Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Конец дешевой нефти. Почему плохо будет всем - от США до России

Вторник, 19 Марта 2019, 11:10
Крупнейшие производители нефти в мире формируют различные альянсы для того, чтобы удержать цену на черное золото на относительно высоком уровне. Но события развиваются так, что совсем скоро стоимость нефти дойдет до запредельной вполне естественным путем

Фото: rock-cafe.info

Со школы большинство из нас помнит цитату Дмитрия Менделеева из учебника по органической химии: "Сжигать нефть как топливо - то же самое, что топить печь ассигнациями". Похоже, через полтора столетия человечество, наконец, примет к сведению эту цитату. Добывать нефть становится все сложнее, так что в скором будущем она будет все менее востребована как топливо, и все более - как химическое сырье.

ОПЕК против Белого дома

18 марта в Баку завершило работу 13-е заседание Совместного мониторингового комитета министров стран ОПЕК и не-ОПЕК. На нем на высоком уровне были представлены 14 стран-производителей нефти и секретариат ОПЕК, которые обсуждают темпы развития рынка OПЕК и отчет Совместного мониторингового комитета (JTC) о показателях добычи на февраль. Также рассматриваются рекомендации JTC по балансированию рынка и уровень выполнения обязательств по снижению производства нефти. Но главные вопросы: продлять ли сделку ОПЕК+ о заморозке добычи нефти, подорожает ли баррель Brent до $70 и что ждать от США, недовольных высокой стоимостью нефти. 

Между тем цены на нефть стабилизировались у отметки $67 за баррель марки Brent. Апрельские фьючерсы WTI держатся в районе $58 за баррель. При этом министр энергетики, промышленности и природных ресурсов Саудовской Аравии Халед аль-Фалих на форуме в Баку к числу угроз стабильным ценам отнес возможные санкции США против России да и против самой ОПЕК в целом. Как и он, большинство аналитиков склоняются к тому, что нынешние цены - это не предел и баррель в самое ближайшее время может перевалить за $70.

В самом деле, с начала года мировые цены на нефть стабильно растут. На рынке все больше сказывается влияние сделки ОПЕК+, а также продолжающийся спад добычи в Венесуэле. Плюс на минувшей неделе минэнерго США сообщило, что добыча нефти снизилась на 100 тыс. баррелей в сутки (б/с), при этом запасы сырой нефти в стране упали на 3,86 млн барр.

ОПЕК в феврале сократила добычу нефти в месячном выражении на 221 тыс. б/с - до 30,549 млн б/с, в основном за счет показателей Венесуэлы, Саудовской Аравии и Ирака. В рамках сделки ОПЕК+ организация даже перевыполнила свои обязательства на 6%.

Напомним, что ОПЕК и ряд не входящих в эту организацию стран (ОПЕК+ - это страны ОПЕК, а также РФ, Казахстан и еще 10 нефтедобывающих стран) в конце 2018 г. решили модернизировать условия соглашения о сокращении добычи нефти, действующего с начала 2017-го. Страны договорились о снижении своей добычи суммарно на 1,2 млн б/с от уровня октября 2018 г. Как следует из представленного теперь в Баку доклада, по сравнению с октябрем 2018 г. обязавшиеся сократить свою добычу нефти страны ОПЕК снизили ее суммарно на 857 тыс. б/с против обещанных 812 тыс.

Кроме того, в своем новом отчете ОПЕК снизила оценку роста спроса на нефть в 2019 г.  По прогнозу картеля, спрос на нефть вырастет на 1,24 млн б/с и составит 99,96 млн б/с. (ранее ОПЕК оптимистично ожидала 100 млн б/с)

Пока, несмотря на сокращения поставок из Венесуэлы, мировые нефтяные цены еще не приблизились к тем значениям, которые были бы комфортными для экспортеров. Так что страны ОПЕК+ продолжат придерживаться ранее достигнутых договоренностей по сокращению добычи. Именно исполнение картельной сделки обсуждается в эти дни на министерских встречах в Баку. С учетом того там собрались ключевые игроки ОПЕК+, РФ и Саудовская Аравия, рекомендации и предложения с таких встреч внимательно отслеживают на рынке. Пока сигналов о сворачивании сделки на фоне растущей нефти не было.

Между тем вся нынешняя деятельность ОПЕК и союзных с ней стран уже оказалась под угрозой. В США обсуждается возможность принятия закона NOPEC, который позволит подавать в суд на страны - производители нефти за картельную практику. Его главный сторонник - Дональд Трамп, который много раз называл ОПЕК (наряду с ВТО) "мировым злом" и "союзом врагов Америки".

Принятие в США закона против ОПЕК приведет к непредсказуемым последствиям, считает глава британского нефтяного гиганта ВР Боб Дадли. "Если можно будет подавать в суд на страны, то незапланированные последствия будут огромны. Это может полностью разбалансировать мировую экономику", - говорит он. Дадли напомнил, что благодаря политике ОПЕК цены держатся в стабильном коридоре, а не колеблются, например, вчетверо за краткий срок, как это могло бы быть. "Пускать юристов, специализирующихся на коллективных исках, в геополитические суверенные вопросы - это не очень-то хорошая идея", - сказал глава ВР.

Кроме пока еще только предполагаемого закона NOPEC, в 2019 г. вызвать неопределенность на мировом рынке нефти могут санкции США против Ирана и Венесуэлы, а также ситуация в той же Венесуэле, в Ливии и Нигерии. Например, сейчас Венесуэла и сама почти обнулила добычу нефти, и - если что - международные санкции не позволят ею торговать. Но если в ближайшие месяцы Николас Мадуро все-таки отдаст власть демократической оппозиции, то ситуация может резко измениться на противоположную: венесуэльская нефть хлынет на рынок, обрушив цены.

"Трудная" нефть

Пока ситуация на нефтяном рынке достаточно сбалансирована по спросу и предложению. Однако добывать нефть становится все труднее. За последние 10 лет расходы на разведку и добычу в мировой нефтяной отрасли выросли на 400%, однако при этом увеличение самой добычи составило не более 15%. Теперь всем "нефтяным" странам предстоит либо ответить на технологический вызов, либо столкнуться со снижением добычи.

По оценкам British Petroleum, разведанных запасов нефти, которые можно извлечь по сегодняшним технологиям и без огромного роста себестоимости добычи, хватит на 20 лет. При росте потребления можно рассчитывать, что только на 12-15 лет. Но это закончится дешевая и легко извлекаемая нефть. Есть более дорогая, которую при нынешних технологиях добывать уже можно, но пока это слишком дорого.

А ведь в конце ХХ в. в таких странах, как Россия, появилась своеобразная "религия барреля". Все ключевые события общественной жизни начали объяснять через динамику цены на нефть. Идет вверх - власть крепнет, социальная уверенность и потребление растут, идейная закалка тоже на высоте: нам есть что сказать миру при такой цене на нефть. Снижение стоимости, напротив, рождало в обществе мрачные ожидания.

Однако теперь эксперты говорят о переходе к этапу так называемой "трудной" нефти, то есть связанной с разработкой принципиально нового типа месторождений - трудноизвлекаемых запасов. Если коротко, суть перехода состоит в том, что нефтяная отрасль, которая раньше оставалась на верхних уровнях "воронки цифровых трансформаций" и казалась наиболее консервативной в отношении процессов изменений, под воздействием технологических вызовов как бы встряхнулась.

Уже даже в РФ и в Саудовской Аравии менеджеры нефтяных компаний заговорили о принципиально новых бизнес-решениях, в кадровой политике возник запрос на современного, тонко чувствующего время менеджера.

Что же подтолкнуло к смене подходов? Просто завершился период открытий новых крупных месторождений в относительно комфортных, инфраструктурно обустроенных регионах. А в РФ это еще и наложилось на санкционное давление, ограничения, связанные с поставками технологий. Это означает постепенное исчерпание советского наследия, констатацию факта, что "второго Самотлора больше не будет". Наиболее значительные месторождения на суше, открытые в последние годы, давали компаниям прирост запасов в лучшем случае в 30 млн т, тогда как для сравнения, доказанные извлекаемые запасы Самотлорского месторождения, открытого в 1967 г., составили 2,7 млрд т.

Ситуация с залежами лучше на шельфе, однако это также другой технологический уровень и принципиально другие затраты. Соответственно, себестоимость такой нефти очень высока. К тому же шельф шельфу рознь: одно дело добывать нефть в Мексиканском заливе, а другое - в Баренцевом море.

Уже сегодня в мире 4/5 расходов нефтяных компаний направлены прежде всего на поддержание существующих показателей. Добывать нефть становится все труднее, хотя в земле ее по-прежнему много. Но теперь актуальные запасы - это геологически сложные пласты, в которых пропускная способность нефтеносных пород очень низкая, а их разработка требует совершенно других подходов.

Сланцевая альтернатива

На фоне глобальных политических коллизий между США, РФ, Европой, Китаем и Ираном на второй план ушла тема американской сланцевой нефти, ключевая на протяжении 2012-2015 гг. Тема стала неинтересна после падения нефтяных котировок со 140 до $45 за баррель. Последовало сокращение объемов добычи, меньше бурили новые скважины, а добытчики продавали нефть себе в убыток. Но теперь аналитики все чаще говорят, что, возможно, мы находимся в начале нового сланцевого цикла, способного уже к концу 2019 г. серьезно влиять на нефтяные цены в мире.

Изначально (в 2010 г.) себестоимость добычи сланцевой нефти держалась на уровне $55 за баррель. Однако по мере роста конкуренции себестоимость выросла до отметки в $90. К тому же выяснилось, что после гидроразрыва «сланцевая» скважина фонтанирует лишь около полутора лет (в лучшем случае до трех), потом добыча резко падает. Еще два-три года ее можно поддерживать искусственно - и все.

Однако к сегодняшнему дню, после «остывания» рынка сланцевой нефти, средняя себестоимость сползла даже ниже $48, что позволило выжившим компаниям подписать с покупателями твердые долгосрочные контракты на гарантированные объемы по цене $52 за баррель.

Теперь дело уперлось в нехватку крупных месторождений сланцевой нефти на территории США. Permian и Bakken уже давно разобраны. Marcellus пока слишком сложен для разработки, техасский Eagle Ford из-за потепления столкнулся с острым дефицитом необходимой по технологии воды. Осталось ранее слабо разрабатывавшееся месторождение Niobrara в Вайоминге, в первую очередь его северная часть - Powder River с глубиной залегания пластов около 1200 м. Там еще остаются дешевые земли, доступные ресурсы и самое главное - свободные трубопроводные мощности по перекачке нефти к потребителям. Благодаря ему в ближайшие два года американская сланцевая добыча имеет все шансы вырасти еще где-то от 0,9 до 1,6-1,8 млн б/с, подняв США на позицию ведущего нефтедобытчика планеты.

Вот только сланцевую нефть уже плотно «поджимает» биодизель. Себестоимость его производства в США уже упала до уровня горючего, производимого из сланцевой нефти. И это при колоссальных экологических преимуществах, биодизеля в пику тяжелым для природы последствиям добычи сланцевой нефти. К тому же топливо из агропродукции - ресурс возобновляемый, в отличие от любой нефти. Так что на долгосрочные инвестиции и поддержку правительства США местные производители биодизеля рассчитывать могут, а добытчики сланцевой нефти - вряд ли.

Весьма вероятно, в ближайшие десяток-другой лет нефть может превратиться в достаточно дефицитный ресурс. Который для химической индустрии будет более важен, чем для энергетической. Благо последняя благополучно переходит на «зеленые» источники.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика