Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Большая приватизация в Украине. Когда время дороже денег

Понедельник, 22 Января 2018, 12:15
Новый закон о приватизации дает внятные ответы на вопрос, как продать быстро, но обходит стороной вопрос, как продать дорого, и частично поясняет, как это же сделать прозрачно

Продажа Турбоатома может стать вишенкой на торте будущих аукционов. Фото: sq.com.ua

Наверное, именно поэтому на 27 году независимости Украина вознамерилась расставить точки над "і" в приватизации. Парламент принял кабминовский закон о приватизации государственного имущества, который был одним из маркеров дальнейших реформ, в понимании наших внешних кредиторов и контролеров. 

Основная цель - сдвинуть процесс приватизации с точки замерзания, хотя в прошлом году и наблюдался всплеск продаж государственного имущества: сумма, вырученная ФГИУ от продаж державных активов, составила 3,376 млрд грн. 

Казалось бы: вот он - долгожданный инвестиционный прорыв Украины и реформаторский ренессанс, который разбудил соки жизни в среде инвесторов. На самом деле любая цифра, озвученная нашими чиновниками, нуждается в талмуде пояснений. Более 3 млрд грн, полученных от приватизации в 2017 г., обеспечила компания Ornex, принадлежащая основному олигарху нашей страны Ринату Ахметову, без "подогрева" от Ornex общая картина продаж государственного имущества была бы неутешительной: три сотни миллионов гривень. Так что почивать на лаврах пока явно не стоит.

Читайте также: ВСЕ СВОИ. ЗАЧЕМ АХМЕТОВ СКУПИЛ "ДЫРКИ ОТ БУБЛИКОВ" В ОБЛЭНЕРГО

В 2018 г. приватизация должна дать значительно больше средств, чем в прошлом, при этом планируется установить даже некий исторический рекорд по сборам: 22,5 млрд грн, согласно планов Фонда госимущества, притом что максимальные показатели приватизации были зафиксированы в 2005 г. (20,7 млрд грн). Конечно, необходимо учитывать отличия в стоимости гривни тогда и теперь. Просто в 2005 г. высокие объемы продаж обеспечивались началом нового политического цикла и позитивными экономическими ожиданиями, а в 2018 г. столь амбициозные планы могут опираться лишь на окончание очередной фазы политического развития, когда угроза потери власти будет подталкивать провластные финансово-промышленные группы успеть вложиться. Насколько удачно сработает данный фактор, сказать сложно. 

Как показывает практика, в сложном онтологическом выборе между "успеть дешево купить, пока можно" и "лучше не покупать, все равно заберут", выбор останавливается на втором варианте.

Согласно пояснительной записке к указанному выше закону изменилась сама философия приватизации. Если раньше государство никак не могло сложить цену своим активам и пыталось торговаться (правда, из-под полы и в обход казны), то сейчас главная задача все продать и забыть. С первых же строк записки в ней указывается, что большинство предприятий построены 50-150 лет  назад и подобный металлолом может в скором времени превратиться в мертвый парк индустриального периода. Поэтому лучше все продать, но продавать нужно "правильно".

При этом за все годы независимости государство получило за своё имущество чуть более 67 млрд грн.

Основные всплески продаж наблюдались в 2004-2005 гг. на волне евроромантизма и в 2011 г. - на "бурунчике" консерватизма. Начиная с 2014 г. активность государства на рынке инвестиций упала до "температуры трупа". Объем поступлений от приватизации более чем в два раза уступает средствам государства, вложенным в национализацию Приватбанка. А ведь были и другие государственные банки и предприятия.

Именно поэтому финальный аккорд приватизации должен быть по возможности мажорный. Целям будущей большой приватизации и служит принятый закон: формируемый им юридический и операционный механизм заточен на проведение очень быстрых продаж государственного имущества.

Флагманом приватизации должен стать Одесский припортовый завод. Только его продажа может обеспечить до половины запланированной на 2018 г. суммы. Ситуация здесь будет осложняться задолженностью завода перед компанией Ostchem в размере $250 млн за поставленный газ. Данного кредитора связывают с опальным олигархом Дмитрием Фирташем. 

Насколько у него хватит административных ресурсов и доступных каналов коммуникации для защиты своих интересов - покажет время.

Еще одним флагманом наверняка станет приватизация "Центрэнерго" (Трипольская, Змеевская и Углегорская ТЭС, государству принадлежит 78,3% акций). Данный объект уже давно находится под пристальным наблюдением внешних кредиторов, в том числе МВФ, которые настойчиво требуют продать. Но как это сделать, если у того, кто спозаранку занял очередь на покупку, не хватает свободного кэш-фло, и гораздо проще вынимать свои деньги, не владея предприятием, а косвенно используя его. Как оказалось, закон решает проблемы и этого "загадочного" покупателя. Оценить стоимость продажи "Центрэнерго" будет поручено специальному советнику-консультанту - аудиторской компании Ernst&Young (польский филиал). Какова будет цена продажи, пока сказать сложно, но если оценивать по показателю прибыли EBITDA, то это должно быть не менее 10 млрд грн (прибыль компании за январь-сентябрь 2017 г. составила более 2 млрд грн по сравнению с 1 млрд грн годом ранее).

Вишенкой на торте будущих аукционов может стать продажа "Турбоатома" и "Сумыхимпрома" (оценен в $9 млн), а также акций целого ряда энергокомпаний: Николаевской, Днепровской и Херсонской ТЭЦ, "Запорожьеоблэнерго", "Николаевоблэнерго", "Тернопольоблэнерго", "Харьковоблэнерго", "Хмельницкоблэнерго" и "Черкассыоблэнерго". Самыми трудными лотами рискует стать продажа Аграрного фонда и Государственной продовольственно-зерновой компании.

Государственная продовольственно-зерновая компания является одним из крупнейших зерновых трейдеров, но на ней висит кредит, выданный Экспортно-импортным банком Китая в размере $1,5 млрд. Приватизация данной компании может быть заблокирована КНР в Лондонском суде. Что касается Аграрного фонда, то, кроме шлейфа прошлых хищений, там практически ничего не осталось.

Ситуация с "Турбоатомом" пока до конца не определена. С одной стороны, из уст высших должностных лиц страны звучат противоречивые утверждения: то будем продавать, то нет. 

Компания с 0,5-1 млрд грн прибыли в квартал при условиях оптимальной загрузки может вызвать потенциальный интерес у инвесторов. Но надо понимать, что группам влияния более выгодно просто управлять заводом, попутно закольцевав на него систему государственного заказа. В таком случае о покупке речь не идет - это банальное отжатие выгоды на небольшом временном отрезке (год-два).

Кроме этого, существует огромное количество объектов малой приватизации. Именно ее должен сдвинуть с мертвой точки новый закон. Законодательная база с принятием нового законодательного акта будет серьезно унифицирована: закон отменяет десятки нормативно-правовых актов, многие из которых противоречили друг другу. А в мутной воде, как известно, выгодно не только ловить рыбку, но и проводить приватизацию по-украински. Приватизационная "вода", таким образом, уже в 2018 г. станет заметно чище, а, следовательно, возможностей у общества относительно контроля существенно прибавится.

Сама приватизация вместо деления предприятий на всевозможные группы будет проходить по двум основным направлениям: малая и большая. К большим объектам будут отнесены предприятия, которые на 50% и более принадлежат государству и стоимость активов которых превышает 250 млн грн. Подобная классификация достаточно прогрессивная, вот только из объектов большой приватизации выпадают акции стратегических компаний, где государству принадлежит менее 50% уставного капитала, а это практически все энергетические активы, кроме "Центрэнерго". Для продажи больших объектов отныне необходимо привлекать специальных советников, услуги которых будут дополнительно оплачиваться. 

Именно советники и станут определять приблизительную рыночную цену объекта, вернее, диапазон цен, а уже государство определит стартовый показатель для торгов, но в пределах установленного диапазона.

При этом могут применяться такие виды аукционов, как аукцион с понижением стартовой цены на 25%, а затем и на 50%. Данная методика поможет избежать ситуации с приватизацией Одесского припортового завода в прошлом: в случае, если покупателя на стартовую цену не будет, новый закон позволит снизить его цену наполовину. К сожалению, закон не предоставляет механизмов для избежания сговора покупателей и существует риск, что государство банально недополучит 50% стартовой цены приватизации. Более того, если объект не будет продан даже с помощью поэтапного снижения цены, орган приватизации может принять решение о приватизации объекта путем изучения ценовых предложений. В таком случае будет выбрана наилучшая цена. Потенциально данный метод приватизации может быть применен в случае, если стартовая цена была сознательно завышена в два-три раза и отпугнула потенциальных инвесторов. Обладая инсайдерской информацией о реальной цене, всегда можно сделать лучшее предложение.

Кабмин получил право выставлять предприятия на продажу и без привлечения советников. В таком случае торги будут проходить в формате изучения ценовых предложений. Общий срок приватизации больших объектов определен в 11 месяцев.
В отношении предприятий, которые вступили в стадию приватизации, нельзя возбуждать дела о банкротстве. Это, по идее законодателей, должно обезопасить тот же ОПЗ от действий кредиторов по блокировке его продажи. Кроме того, если предприятие находится в состоянии банкротства и его выставили на продажу, то процедура банкротства прекращается. А это уже "реверанс" в сторону "Центрэнерго". 

Как видим, в законе достаточно много общих мест, которые на самом деле прикрывают процесс приватизации по вполне конкретным объектам.

Объекты малой приватизации будут проданы на электронных торгах, заведовать процессом будет специальный администратор. Данная система продаж, как показала практика распродажи активов банков-банкротов с помощью электронных площадок, в том числе минюстовской системы СЕТАМ, обеспечивает скорость продаж, но не высокую цену. По сути, данный вид приватизации - это старт массовой распродажи сотен объектов государственной собственности по принципу "дайте хоть что-нибудь". Общий срок приватизации малых объектов определен в пять месяцев.

Особняком стоит приватизация предприятий, чьи имущественные комплексы находятся в аренде. Купив такое предприятие, покупатель получает еще и арендатора в придачу. Кроме того, новый собственник должен будет компенсировать пользователю имущества все его затраты, связанные с улучшением основных средств. Естественно, что в подобной ситуации вряд ли можно будет найти желающего купить подобные объекты. А следовательно, приватизация части энергетических предприятий пройдет в интересах именно арендаторов, ведь они получают право в случае покупки засчитать стоимость "улучшений" в сумму оплаты за купленный у государства объект. Ни одна методика определения рыночной стоимости данных капитальных вложений не будет объективной.

Участие в приватизации страны-агрессора, то бишь Российской Федерации, будет существенно ограничено. К торгам не будут допущены участники, где 10% и более акций принадлежит резиденту данного государства. Именно резиденту, а не гражданину, что также дает пространство для определенного маневра.

Также ограничено участие в приватизации компаний, 50% акций которых принадлежит офшорным компаниям или резидентам стран, отнесенных FAТF к перечню государств, которые недостаточно борются с отмыванием денег, полученных преступным путем.

Данные нормы должны отсечь от процесса приватизации капитал беглых элит, связанных с бывшим президентом.

Новый закон о приватизации государственного имущества был принят на финише приватизации, что вполне логично. Он дает достаточно внятные ответы на вопрос, как продать быстро, но прогнозируемо обходит стороной такую важную часть процесса, как продать дорого, и частично поясняет, как это же сделать прозрачно. С одной стороны, время для Украины сейчас дороже денег. С другой - не настолько. Затраты на содержание государственных активов и уровень коррупционных потерь в государственном секторе уже превышают все максимально возможные показатели. С другой стороны, никто так и не подсчитал потери от остановившихся приватизированных заводов и потери экономики в целом от утраты государством эффективных механизмов контроля за энергетическим сектором.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика