 2016 г. численность внутренних переселенцев из зоны конфликта на Донбассе и из Крыма, поставленных на учет, составляла 1,8 млн (количеством выехавших "на материк" крымчан, учитывая величину числа, можно пренебречь). Согласно официальным данным Федеральной миграционной службы РФ, на февраль 2016 г. численность переселенцев из Донбасса в Россию составляла 600 тыс. Наконец, по информации "органов статистики" самопровозглашенных ДНР и ЛНР, сегодня в "республиках" проживает соответственно 2,3 млн и 1,5 млн человек.

Теперь немного арифметики. Если из довоенного количества жителей Донбасса вычесть выехавших из зоны АТО в Украину и в Россию, а также остающихся там по сей день (по данным ЛДНР), то получится, что сегодня на территории Донецкой и Луганской областей, подконтрольной Украине, проживает всего 0,4 млн. Это, конечно же, не так - около полумиллиона сегодня составляет население одного Мариуполя. То есть однозначно лгут "органы статистики" сепаратистов. Скорее всего, российская Миграционная служба также вдвое, а то и втрое фальсифицировала число беженцев из Украины, чтобы усилить трагичность процессов, спровоцированных "киевской хунтой". С другой стороны, 1,8 млн внутренних переселенцев - это явно завышенный показатель, который следует корректировать с учетом набравшего силу "пенсионного туризма", а также понимая, что есть переселенцы внутри областей (люди уехали жить в Мариуполь из Донецка, в Лисичанск из Луганска и т. д.).

Подводя итог, чтобы не попасть пальцем в небо, можно предположить, что численность населения ОРДЛО составляет 2,6-3,1 млн. Это самый многочисленный непризнанный анклав на планете. Для сравнения: в Приднестровье проживает около 500 тыс., на Северном Кипре - около 300 тыс., в Абхазии - 240 тыс., в Нагорном Карабахе - 190 тыс.

Территория пенсионеров

Примерно каждый третий житель ЛДНР - пенсионер, такой вывод можно сделать, если сопоставить данные численности населения с количеством получателей пенсий. В этом нет ничего удивительного: пожилые люди наименее мобильны, и многие из них хотели, но не смогли убежать от войны.

Пенсии в "республиках" начали выдавать регулярно с апреля 2015 г. Систему не создавали с нуля, а взяли базу местных отделений Пенсионного фонда Украины, увеличили числа в ведомостях вдвое и стали выдавать в рублях.

Если верить нерегулярной информации от "министерства труда и социальной политики ДНР", в феврале нынешнего года 647,8 тыс. пенсионеров было выплачено 2 млрд 610,3 млн руб. А "органы власти" ЛНР сообщали о 497 тыс. пенсионеров без указания сумм выплат. С другой стороны, "председатель пенсионного фонда ДНР" Галина Сагайдокова как-то сообщила, что "сумма пенсионных выплат в 2015 г. составила 19,4 млрд руб.".Если учесть что это сумма за девять месяцев, то получается по 2,16 млрд руб. ежемесячно.

Таким образом, можно говорить о средней пенсии в ДНР в размере 3,3-4 тыс. руб.. Однако социальное расслоение внутри этой категории достаточно велико. Дело в том, что многие пенсионеры Донецкой и Луганской областей до войны имели так называемые шахтерские пенсии, которые на начало 2014 г. по закону не могли быть ниже 300% прожиточного минимума, то есть 2847 грн., "превратившиеся" в 5694 рубля. При этом жители сельских районов и бывшие бюджетники имели пенсии от 1 до 1,5 тыс. грн. Соответственно, они получают по 2-3 тыс. руб.

Здесь также уместно сравнить уровень пенсионных выплат в ЛДНР и России. По информации главы пенсионного фонда РФ Антона Дроздова, средний размер страховой пенсии по старости в 2016 г. составит около 13 тыс. руб., средняя социальная пенсия будет равна прожиточному минимуму пенсионера и составит порядка 8,5 тыс. руб.

О масштабах "пенсионного туризма", позволяющего к "российской" пенсии прибавить и украинскую, написано немало. Как известно, СБУ в начале нынешнего года передала Минсоцполитики информацию о 460 тыс. лиц, зарегистрированных как временные переселенцы, но не проживающих на подконтрольных украинской власти территориях. В августе министр социальной политики Андрей Рева сообщил: "Из 460,8 тыс. чел. выплаты восстановлены 143 тыс., остальным - отказано. Очевидно, пенсии выплачивались на их фамилии, но кто их на самом деле получал, сказать невозможно". Тем не менее все, кто имеет такую возможность, стараются "жить на два дома", регулярно отмечаясь в украинских социальных службах для подтверждения статуса переселенца. Ежедневно линию разграничения пересекает свыше 20 тыс. человек.

Ежедневно зону разграничения пересекает свыше 20 тыс. человек

"Донбасский талибан" и его "мясо"

После установления хоть хрупкого, но перемирия в сентябре 2014 г. боевики столкнулись с необходимостью обеспечения порядка на подконтрольной им территории. По советам российских кураторов они пошли по пути "Хезболлы" или "Талибана" - стали строить вертикаль власти, запугивая мирное население.

Как и на территории, подконтрольной "Талибану", в "народных республиках" любой человек, который переступил через проведенную боевиками черту (помогал украинским войскам, подозревается в передаче разведывательной информации, проукраинской пропаганде или просто имеет конфликт с представителями военных формирований), может быть заключен под стражу и даже расстрелян. В то же самое время созданы декоративные подразделения "полиции" и "военной комендатуры", придающие процессу видимость законности.

С самого начала "республики" пошли по пути создания контрактной армии, отказавшись от мобилизации. Но для того, чтобы обеспечить приток хоть каких-то кадров ("идейные" были выбиты еще в летних боях 2014 г. и особенно под Дебальцево зимой 2015-го), было решено выплачивать более или менее приличные деньги. Сегодня поступающий на контракт в "армию ДНР" или "народную милицию ЛНР" может рассчитывать на 15 тыс. руб., сержанту положено от 20 до 30 тыс., офицеры уровня командира роты получают 60 тыс., а командира бригады - 120 тыс.

Даже если взять минимальную оценку численности незаконных вооруженных формирований в 20 тыс. человек - это достаточно серьезные суммы. Так, авторы доклада во главе с Борисом Немцовым "Путин. Война", оперируя как данными из открытых источников, так и собственными оценкам российского военного присутствия в Донбассе, сообщили о ежемесячных расходах 2,1 млрд руб. на содержание российского контингента и 2,5 млрд руб. - местных вооруженных формирований.

Пожарные - элита среди бюджетников

Наряду с формированием управленческой вертикали сепаратисты смогли обеспечить более-менее стабильную работу социальной сферы: вовремя стартовал учебный процесс в школах и университетах, продолжила функционировать система здравоохранения. Важным фактором пропагандистской войны стало существование собственных газет, телевизионных каналов и радиостанций.

Чтобы сохранить квалифицированный персонал, "республиканские власти" обеспечили уровень выплат ощутимо больший, чем достался пенсионерам. В школе учитель без категории в первый год работы с полной ставкой получает 7 тыс. руб., учитель с категорией и стажем может рассчитывать на 10-14 тыс., а директор школы - на 18-20 тыс. Медики в "республиках" являются одной из самых востребованных профессий (несмотря на то что выехало их довольно мало, большинство нынче занято в "армейских госпиталях"): врачи в крупных клинических больницах Донецка или Луганска зарабатывают в месяц 12-15 тыс. руб., отдельные специалисты - и выше. Зарплаты медицинских сестер и санитаров намного скромнее - в пределах 2,5-4 тыс. руб., что привело к острой нехватке среднего медицинского персонала. Тем более что работа не по специальности зачастую обещает больший доход: работа уборщицей может принести до 3,2 тыс. руб., дворником - до 4,4 тыс., уборщиком городских территорий или сторожем - до 5 тыс. Ну самая высокооплачиваемая из мирных профессий - это пожарные, они получают до 21 тыс. руб.

Цены, тарифы и безработица

После решения Украины об экономической блокаде оккупированных территорий в ноябре 2014 г. там вполне ожидаемо начался ценовой и товарный кризис. К февралю 2015-го средние цены на большинство товаров отличалась от украинских в два-три раза. Однако организовать полноценную блокаду не получилось - украинские поставщики разными способами пытались сохранить этот рынок, который стали заполнять товары из других стран, в первую очередь из России и экспортированные через Россию (так было, например, с белорусскими, казахскими, грузинскими торговыми марками).

С другой стороны, местные производители смогли быстро переориентироваться на импортное сырье, став по некоторым позициям монополистами. Речь идет прежде всего о таких торговых марках как "Геркулес", "Добрыня", АВК, "Конти", "Милам", "Луганские деликатесы". В итоге на сегодняшний день украинский ассортимент вряд ли занимает и 20% рынка. К весне 2016 г. цены на многие товары постепенно сравнялись с украинскими, а на отдельные категории товаров стали даже несколько ниже (речь снова-таки о товарах местного производства).

Что же касается тарифов на газ, воду, электричество и коммунальные услуги, то они остались на довоенном уровне 2013-2014 гг. Причем "республиканским властям" это не стоит ни копейки - газ Россия поставляет бесплатно, а электроэнергия частично приходит из Украины в рамках перетоков в общей системе и частично из России (это наиболее актуально для ЛНР) опять-таки бесплатно. Все деньги, которые собираются под видом коммунальных платежей, прямиком идут в доходы бюджета.

Что касается безработицы, то, согласно данным "республиканского центра занятости ДНР", в течение 2015 г. к ним обратились 55 тыс. соискателей, 25 тыс. из которых получили работу. В основном речь идет о временных работах по восстановлению, ремонту, благоустройству и озеленению городской инфраструктуры, уходом за ранеными, участием в общественных мероприятиях и т. д. Причем ставка оплаты труда тут очень низкая - до 2 тыс. руб. в месяц.

"Гуманитарка" - новое слово в лексиконе

Важным подспорьем для выживания пенсионеров и безработных является гуманитарная помощь. Наибольший ее поставщик в ДНР - "Гуманитарный штаб Рината Ахметова". Украинский олигарх практически с начала войны организовал поставки продуктовых пайков населению. По всей видимости, это было одним из условий, поставленных "властью республики", взамен за отсутствие препятствий работе его предприятий на оккупированных территориях. Эти поставки стали и остаются до сих пор важным фактором, позволяющим сепаратистам удерживать в узде бедное население.

По словам координатора "Гуманитарного штаба" Риммы Филь, по состоянию на 23 июня 2016 г. было доставлено более 100 тыс. т гуманитарной помощи, из которой было сформировано 8,5 млн продуктовых наборов. Зная типичный состав продуктов такого набора (2 кг муки, 3 кг ячневой крупы, 1 кг макарон, 1 л растительного масла, 2 кг сахара и 2 банки консервов) можно примерно прикинуть сумму, потраченную Ахметовым на благотворительность, - около 1,2 млрд грн.

Еще один поток гуманитарки идет из России, он преимущественно предназначен для обеспечения функционирования социальной сферы - детских садов, школ и больниц. По некоторым направлениям ее размер таков, что позволяет сепаратистам выгодно представлять свой режим на фоне Украины. К примеру, в ЛНР, обделенной ахметовской гуманитаркой, в школьных столовых обеспечено бесплатное питание всем школьникам с первого по одиннадцатый классы, хотя, конечно, ассортимент и качество продуктов оставляет желать лучшего.

Общей статистики о гуманитарных поставках из РФ нет, однако, учитывая количество разборок между главарями ЛДНР, связанных с дерибаном этой помощи, речь идет о сотнях миллионов рублей.

Небольшой ручеек помощи идет и от религиозных организаций, причем не от крупных, таких как Российская православная церковь, а прежде все от протестантских церквей. Однако в последнее время "власти ДНР" начали гонения на них, реквизируя помещения и всячески препятствуя завозу гуманитарной помощи. Известны, например, случаи реквизиции микроавтобусов, принадлежащих Церкви адвентистов седьмого дня.

Помощь от граждан России, собранная разнообразными "добровольцами" и "волонтерами", идет прежде всего на закупку обмундирования и нелетального вооружения (каски, бронежилеты и пр.) для боевиков.

"Серая зона" - простор для предпринимательства и контрабанды
Разрыв традиционных торговых связей поначалу привел к угасанию деловой активности - из оккупированных территорий ушли все банки и крупные торговые сети. Однако на их место пришел мелкий и средний бизнес, для которого этот момент стал весьма выгодным. Фактически вернулись 1990-е с челночной торговлей, причем если поначалу направление закупок товаров было чисто украинским, то постепенно, с переходом на расчеты в российских рублях, поток переориентировался на РФ. Прежде всего это касается продовольственного ассортимента, бытовой химии и вещей повседневного спроса.

Весь средний бизнес переориентировался на местные потребности. Так, одним из самых востребованных стало производство металлопластиковых окон, которое в ДНР подмял под себя "лидер республики" Захарченко.

Но самыми прибыльным занятием стали контрабанда и производство контрафактных сигарет и водки. Этот бизнес под крышей милиции и криминала процветал в Донбассе и до войны, причем в промышленных масштабах: чего стоит, например, табачная фабрика "Хамадей" в Донецке, которая, не особо прячась, производила сигареты известных брендов без разрешения владельцев этих марок. А о поддельной водке и говорить не приходится: практически в каждом районе была гаражная фирма по розливу. Сейчас нелегальными маршрутами на территорию ОРДЛО контрабандисты грузовиками везут табак-сырец, сигаретную бумагу, упаковки и пачки, а также акцизные марки. Обратно фурами едет уже готовая продукция. Разница в ценах на фальсифицированные сигареты в Украине и в Донецке достигает 80%.

Несколько сложнее цепочка с "паленой" водкой. Из Южной Осетии цистернами и фурами завозится спирт, бутылки, пробки, а из Украины - акцизные марки, которые либо подделывают в типографиях, либо официальные водочные заводы получают по поддельным документам на несуществующую продукцию. Готовую продукцию опять-таки намного выгоднее сбывать за пределами ОРДЛО. В Донецке поддельная водка у "производителя" стоит от 20 грн. за 0,5 л, а на подконтрольной Украине территории цена составляет минимум 55 грн.

Когда подкрадется коллапс

Подводя неутешительные итоги экономической ситуации в ОРДЛО можно сделать вывод о том, что сепаратистские анклавы стоят на пороге стремительной деиндустриализации. Предприятия тяжелой промышленности в большинстве простаивают, строительство парализовано, кое-как функционирующий средний и мелкий бизнес не может стать основой экономики.

То, что называют "бюджетами" так называемых ЛНР и ДНР, на самом деле является сметой централизованных выплат из РФ под контролем тамошних кураторов. Без этой помощи экономический коллапс был бы быстрым и неминуемым.

Увы, ресурсы, которые расходует на поддержание сепаратистов Кремль, не являются для него непосильной ношей, хотя и исчисляются в немалых суммах. Так, немецкое издание Bild в январе 2016 г. провело собственное расследование, согласно которому был сделан вывод, что более 90% "бюджета" ОРДЛО покрывается деньгами из РФ через банки Абхазии. В этом же расследовании утверждалось, что основная часть денег завозится наличностью: ежемесячно в Иловайск и Дебальцево приходит поезд под серьезной охраной, откуда на инкассаторских машинах деньги развозятся по всей территории. По подсчетам Bild, Россия тратит на зарплаты и пенсии для населения "республик" не менее миллиарда евро в год, что составляет около 0,6% ежегодных расходов российского госбюджета. В эту сумму не входит стоимость энергоносителей, продуктов питания и оружия, поставляемых на Донбасс.