Экономика

Нешоковая терапия. Как перестать боятся МВФ, навести порядок и начать богатеть

Многие украинцы наивно полагают, что, чем дешевле нефть, тем лучше для страны, зависящей от импортных энергоносителей и хуже для страны-агрессора

Фото: clipstock.ucoz.ru

На самом деле, мир ещё не придумал модель мировой экономики, при которой низкие цены на нефть сочетались с высокими ценами на прочее сырьё. Основной экспорт Украины: металл, железорудное сырьё и зерно...

Мировой ВВП составляет $75-77 трлн., то есть наша доля в нём чуть менее 0,07%... Ещё интереснее ситуация с экспортом. У нас ведь экспортоориентированная модель, под неё "заточено" всё, начиная от системы налогообложения НДС и заканчивая государственными программами отраслевой поддержки. За рубеж мы продаём более 50% своего ВВП, в то время как развитые страны не более 10-15%.

Нужно ли говорить о том, что чем ниже доля экспорта по отношению к ВВП, то тем меньше ты зависим от внешних ценовых шоков и, соответственно, имеешь большее пространство для манёвра во внутренней политике? В свою очередь, для того, что бы разорвать порочный круг бедности, необходимо сделать нашу экономику: "закрытой", большой и не сырьевой.

По пункту первому - требуется системная перезагрузка налоговой системы (поддержка внутреннего производителя, увеличение сектора услуг), действующих стимулов (стимулирование внутреннего потребления, а не экспортёров-монополистов), диалог с внутренним инвестором, а не "великое стояние" на коленях перед внешним. Политика государства должна быть сконцентрирована на стимулировании роста доходов населения и увеличения уровня занятости.

По пункту второму - поиск точек роста и направления туда дефицитного ресурса.

По пункту третьему - пресловутая реструктуризация, финансирование науки, инноваций и инвестиций в новые отрасли экономики. Для этого нужна национальная программа модернизации экономики.

Откуда взять деньги

В реальности, любой план сводится к двум простым вещам: где взять деньги и куда их направить? В Украине, на данный момент, имеем дело с рентной моделью экономики, параметрические данные которой, чрезвычайно просты: во время роста цен на сырье - снимаем сливки с внешних рынков, во время падения - снимаем сливки с кредитов международных организаций.

Кто снимает, зачем и где прячется конечный "бенефициар/ры" - оставим за скобками. Для нас важно иное - подобная модель и есть двигатель колеса бедности нашей страны.

То, что предлагают для Украины такие организации как МВФ - назвать рецептом выздоровления нельзя. Их советы сводятся к нескольким базовым группам:

- деиндустриализация экономики (ликвидация дотационных отраслей);
- десоциализация общества (демонтаж социальной системы льгот и защиты населения);
- минимизация взимаемой олигархами ренты с экономики (борьба с коррупцией);
- консервация действующей сырьевой модели (можете тратить на свои нужды лишь столько, сколько стоят на мировых рынках ваши ресурсы).

Именно для достижения этих целей, в последние годы и происходит утрата монетарного суверенитета и независимости налоговой политики.

О силе воображения

Давайте помечтаем и на минуту представим, что к власти в стране пришли технократы. Их действия? 

Начнем с того, что трансфертное ценообразование в Украине так и не смогло решить проблему наполнения бюджета. Общество страдает при падении внешних сырьевых рынков, но где же прибыль от "тучных годов"? Складывается парадоксальная ситуация: являясь мировым лидером по экспорту муки, Украина, одновременно, бьёт рекорды и по ценовому демпингу на данный товар...

Итак, необходим полный запрет на экспортно-импортные операции с оффшорными юрисдикциями (действующее дополнительное налогообложение данных операций не работает по причине гигантского ценового зазора, который покрывает любые фискальные издержки). Но этого мало.

Необходимо ввести на долгосрочной основе фиксированную пошлину на всю экспортную линейку товаров: метал, железорудное сырьё, зерно и так далее. Но не в процентах от цены, как это практикуется сейчас, а в конкретной сумме сбора, в евро, в зависимости от динамики цен на внешних рынках. Средства, полученные от подобных пошлин необходимо направлять в специальный резервный фонд, который и будет являться тем аккумулятором финансовых ресурсов, которые так необходимы для структурной перестройки экономики. 

Оставлять эти средства в бюджете - значит, в лучшем случае не эффективно их потратить. Все сырьевые страны пошли этим путём, что позволило им модернизировать свои экономики и создать современную альтернативу традиционному сырьевому сектору: страны Ближнего Востока, Иран, РФ (в случае с Россией - лишь амортизировать санкции). Кроме того, система пошлин позволит по мере наполнения резервного фонда и успехов на пути модернизации, постепенно ограничивать объем сырьевого экспорта (за счёт увеличения пошлин), т.е. доля переработки сырья внутри страны будет постепенно расти и увеличивать уровень добавочной стоимости национальной экономики. Фиксированный размер пошлин в евро позволит нанести удар по подбрюшью трансфертного ценообразования, хотя для этого придётся залезть в карман к олигархам.

Что касается дефицитного сырья (лес кругляк, лом, янтарь и так далее), то такие виды сырья должны быть вообще запрещены к экспорту. Естественно, главный здесь - экологический фактор. Но есть и экономические причины: так запрет на вывоз леса-кругляка в 2016 году (первое полугодие) привёл к росту объёмов производства в лесопильной и мебельной промышленности, а также к росту экспорта готовых материалов из древесины (со значительно более высокой добавочной стоимостью, чем у сырого сырья).

Целям стимулирования внутреннего производства должна служить и налоговая политика. Так, возмещение налога на добавленную стоимость, которое выплачивается экспортёрам, должно быть чётко привязано к двум факторам:

а) право на возмещение должно быть исключительно у первичного производителя (тогда суммы возмещения НДС пойдут на счета фермеров, а не зерновых трейдеров);

б) сумма возмещения должна составлять не более 1/6 части экспортной выручки, проданной на внутреннем валютном рынке. Сейчас экспортёры получают возмещение НДС за весь экспорт, независимо от суммы возврата валюты, при этом часть валютной выручки держат на зарубежных счетах, то есть наше бедное государство фактически стимулирует ресурсную базу мировой экономики!

Монетарный ресурс

Важным моментом в вопросах поиска ресурсов и их распределения, является использование монетарного суверенитета страны. Монетарная политика в 2008 и в 2014 годах существенно отличалась (даже с поправкой на войну). В первом случае - превалировало рефинансирование банков как компенсатор утерянной системной ликвидности (см. Монетарная политика НБУ в 2008 г.) .

Во втором - изъятие ресурсов с рынка (см. Монетарная политика НБУ в 2014 г.). Именно этим объясняется и глубина падения ВВП, и степень девальвации национальной валюты, и сокращение доходов населения в 2008 и 2014 годах, а также сохранение банковской системы и сбережений граждан в 2008 году и фактическое разрушение банковской системы и потеря существенной части вкладов в 2014-2015 годах.

Очевидно, что экономика меньше падает в условиях наличия амортизационной подушки. В 2014-2015 годах такие амортизаторы выставлены не были. Сейчас, как бы нам не хотелось, активизация внутреннего процесса инвестирования, равно как и привлечение внешних инвестиций - дело даже не завтрашнего, а послезавтрашнего дня.

Для этого предстоит сделать ещё очень много: сменить акцент внутренней политики с фискального на инвестиционный. Например, для начала принять Инвестиционный кодекс, о необходимости которого никто даже не вспоминает, но который и должен быть базовым документом любого правительства, а не налоговый кодекс как сейчас), провести правильную регуляцию бизнеса (а не бездумную дерегуляцию), защитить права кредитора/инвестора, в первую очередь в суде и во взаимоотношениях с государством. У нас нет возможности ждать, пока пресловутая рука рынка решит наши проблемы. Равно как и нет ресурсов, что бы направить их на решение проблем чьего-либо бизнеса.

Единственное, что у нас ещё осталось - это монетарный суверенитет. Что он может дать нам уже сейчас? Украина нуждается в экстренном снижении уровня процентных ставок в реальном секторе экономики, в первую очередь, в сегменте малого и среднего бизнеса. Ждать пока это произойдёт эволюционным путём мы не можем: уровень рисков и инфляционно-девальвационные ожидания будут держать кредитные коммерческие ставки на высоком уровне ещё многие годы. Но пока кредит не станет выполнять роль финансового рычага и стимулировать бизнес, а не угнетать его, мы не получим необходимый импульс для динамичного развития (не менее 10% в год).

Фондового рынка, корпоративных пенсионных фондов и так далее у нас нет (во всяком случае, адекватных потребностям экономики). При нынешнем уровне рентабельности базовых отраслей экономики и уровне учётной ставки НБУ только торговля и, возможно, телекоммуникации, могут эффективно развиваться. Все основные отрасли, включая базовые, отсечены от кредитного механизма (см. Рентабельность отраслей и учетная ставка НБУ). Подобные пропорции наблюдаются в сегментах малого и среднего бизнеса, не говоря уже о стартапах, которые требуют дешёвых и долгосрочных инвестиций.

Используя монетарный потенциал НБУ, можно уже сейчас создавать точки роста в экономике, в первую очередь среди субъектов малого и среднего бизнеса, в сегменте инновационных технологий, сектора услуг и стартапов.  

Как показал опыт Израиля, финансовый толчок со стороны государства в размере $400 млн., привёл к появлению инновационного сектора экономики, с объёмом экспорта до $40 млрд. в год и с ежегодной капитализацией новосозданных компаний в размере до $4 млрд. Поверьте, наш потенциал не хуже!

Компенсируя часть процентной ставки по банковским кредитам в размере учётной ставки НБУ, можно понизить уровень кредитных ставок в экономике до 10% и менее. Учитывая эффект мультипликации (одна гривна компенсации приводит к росту кредитного портфеля почти в 10 раз), выделение 20-30 млрд. грн. в качестве процентной компенсации по кредитам, позволит сформировать кредитный рычаг в размере до 300 млрд. грн. в течение ближайших нескольких лет. Но в данный момент, ликвидность банковской системы закрыта в треугольнике: банки с низкой ликвидностью - НБУ - банки с высокой ликвидностью. Более 70 млрд. грн. не работают на экономику, что отражается на консервации низких доходов населения и анемичном экономическом росте в 1-2%.

Всё перечисленное выше - лишь набор реперных точек, из разряда очевидностей, которые лежат на поверхности. Возможно, часть из них ошибочны, но у нас пока есть возможность ошибаться, нет только права ничего не предпринимать.

Алексей Кущ, финансовый эксперт