Экономика

Капитализм снова изменит форму

Устав от затяжного кризиса, основа мирового экономического порядка снова мутирует. Но вряд ли это означает ее скорую и окончательную смерть

Эра классического капитализма, как доминирующей мировой экономической системы, близится к концу. Экономистам понадобилось пять лет перманентного кризиса, чтобы наконец признать это, оставив в прошлом разбор полетов на уровне поверхностных причин затяжной депрессии. Безусловно, в происходящем можно обвинить изжившую себя действующую систему мировых финансовых институтов. Мол, регулирующие организации все проспали, а теневая банковская система за их спиной внезапно повела себя нехарактерно. Чтобы выйти из нынешнего кризиса и предотвратить очередные его волны, нужно реформировать экономические институты, причем на глобальном уровне. Этот процесс действительно уже начат: G20 заявила о намерении завершить до конца текущего года перестройку МВФ, о работе над которой было объявлено еще в 2010 г., инициирован пересмотр работы рейтинговых агентств, выстраиваются наднациональные системы фискального контроля, позволяющие выполнить главную задачу, совместно поставленную развитыми странами: обеспечить уплату налогов в локальные бюджеты, сведя к минимуму возможность масштабного использования оффшорных минимизаций. Впрочем, все это пока напоминает тушение масштабного пожара детским ведерком.

Что придет на смену неолиберализму
Затяжной кризис показал: нужно менять не надстройку, а базис - систему отношений, политику, на основании которой выстраивается доминирующий мировой экономический порядок. Сейчас все чаще звучит мнение о том, что неолиберализм, на постулатах которого (отказ государства от прямого регулирования экономики, господство свободного рынка, возвращение деньгам основной роли в управлении экономикой) с 70-х годов строится экономическая политика государств-мировых лидеров, изжил себя. По официальной версии, именно неолиберализм тогда, в 70-х, помог вывести США и страны Западной Европы из очередного экономического кризиса. Но возникающие в Штатах с завидным постоянством кризисы (1982, 1984 и 1987 гг.) говорили об обратном: неолиберализм - не панацея. А тотальная оффшоризация прибыли мировых корпораций и начавший разрастаться в середине 90-х огромный спекулятивный "пузырь" можно считать прямым следствием такой политики. А это значит, нужно поставить во главу угла новую экономическую теорию.

Теперь экономисты все чаще задумываются о возврате старого доброго кенсианства (основанного на поддержании роста экономики за счет увеличения расходов государства), правившего бал со времен Великой депрессии до перехода к неолиберализму. Правда, теперь предлагают внедрять в жизнь его модернизированные версии, в частности модель Харрода или Домара. Их суть заключается в двух главных постулатах: государство должно регулировать экономику, но стимулирование спроса осуществляется не за счет раздутых социальных программ, а благодаря государственным капитальным инвестициям. Обсуждаются и альтернативные теории, например, теория ожиданий, основанная Джоном Мутом и развитая Робертом Лукасом (в 1995 г. за эти изыскания ему была присвоена Нобелевская премия по экономике), а также Кристофером Симсом и Томасом Сарджентом (Нобелевская премия по экономике "за эмпирическое исследование причинно-следственных связей в макроэкономике"). Речь идет снова-таки о государственном регулировании экономики, но посредством официальных заявлений, на которые чутко реагирует рынок. Некоторые предлагают снова всерьез рассмотреть экономическую теорию предложения Роберта Манделла и Артура Лаффера, предполагающую управлять бизнесом при помощи налогов, но не их ростом как у Кейнса, а их снижением для стимулирования производства. Но по большому счету все эти идеи и сейчас в той или иной мере уже используются, но не предотвращают кризисов. Поскольку ни одна из них не ликвидирует главного противоречия капитализма - между трудом и капиталом.

Новая обложка старой системы
По гамбургскому счету до сих пор все предыдущие кризисы удавалось сглаживать, нивелируя это противоречие, другими словами, решение находилось в плоскости перераспределения или видимости перераспределения благ. "Новый курс" Рузвельта, выведший США из Великой депрессии, предусматривал перераспределение благ государством - увеличенные налоги и множественные социальные программы позволили отобрать часть прибыли у крупных компаний и направить их наиболее незащищенным слоям населения. Тогда же в мире произошло резкое снижение нормы прибыли, исчезли компании с рентабельностью в сотни процентов, доля общего богатства в США, находящегося в руках 1% наиболее богатых домохозяйств, уменьшилась с 35% в 40-х годах до 22% в 1976 г. Отказ от кейнсианства позволил крупным предприятиям вернуть себе статус-кво, утерянный в 30-70 годах, вышеупомянутый показатель в 1998 г. вырос до 38%. Но при этом приход неолиберализма в лице Рейгана и Тэтчер создал видимость перераспределения благ - акционерные общества. На фоне стагнации реальных заработных плат наемным рабочим предлагался компромисс в виде распределения акций как дополнения к заработной плате. Это позволило не только создать видимость перераспределения благ, но и привязать работников к судьбе крупного капитала. Плюс к этому неолиберализм разрушил прежнюю "солидарность трудящихся" окончательным формированием класса управленцев, которые начали отстаивать не идею перераспределения благ, а идеалы крупного капитала, получая за это достойную плату. Однако такое лжеперераспределение при растущих потребностях должно было спровоцировать кризис еще десятилетие назад. И именно столкнувшись с такой угрозой, США в середине 90-х сделали ставку на кредитование, которое позволило дать населению ряд благ, не уменьшая при этом прибыль бизнеса. Но и это было лишь временным решением - закон сохранения распространяется на все сферы жизнедеятельности, увеличение благ одновременно для всех невозможно.
Сейчас мир стоит на пороге нового витка развития капитализма: роль государства в управлении экономикой повышается. Однако корпорации не захотят добровольно подкармливать рабочих по всему миру. Хотя именно стабильный рост спроса является основой рыночной экономики, а без повышения реальных доходов населения физически невозможно увеличивать потребление. Значит, необходимы либо новые технологии, позволяющие сохранить рост прибылей и зарплат одновременно, либо новый "социальный договор", который все же заставит корпорации делиться.

Сообщества вместо АО
Например, именитый экономист Джереми Рифкин, президент американского Фонда изучения экономических тенденций и советник Еврокомиссии считает, что уже сейчас можно наблюдать зарождение так называемой гибридной экономики, основанной на симбиозе капиталистического рынка и самоорганизованных общин, в частности те же интернет-сообщества. "Хотя пока трансформация экономической системы еще малозаметна, самоорганизованные сообщества растут и к 2050 году, скорее всего, станут главным определяющим фактором экономической политики в большинстве стран мира", - пишет Рифкин в своей новой книге "Нулевые предельные издержки общества". Толчком к развитию таких сообществ и усилению их влияния является технологическая революция в первую очередь в сфере IT. Появляется новая модель экономики, так называемая социальная экономика (поставка товаров и услуг в Сети, не контролируемых ни рыночными механизмами, ни правительствами). "Согласно опросу, проведенному в 40 странах мира, некоммерческие фонды уже составляет $ 2,2 трлн в общемировых текущих расходах. В восьми странах, где проводилось исследование, в том числе США, Канады, Японии и Франции - некоммерческий сектор составляет в среднем 5% ВВП. В США, Канаде и Великобритании в некоммерческом секторе уже занято более 10 % рабочей силы", - отмечает Рифкин. О повышении роли сообществ в будущей модели мировой экономики говорят известные на Западе экономисты Джоэл Магнусон и Гар Альперовиц, автор книги "Америка после кризиса".

К слову, именно в Штатах, идея появления компаний и сообществ нового типа активнее всего обретает плоть и кровь. В противовес основной парадигме развития экономики возникают различные компании, организованные горизонтально, и часто на основе собственности всех работников (employee-owned enterprise или worker-owned cooperatives); социально-ответственные компании, вся прибыль которых идет на улучшение экологии или локального сообщества; а также прогрессивные think tanks, генерирующие идеи по модернизации экономики под современные реалии. В США уже работают более 1,6 млн некоммерческих компаний разного рода, в том числе более 11 тыс. основанных на принципах кооперативов, где работают больше 13,5 млн человек. Причем среди них есть и лидирующие в своей сфере, например, производитель "зеленой" бытовой химии Seventh Generation, крупный производитель муки и мучных изделий King Arthur Flour, на 100% принадлежащий работникам.

По большому счету происходящее сегодня сродни процессу создания в прошлом веке акционерных обществ, которые поддерживают в обществе иллюзию справедливого перераспределения благ. Словом, устав от затяжного кризиса, капитализм снова мутирует. Но вряд ли это означает его скорую и окончательную смерть.

Россия и ее третий путь

Проблема дальнейшего, посткапиталистического развития общества обсуждается и в России. Там сейчас из самых популярных идей считается теория, выдвинутая президентом Фонда финансовых инициатив Евгением Скобликовым в работе "Третий путь: 1/3 капитализма + 1/3 социализма + 1/3 коммунизма = общество процветания", в которой автор видит решение всех проблем современности в построении смешанного общества. Капитализм и социализм уже были апробированы на практике, коммунизм зиждется на изначально нереализуемом постулате "каждому по потребностям". Потребности человека безграничны и постоянно меняются, а значит, на гарантированное предоставление каждому человеку товарных благ и услуг "по потребностям" просто не хватит никаких, в том числе и природных, ресурсов. И если попытаться реализовать на практике данный принцип, он тут же выродится в распределительную систему благ, ее поддержание в обществе с неизбежностью потребует установить господство одной идеологии, а это неминуемо приведёт к авторитаризму и культу личности с последующими репрессиями в отношении несогласных. Выход - смикшировать все уже придуманные человечеством системы. Производство средств производства строится на социалистических принципах, средств потребления - на капиталистических.

Социализм - базис. Во всех отраслях, на крупных и средних предприятиях товарное производство, ведется на основе общенародной собственности. Социалистическими предприятиями в таком обществе будут все крупные и любого размера в добывающих отраслях, производстве и первичной обработке сырья, оборонке, связи и коммуникаций, строительстве дорог, производстве крупные морские и речные порты, аэропорты с международным сообщением и имеющими оборонное значение и т. д. Земля и недра - исключительно в государственной собственности. И поскольку эти объекты будут принадлежать всему народу, то никаких иных принципов ведения хозяйства, кроме чисто социалистических, там быть не может - работа по централизованно устанавливаемым плановым заданиям, оплата труда в тесной увязке с его результатами по количеству и качеству на основе централизованно устанавливаемых норм и штатных расписаний. В общенародной собственности должны находиться также средства массовой информации, банки и все структуры, обеспечивающие учет, контроль и движение денежных средств на всех уровнях.
Капитализму отдана сфера производства предметов потребления и бытовых услуг, работа малых и средних предприятий. Такое ограничение не позволит отдельным сверхпредприимчивым представителям бизнеса становиться олигархами и оказывать деструктивное влияние на другие сферы жизнедеятельности государства. Ограничения на размер капитала при этом органически дополняются отсутствием возможности иметь в собственности землю и другие природные объекты, переводить средства в оффшоры и на зарубежные счета.

Коммунизм будет править в социальной сфере. Воспитание здорового нравственно и физически поколения, получения полноценного образования, медицинского обслуживания, жилья и равного доступа к культурным ценностям, удовлетворение которых должно осуществляться бесплатно, по- коммунистически. Семья - ячейка общества: вступающие в брак в обязательном порядке проходят курс семейной жизни, рождаемость поощряется выплатой многодетным матерям пособий на уровне средней зарплаты по региону, время ухода за детьми засчитывается в стаж работы, предоставляются и другие льготы. Воспитание и образование направлены на то, чтобы обеспечивать здоровье и образованность нации, а также отбор талантливой молодежи. Все дети, начиная с двух лет, посещают детские сады, в школах должны быть пионерские организации, а в средних и высших учебных заведениях - молодежные. Но не быть политизированные, поскольку их главная задача - воспитание гражданского самосознания, активной общественной позиции, приобщенности к делам страны и отбора будущих лидеров и руководителей различного уровня.