Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Приват и цугцванг. Как Украину вели в Европу, а привели в Россию

Вторник, 20 Декабря 2016, 13:00
Именно это приходит на ум после воскресного всенощного бдения элиты, принявшей решение «национализировать» Приватбанк.

Фото: УНИАН

Как это красиво и смотрибельно: иметь несколько чиновников/экспертов с западным образованиям и знанием английского, которые на различных ток-шоу будут как дрессированные обезьянки рассказывать про либерализацию экономической политики и едва ли не либертарианские идеалы, ради которых стоит отодвинуть государство с его институтами куда подальше, а на практике - за один день создать государственную квази банковскую систему второго уровня по лекалам восточных "деспотий"...

Начало начал

А начиналось всё несколько лет назад с программы очистки банковской системы, когда регулятор почему-то решил очистить систему от банков. В основном малых, средних, украинских. Хотя очищать систему нужно было от накопившихся проблем: создавать инструменты расчистки балансов банков от проблемных активов, вводить дополнительные механизмы капитализации. И главное - сохранить экономикоцентричность банков, трансмиссию банков - реальный сектор экономики. Вместо этого, все ресурсы пруденциального надзора были брошены для стрельбы по воробьям.

Уже тогда эксперты предупреждали: "зачистка" малых и средних банков лишит систему амортизационной подушки и приведёт к концентрации рынка в руках 10-20 банков, повысив насыщенность рисками данной группы до критических величин. Но если с ликвидацией малых и средних банков государство бороться научилось с помощью обильного финансового "посевания" с соответствующими показателями инфляции и девальвации гривны, то опыт успешного оздоровления системных банков у нас в стране отсутствует начисто.

Ведь для этого нужно иметь не только печатный станок для монетизации внесённых в уставный капитал ОВГЗ, но и эффективную систему государственного менеджмента, аудита государственных финансов и главное - действенные механизмы наказания виновных. То есть всё то, что у нас так и не появилось за последние три года. Более того, качество корпоративного управления государственных предприятий находится в данный момент на самом низком уровне даже если сравнивать с временами предыдущей власти, поэтому все обещания чиновников привлечь иностранных специалистов в наблюдательные советы и подарить Приватбанку  чудо корпоративной культуры можно смело помножить на ноль.

Точка невозврата

Государство шло семимильными шагами к подобному результату и теперь оказалось в состоянии цугцванга, когда каждый последующий шаг лишь усугубит ситуацию. Украина в контексте национального рынка капитала превращается в широкое поле эксперимента по подтверждению теории "лимонов" Джорджа Акерлофа, который на примере рынка подержанных автомобилей в США выдвинул гипотезу, что в условиях, когда "покупатели не владеют информацией о качестве товара в той же мере, что и продавцы, плохие товары вытесняют хорошие вплоть до полного исчезновения рынка".

Создание квазигосударственной системы коммерческих по сути банков, приведёт к постепенному ограничению линейки выбора потребителей и их недостаточной осведомлённости о качестве государственной финансовой "столовки" с последующим вытеснением с рынка последних очагов коммерческой активности, до полного исчезновения любой частной альтернативы (за редким исключением).

Проанализируем же новую реальность, созданную в Украине за один день.

Соотношение параметров системы и сектора государственных банков (с учётом рекапитализированного Привата), млрд грн:

Как видим из таблицы, 53% активов банковской системы, 46% кредитов юридическим лицам, 33% кредитов физическим лицам отныне будут сконцентрированы в сегменте государственных банков. Там же окажется и 90% непогашенного рефинансирования НБУ, т.е. государство теперь будет должно как бы само себе.

Кроме того, государству придётся предпринять поистине титанические усилия для удержания почти 200 млрд. грн. приватовских клиентских ресурсов, из них, порядка 155 млрд. - это средства физических лиц. Плюс начать обслуживание корпоративного облигационного займа на 10 млрд. грн. Что касается вкладов населения, то здесь государственный менеджмент может столкнуться с существенными сложностями. Дело в том, что Приватбанк за счёт своей коммерческой деятельности обеспечивал привлечение депозитов на достаточно привлекательных ценовых условиях - до 20% по годовым депозитам. Сможет ли обеспечить такую доходность консервативная модель государственного банка - вопрос открытый. Добавим сюда историческую память вкладчиков относительно такого рекапитализированного банка как Родовид, так сказать, "сантабарбару" с рекапитализацией банка Надра и получим неутешительные прогнозы.

Уже очевидно, что государство не сможет создать ни позитивный информационный фон рекапитализации, ни обеспечить вкладчикам рыночную привлекательность депозитов, а значит отток вкладов неизбежен. Даже, если он будет в размере оптимистических 20%, государству придётся влить в ближайшие 2-3 месяца порядка 40 млрд. грн. Скорее всего, именно этими соображениями руководствовался Минфин определяя сумму докапитализации в размере 43 млрд. грн., хотя ранее Нацбанк определял размер "дыры" в 140-150 млрд. грн.

Второй, но не менее важный вопрос: специализация банка. Если ранее он обслуживал одну из самых мощных корпоративных систем страны, то в дальнейшем его "заточенность" может быть существенно ограничена. Где взять новую долю рынка для такого гиганта - вопрос, тем более, что все сладкие куски пирога уже распределены? А ведь нужно не только обслуживать обязательства, но и покрывать огромные операционные издержки: за 10 месяцев 2016 года почти 6,7 млрд. грн. затрат.

Жизнь в аквариуме

Кроме того, значительно сократится возможность использования таких сервисов как Приват-24 и т.д. Раньше их привлекательность объяснялась относительной защищённостью информации и фискальной безопасностью для клиентов. В случае, если собственником банка становится государство - фискальный контроль будет тотальным, а значит, доверие к трансакционным сервисам банка может ослабнуть, а сами платежи могут переместиться в сектор наличных расчётов и зарабатывать на них банк уже не сможет.

Всё это указывает на то, что государство не сможет в условиях стагнирующего рынка капитала дать новый импульс для развития такого крупного, системного банка. Вопрос заключается лишь в том, насколько быстро будет сдуваться финансовый шарик: со свистом, носясь по комнате и сбивая чашки с полок либо медленно в умелых руках опытного фокусника.

По существу сейчас, главная задача: уменьшить банк до безопасного размера, когда его проблемы не будут иметь катастрофических последствий для системы в целом. В идеале, такой процесс должен занять не менее двух лет. В таком случае, влияние на курс и инфляцию будет минимальным, хотя и ощутимым. Среди отрицательных моментов такого сценария - социальная напряжённость, ведь миллионы людей будут наблюдать, как вместе с банком сдуваются и их депозиты. Для их успокоения, возможно, придётся принимать специальный закон по государственным гарантиям возврата вкладов, если люди, конечно, поверят в эти гарантии. В случае экстренного сдувания, объём финансового воздуха прокачиваемого с помощью свеженапечатанной эмиссии, сдует курс, и раздует инфляцию до критических показателей: конечно не в масштабах 2014-2015 годов, но тоже страшно.

Помощь и немощь

Важную часть в истории с Приватом занимает и роль государства как последней инстанции в случае суверенного форс-мажора. Ведь значительная часть активов банка была утрачена не по его вине, а в результате аннексии Крыма, военных действий на юго-востоке страны. Каковы бы ни были причины происшедшего, государство несёт ответственность за компенсацию инвесторам убытков, полученных в результате таких событий, носящих характер суверенного форс-мажора, или хотя бы их части. В дальнейшем государство обязано найти виновную сторону и предъявить ей международные иски, но внутри страны - именно государство должно обеспечить инвесторам компенсационные механизмы.

Кажется, именно в таком ключе и нужно было решать проблемы Приватбанка: в треугольнике интересов государства, клиентов и собственников банка. Часть финансовых обязательств могло взять на себя государство в качестве долгосрочных беспроцентных компенсаторов, часть акционеры, часть - крупные клиенты. В любом случае, для государства это обошлось бы дешевле тех 44 млрд. грн., которые предстоит выделить, с высокой вероятностью последующих траншей, не уступающих по сумме первому вливанию. В любом случае, это урок для инвесторов, пытающихся работать в Украине: будьте готовы за свой счёт покрывать все убытки, вызванные общегосударственными потрясениями. И да, вас могут при этом национализировать.

К сожалению, судьба банка была перенесена в плоскость политических разборок, с абсолютно неоправданным выбросом негативных данных, информационными атаками, исходящими, в том числе, и со стороны государственных органов, которые исходя из их функций должны были наоборот - прилагать все усилия для решения накопившихся проблем в тиши кабинетов, а не с помощью ярких медийных акций.

Хмурое утро

Но главная проблема ждёт Украину впереди. На 2017 год были возложены существенные ожидания относительно начала нового цикла экономического роста, ведь это уже вопрос нашего национального выживания. Очевидно, что без эффективной трансмиссии банки-реальная экономика, такой рост практически невозможен. Ведь именно банки должны были выполнить роль финансового локомотива процесса экономического развития и стать ведущими драйверами национального рынка капитала. Кроме того, именно банки должны были возобновить свои функции по абсорбции общественных накоплений и стерилизации излишней наличной массы, с последующим направлением её в реальный сектор экономики по каналам кредитования.

Функциональность рождённой сегодня системы, где большую часть будет занимать квазигосударственная система коммерческих банков с примесями в виде российских банков и несколькими западными финансовыми учреждениями, вызывает больше вопросов, чем ответов. Такая система может стать гигантским каналом разворовывания бюджетных ресурсов, инструментом вывода коррупционных капиталов в тень, стимулом девальвации и инфляции, но драйвером экономического роста - никогда.

Построение в масштабах страны системы единого холдинга никогда не приводило к стабильному общественному развитию. Проверено Латинской Америкой. Отсутствие реальных реформ и качественных управленческих решений, государство пытается компенсировать максимальным расширением своих контролирующих функций. Монополизация почти 50% экономики показалась недостаточным фактором "стабилизации", поэтому было принято решение монополизировать и частный банковский сектор. В таких условиях треугольник "Минфин - НБУ - государственная банковская система" превращается в ящик Шрёдингера, где любые финансовые ресурсы будут попадать в зону финансовой "неопределённости" (относительно их "квантового" наличия). Вопрос инвестиционной привлекательности нашей экономики становится "нерукопожатным" в среде инвесторов, которые просчитывают риски и ценят своё время. Наивные, мы думали, что шли в Европу, а оказалось, что пятились назад в Россию.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика