Экономика

Кому достанутся «дочки» российских банков

Самые высокие шансы уйти с молотка имеет львовский VS Bank, принадлежащий Сбербанку

Фото: УНИАН

Россияне сидят "на чемоданах"

Украинские "дочки" российских госбанков уже почти официально выставлены на продажу. 17 мая в Лондоне, на мероприятии "День инвестора" глава ВТБ Андрей Костин заявил прессе о том, что ВТБ готов продать свой украинский актив из-за высоких убытков. "Я думаю, если бы нам выпал такой шанс, мы бы даже продали этот бизнес, чем увеличивали бы его или сохраняли, потому что мы не видим там никаких возможностей", - сказал он.

О том, что пути отступления с украинского рынка ищут два других российских банка - "Сбербанк России" и государственный "Внешэкономбанк" (ВЭБ), на днях сообщил "КоммерсантЪ". По словам источников издания, "Сбербанк" уже вел переговоры о продаже украинской "дочки".  В качестве потенциального покупателя выступал бизнесмен Александр Ярославский, бывший владелец Укрсиббанка, продавший его в свое время международной группе BNP Paribas. Но договориться с олигархом якобы не удалось и теперь для банка ищут нового покупателя.

Что касается "Проминвестбанка" (дочки "ВЭБ"), то его акционеры находятся сейчас в крайне непростой ситуации. По итогам прошлого года банк стал лидером по уровню убытков - 20,27 млрд. грн. (для сравнения: "Сбербанк" зафиксировал "минус" 6,3 млрд. грн., а отрицательный финрезультат  ВТБ - 4,5 млрд. грн.). Российский ВЭБ сам нуждается в докапитализации в размере около 1-1,5 трлн. рублей. Не удивительно, что сейчас он желает избавиться от внешних активов, которые приносят одни убытки.

Поговаривают, что покупателя на ПИБ ищут уже давно. Но желающих купить убыточное финучреждение, выдавшее в свое время немало "политических" кредитов, ставших теперь безнадежными, не находилось. В апреле нынешний глава российской госкорпорации "Внешэкономбанк" Сергей Горьков прямо говорил, что группа намерена избавиться от всех входящих в ее состав коммерческих структур (в т.ч. и от Проминвестбанка). "Для реализации стратегии и процесса выхода необходимо некоторое время... Коммерческий банк не должен быть в составе ВЭБа. Реализация на практике зависит от покупателей, состояния рынка и других моментов", - сказал Горьков. 

Почему они уходят

По словам партнера департамента финансового консультирования группы Deloitte & Touche USC Дмитрия Ануфриева, общие для банковского рынка проблемы усугубляются для российских финучреждений негативным к ним отношением со стороны части населения. "Из-за этого российские банки больше подвержены риску невозврата кредитов, оттока депозитов и уменьшения прибыльного бизнеса", - констатирует Ануфриев.

Время от времени происходят скандалы, связанные с погромами в офисах "русских" банков.  А народные депутаты то и дело предлагают наложить на них санкции или вовсе запретить работать в  Украине. В свое время на Институтской четко высказали свою позицию по этому поводу: "Это банки с российским капиталом, но это украинские банки, в которых находятся деньги наших граждан, кредиты, выданные нашим компаниям, и текущие счета наших юридических и физических лиц, - заявила в одном из интервью председатель НБУ Валерия Гонтарева. Это дало российским банкам видимость гарантий, но уютней в Украине им не стало.

Те же "Сбербанк" и "ВТБ" не раз подвергались критике в самой России. "Стандартное обвинение: "Сбербанк" работает в Украине, но не работает в Крыму. Но "Сбербанк" - это международная финансовая группа, и начать работать в Крыму означало бы подставить себя под дополнительные санкции, нанести ущерб клиентам и котировкам акций компании", - говорит директор аналитического департамента финансовой компании "Альпари" Александр Разуваев. По его мнению, продажа бизнеса снизит политические риски каждой из финансовых групп и положительно скажется на капитализации. Последний факт очень важен на фоне скорой дальнейшей приватизации "ВТБ". Российское правительство заинтересовано продать свой пакет максимально дорого.  

Фото: dpchas.com.ua

Кому они нужны

Время для выхода с украинского рынка российские акционеры выбрали не самое плохое - отечественная экономика начинает расти, а политическая ситуация стабилизироваться. "На активность инвесторов еще влияет продолжающийся конфликт в зоне проведения АТО, однако мы видим, что сегодняшняя пусть и хрупкая, но стабильность, привлекает некоторых инвесторов, и сделки все же совершаются", - констатирует руководитель отдела корпоративных финансов и M&A компании EY в Украине Владислав Остапенко.

"Банки с российским капиталом потенциально могут быть интересными тем инвесторам, у которых есть умение и желание заниматься взысканием проблемных кредитов. Большие объемы убытков российские "дочки" сформировали из-за обесценивания львиной доли кредитного портфеля, в первую очередь заемщиков с временно неподконтрольных территорий и бизнесов, ориентированных на РФ", - говорит аналитик банковского рынка группы ICU Михаил Демкив. По его словам, российское происхождение сыграло с банками злую шутку, ведь часть заемщиков не выполняет условия кредитных договоров, рассчитывая именно на шаткий статус российских банков, и что те скоро покинут Украину.

Однако "дочкам" госбанков, скорее всего, придется задержаться на нашем рынке. В ближайшие год-полтора шансы их продать просто мизерны.

"Каждый из этих 3-х банков имеет существенный бизнес в Украине. Даже при продаже с некоторым дисконтом к капиталу их стоимость составит существенные суммы, которые мало кто может "потянуть" из украинских покупателей. Что касается иностранных игроков, они опасаются инвестиций в украинский банковский сектор", - говорит Дмитрий Ануфриев. Аудитор считает, что мультипликаторы сделок по покупке-продаже российских банков в самом лучшем случае будут на уровне 0,8-1 капитала. "Но главное не сам мультипликатор, а капитал, к которому его применяют. Скорее всего, речь будет идти о размере капитала, откорректированного по результатам прединвестиционного анализа (due diligence), нежели капитала в соответствии с официальной отчетностью", - полагает Ануфриев. Разница между этими показателями может быть весьма существенной. Значение будут иметь и прогнозы инвестора в отношении будущей платежеспособности и дисциплины заемщиков (особенно тех, где была согласована реструктуризация задолженности), и оценки финансового результата банка на ближайшие годы и ряд других факторов. После всех манипуляций мультипликатор сделки в отношении капитала по МСФО отчетности может быть заметно ниже 0,8. Впрочем, если "припечет", россияне, скорее всего, согласились бы продать банки даже с большим убытком. Так, например, недавно поступила австрийская UniCredit, продав Альфа Груп Укрсоцбанк, за который в свое время заплатила более $2 млрд. Вот только покупать их никто не хочет.

Как рассказал "ДС" Виталий Шапран, член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков, на рынке есть несколько реальных покупателей, но они присматривают для себя небольшие финансовые институты. Речь идет об инвестфондах или фондах прямых инвестиций, которые инвестируют в разные финансовые инструменты средства своих клиентов (как юрлиц, так и физлиц). "Этим покупателям интересен украинский банковский бизнес с точки зрения хорошего, альтернативного заработка на высоких процентных ставках. Для них даже нынешние ставки по валюте - это огромные суммы, особенно на фоне нулевых или отрицательных ставок в европейских банках", - утверждает Виталий Шапран. Впрочем, почти все инвесторы, поинтересовавшись нынешними условиями приобретения доли банка, заняли пока выжидательную позицию.

То, что инвесторы интересуются небольшими финучреждениями, подтверждают последние новости. Так, на днях ФинексБанк сообщил о том, что оманский шейх Адил Саид Ахмед Аль Шанфари (Adil Said Ahmed al Shanfari) намерен купить более 75% акций банка. Арабский инвестор ведет переговоры с акционерами банка о покупке акций и готовит пакет документов для согласования в НБУ. По слухам, есть покупатель и на 50% акций "Евробанка" - это Болат Назарбаев, брат президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Пока же 50% акций банка опосредованно контролируется Александром Адаричем - владельцем "Фидобанка". К слову, у последнего в данный момент серьезные проблемы с ликвидностью.

Учитывая вышесказанное, первым из числа банков с российским капиталом могут продать... ВиЭс Банк, который является вторым дочерним банком "Сбербанка" в Украине. "Его размер существенно меньше, он имеет более простую бизнес-модель и портфель. В случае соответствующего решения, его продать было бы проще", - считает Дмитрий Ануфриев.

Старший аналитик Empire State Capital Partners Тантели Ратавухери
Новость о продаже российских госбанков вышла сенсационной. Еще недавно была информационная утечка с совещания российского президента Владимира Путина с предпринимателями России, на котором он якобы не рекомендовал пока выводить активы из Украины. А тут все государственные банки одномоментно объявляют о выходе с рынка. Таким образом, с полной уверенностью можно сказать, что речь идет о глобальной политике российского руководства в отношении деятельности своих банков в Украине.
С одной стороны, речь может идти о чисто информационно-психологической атаке на финансовые власти Украины. Не исключено, что на самом деле российские банки вовсе не собираются уходить.  С другой стороны, существует вероятность, что российская власть несколько отрезвела, и решила не держать на плаву свои глубоко убыточные депозитные учреждения в Украине.
При медленном выходе с нашего рынка российские банки сначала постараются вытянуть все свои вложения и постепенно вывести активы. Если же банки решат уходить быстро, российская власть попытается найти дружественных покупателей, которыми могут выступить преимущественно западные инвесторы. Последний сценарий более вероятен, поскольку, с одной стороны, позволит найти действительно платежеспособного покупателя, и с другой - реализовать сделки на нейтральной территории. Учитывая огромные убытки банков и состояние их кредитного портфеля, их акционеры не могут рассчитывать на выгодные сделки. Исходя из нынешнего состояния рынка и статистики подобных сделок в Украине, россияне смогут  получить до $300 млн. за Сбербанк, и чуть меньше - около $150 млн за ВТБ. Возможен и третий путь - российские госбанки останутся в Украине, однако пустят инвестора-партнера в свой капитал в Украине. Таким образом они смогут защититься от предвзятого политически окрашенного отношения к российским банкам.