Экономика

Кому нужна дорогая нефть

Наиболее зависимые от нефтяных доходов государства при сползании к диктаторским формам правления теряют способность эффективно сдерживать рост добычи в соседних странах

Фото: afn.az

C учетом этого ОПЕК надо пережить эпоху низких цен, избавить мир от балласта бесполезных нефтяных диктатур и найти новый способ ограничивать появление нежелательных районов нефтедобычи.

Новые власти Украины, наблюдая за тем, как беспощадно бьет по экономике России начавшийся в 2014 г. обвал мировых нефтяных цен, часто ошибаются в своей трактовке происходящего - на Банковой считают падение цен дополнением к международной изоляции Кремля. Утешающая Киев изоляция РФ возникла из-за принятия США, ЕС и Канадой строго ограниченных по глубине санкций против группы российских граждан в поддержку Украины. И в наказание за первую в XXI в. аннексию территорий в Европе. Но централизованно принятые санкции и разноплановый ценовой крах на мировых рынках нефти - это два совершенно разных процесса.

Косвенная нефтяная помощь союзников Киева

К ценовому краху любителей сверхприбылей на нефтяных рынках американцы и европейцы не имеют прямого отношения. Экономический рост в развитых странах требует дешевого топлива, и это считается бесспорным. Из-за этого правила у политиков США и ЕС есть свои интересы к удешевлению минерального топлива до определенного уровня. Этот уровень цен не должен угрожать жизнеспособности нефтегазовых американских и европейских корпораций, живучесть и взаимная конкуренция которых располагаются на весьма высоком уровне. Словом, интерес политиков к процветанию своих стран есть, но прямых методов вмешательства властей в экономику на стороне этих интересов очень мало.

Примеры того, как Вашингтон и Брюссель делают конкретные шаги именно для снижения мировых цен на нефть, очень немногочисленны. Это прежде всего государственная политика формирования нефтяных резервов в США. Это экологическая, антимонопольная и регуляторная политика Евросоюза в сфере транспорта и переработки нефти. К перечню таких шагов можно отнести государственную политику либерализации запрещенного до недавнего времени американского экспорта углеводородов. А также политику различных американских политических сил относительно нефтепровода Keystone XP, который призван создать большую цепную систему перекачки нефти и увеличить ее экспорт США и Канадой.

Предпринимая ограниченные шаги в направлении снижения цены нефти и стимулируя тем самым экономическое развитие, Конгресс США в начале 2016 г. снял наложенное более 40 лет назад эмбарго на экспорт нефти с территории страны. Стало быть, американцы начали возвращаться на мировой рынок как экспортер сырья. Это подхлестнуло ценовую конкуренцию между членами ОПЕК и теми государствами - членами Международного энергетического агентства, которые ведут большую добычу. Противники снятия эмбарго США, к которым относится уходящая администрация Обамы, считали этот шаг поспешным. Некоторые из них полагают, что открытие экспорта нефти приведет в итоге к росту цен на внутреннем рынке США и прекратит начавшуюся во времена Обамы "репатриацию" нефтехимических заводов юга страны. Большинство мощностей этих предприятий ранее были вынесены за рубеж в поисках более низких издержек бизнеса. Но в целом против низких цен нефти как главного стимула для экономики в США открыто никто не выступает: развития хотят все.

Политические издержки в РФ

Реакция российской власти на подобную новую нефтяную политику США по возврату на мировой рынок экспорта - это один из сравнительно новых краеугольных камней в господствующей в государственной политике РФ доктрины антиамериканизма. Пресса США чаще всего расценивает проявления этой доктрины некоей мелочью и "зомби-вариантом" пропаганды, которая якобы служит сугубо для внутреннего пользования. Но это выглядит очень спорным по достаточно простой причине - российское общество и его политики ищут оправдание двух колоссальных по последствиям ошибок в 2008-2013 гг. и ретранслируют эти оправдания на внешнюю и военную политику страны. И это уже совсем не внутренние дела расшатанного низкими ценами нефти российского государства.

Первая из указанных ошибок состоит в том, что режим Путина в его текущем кадровом варианте в указанные выше годы, как ни крути, попросту проспал грядущее падение цен на ведущий товар российского экспорта. Не принял никаких надлежащих компенсирующих мер. Потерял лицо, на место которого пришлось срочно натягивать идейно более родную российской элите маску диктатуры. Такие непредусмотрительность и непрофессионализм имели драматические последствия. Как минимум потому, что с каждым годом после первого падения цен запоздалые и неэффективные подобия мер по модернизации экономики становятся все дороже и дороже.

Вторая ошибка состоит в том, что консервативная часть элиты путинистов еще в 2005-2007 гг. все-таки просчитывала ценовую катастрофу, назревавшую через несколько лет. В то время когда либералы тужили по доброму фантом-президенту Медведеву и проспанному премьером Путиным падению цен, консерваторы навязали российской власти доктрины антиамериканизма и агрессивного евразийства. Эти доктрины за короткое время стали лучшим способом власти "занять мозги и загривки" российского населения, стремительно деградирующего из-за сокращения валютных доходов страны. Первым проявлением этих доктрин стало нападение на Грузию в 2008 г., вторым - нападение на Украину в 2014 г. Первая страна, как известно любому россиянину, якобы напала на РФ, затем в отместку за геройские российские бомбежки городов Грузии США попытались напасть на РФ с территории Украины, но получили достойный отпор в виде проекта "Новороссия". Этот проект не лопнул, а просто отложен, так как РФ выгоднее наносить удар по США из Сирии, где много нефти, а рядом еще больше. И так далее.

Подобная российская идеологическая шарманка может вертеться еще долгие годы, продукция - направляться массовым потоком внутрь страны и настойчиво стремиться в медийный мир Европы. Оценивая весь этот невероятный информационный шум, следует не забывать о главном вопросе, с которого все начиналось, - мировых ценах на нефть и причинах, по которым они взяли и рухнули как-то очень внезапно для Кремля.

Геополитический нюанс с диктаторами

Как будут развиваться подобные издержки РФ в ближайшем будущем? Пока что Кремль выдумал парадигму о противостоянии Саудовской Аравии и США вокруг якобы очень невыгодной арабам "сланцевой революции" в американской добыче. По такой последней версии параллельной реальности от РФ, все члены ОПЕК дружно обрушили мировые цены, чтобы сделать растущую разработку сланцевых пород в США нерентабельной из-за специально сниженных для этого цен.
Словом, после тиражирования варианта с падением цен, организованным как экономическая агрессия США против мирной РФ, варианты тотальной российской пропаганды плодятся. Но, как было и раньше, в период проспанного россиянами ценового краха на мировых нефтяных рынках, в настоящее время мало кто в Москве видит очередной опасный контекст событий. Он состоит в окончании искусственного сдерживания роста разработки нефти и газа по периметру диктатур, которые рождались в эпоху высоких цен. Они теряют актуальность.

Например, рожденный эпохой дорогой нефти режим бывшего венесуэльского лидера Уго Чавеса пытался, но не смог сдержать рост добычи нефти в соседних Колумбии и Бразилии. Инциденты доходили до приграничных конфликтов, но на планы расширения добычи соседних стран они не повлияли. Бывший панафриканский лидер и диктатор Ливии Муаммар Каддафи, как и Чавес, был фигурой, рожденной в эпоху высоких цен на нефть и ныне подзабытого эмбарго поставок нефти ОПЕК в 70-х годах. Тотально петрократический режим Каддафи вполне мог бы надолго погрузить в хаос всю Центральную Африку, чтобы недопустить появления большой добычи нефти в Судане, Чаде и Центрально-Африканской Республике. Пытался вплоть до военной интервенции в Чад. Но не смог, и эти страны стали крупными экспортерами нефти.

Как в страхе перед "цветными" революциями проспать "сланцевую"

Проводя аналогию с двумя самыми знаменитыми петрократиями нашего времени, россиянам наряду с проспанным нефтяным крахом 2014 г. следует напомнить еще одну, более раннюю ошибку Владимира Путина - в начале XXI в. его тогдашняя группировка во власти стремилась, но так и не смогла своевременно осложнить жизнь Казахстану и Азербайджану, которые смогли приступить к освоению запасов соответственно в более чем 12 трлн т и 4 трлн т нефти. По полной аналогии с режимами Каддафи и Чавеса российская модель петрократии еще тогда доказала остальным мировым экспортерам нефти свою полную неспособность ограничивать добычу нефти в соседних странах ради поддержания высоких цен. Российское военное нападение на Грузию, например, смогло задержать на 2008-2015 гг. открытие крупных месторождений на востоке этой страны с запасами более 1 трлн т углеводородов. Но, несмотря на агрессию, эти запасы были все же открыты и обещают Грузии снижение зависимости от импорта. Российское завуалированное нападение на Украину с 2014 г. лишило иностранных инвесторов возможности разрабатывать запасы украинского шельфа в объеме не менее 1,7 трлн т. Но, как оказалось, крупная часть этих запасов находятся на морском шельфе Одесской области.

Военные и террористические препятствия на пути разработки запасов с объемами более 1 трлн т - такое в мировой истории было не очень часто. 

До какой-то поры, точнее, до какого-то предела технология сковывания добычи была хорошим аргументом для ОПЕК искусственно поддерживать высокие цены нефти, чтобы еще с конца ХХ в. негласно кормить этими ценами дюжину режимов-петрократий. Какое-то время политические режимы-петрократии как-то сдерживали рост разведки запасов в новых регионах добычи, но так и не смогли стать эффективными региональными ограничителями добычи.

Ни на Каспии, ни на Ближнем Востоке, ни в Латинской Америке политическим и военным диктаторам, выкормленным в периоды высоких цен нефти, этого достичь не удалось.

По всей видимости, в самом ближайшем будущем экономически стабильным странам ОПЕК и не входящим в клуб экспортеров крупным производителям нефти придется достичь компромисса в проблеме новых крупных регионов добычи. Эпоха дорогой нефти показала, что идеологические, религиозные или классические военные диктатуры так и не смогли задержать рост развития новых районов добычи. Ими уже стали Южный Судан, Чад, Мозамбик, Экваториальная Гвинея и десятки других стран третьего мира, которые когда-то находились в орбитах влияния стран - автаркических гегемонов.

Ведущим игрокам мирового рынка надо обезопасить себя от появления следующей волны новых районов добычи. Вполне возможно, что политика ограничения будет осуществляться стандартными ценовыми методами. Что касается самозваных "великих государств", режимы которых были вскормлены периодом высоких цен, то они в новой системе саморегулирования мирового рынка нефти могут оказаться никому не нужным и даже вредным придатком. Который порождает или выпрашивает тщетные надежды регионального или идеологического доминирования, а приносит только издержки.

Оценивая нынешний экономический и политический ущерб РФ от падения мировых цен, российская пресса пестрит сотнями публикаций с анализом отраслевых убытков от этого трагического процесса. Большинство из них пока еще могут быть перекрыты за счет распродажи суверенных фондов или за счет российских зарубежных авуаров, до которых так и не смогли добраться международные санкции. Есть только одна область, где ущерб уже не поддается никакой компенсации, - это утрата российской политической элитой функциональности в среде других государств - экспортеров нефти. А быть ненужным в таком теплом коллективе - это очень опасное занятие.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" № 6 (443) за июнь 2016 г.