Экономика

Крысиные бега

Отсутствие четких правил игры на отечественном рынке политического консалтинга заставляет его участников все чаще проявлять невероятную находчивость.

Отсутствие четких правил игры на отечественном рынке политического консалтинга заставляет его участников все чаще проявлять невероятную находчивость. Теперь они «кидают» не только заказчика, но и друг друга, а в поисках заработка в межвыборный период осваивают доселе закрытые для себя политтехнологические рынки других стран.

После того как в одном из октябрьских номеров "ВД" было опубликовано интервью с нардепом Николаем Катеринчуком, в котором своим политическим консультантом он назвал политолога Владимира Фесенко, возмущению последнего не было предела.

"Я уже несколько лет не имею каких-либо деловых отношений с г-ном Катеринчуком! — восклицал со своей странички в Facebook Владимир Фесенко. — Публичный совет по поводу его нынешней кампании я Николаю уже давал — не надо повторять ошибку 2008 года. В конце концов, это закончится большим позором и концом политической карьеры".

В сердцах эксперт даже назвал материал в журнале заказным, но уже на следующий день, к чести самого Фесенко, свои слова он забрал обратно. И хотя осадок от беспочвенных обвинений в наш адрес остался, эмоциональная сторона высказываний Фесенко понятна: политические консультанты хотят дистанцироваться от кон­кретных политиков. В противном случае возможность получения заказа от других клиентов падает в разы, а в условиях выборного межсезонья и вовсе стремится к нулю.

Заклейменные

Понять, с кем работает тот или иной политический консультант, еще год назад было делом несложным. Для этого достаточно было позвонить паре-тройке экспертов в этой сфере, чтобы узнать расклад на рынке политического консалтинга. Но все изменилось.

"Этот рынок полностью ушел в тень, — говорит Денис Богуш, директор Bogush Commu­nications. — Даже нам становится сложно сказать, кто у кого работает и кто кого консультирует. Политтехнологи стараются не "светить" своих клиентов. Ведь если у человека реноме технолога, который консультирует, скажем, коммунистов, оппозиционные кандидаты от него будут шарахаться!"

Все прелести клейма придворного полит­технолога не только на себе лично, но и на своем бизнесе прочувствовал Тарас Березовец, которого долгое время называли исключительно человеком Юлии Тимошенко.

"Я только сейчас понимаю, что главное — публично не демонстрировать свою позицию, — говорит политтехнолог. — В свое время я сделал ошибку, когда публично поддерживал "Батькивщину", после чего у меня были проблемы в бизнесе. Но мы прошли некий период очищения и теперь стараемся публично не работать телом" (подробнее — см. блиц-интервью).

Кто сегодня является клиентом компании Березовца, и впрямь загадка. Если не считать его публичного заявления о консультировании того же Николая Катеринчука, о других заказчиках политтехнолог молчит. Однако источники "ВД" в кругах политических консультантов говорят, что основным заказчиком Березовца является никто иной как спикер Верховной Рады Владимир Рыбак.

Эталоном в умении всегда оставаться в тени для политконсультантов по-прежнему является один из главных политтехнологов нынешней власти Юрий Левенец, умерший в октябре этого года. Таинственность близкого к Януковичу Левенца настолько велика, что даже после его смерти регионалам не хватает смелости признать, что именно он был их ключевым политконсультантом.

"Да, мы очень тяжело пережили его уход, но он не был главным политтехнологом Партии регионов", — открещивается Инна Богословская, народный депутат фракции ПР. При этом последствия смерти Левенца для партии она сравнивает с отрубленной рукой, признаваясь, что замены ему нет.

Правда, главная интрига на рынке политтехнологов — кто заменит Левенца — скоро должна проясниться. Освободившееся место достанется, по всей видимости, одному из советников главы АП — Игорю Шувалову либо же Михаилу Подоляку.

(Кликните, чтобы увеличить)

Теряем клиентов

Еще недавно топовые политтехнологи сетовали на огромный наплыв конкурентов меньшего калибра, которые не только демпинговали, но и благодаря своим неумелым действиям существенно понижали профессиональную планку политического консалтинга.

Однако сегодня эта проблема отходит на второй план. Куда большую угрозу для политтехнологов представляют непосредственные заказчики их услуг — партии и отдельно взятые полити­ки. В условиях, когда из-за договоренностей результат выборов известен наперед, рынок заказчиков стремительно сужается.

"Чем меньше конкурентных политических сил, тем больше мы зажимаемся в рамки договорных выборов, — констатирует Александр Ухмановский, директор Consulting Agency F5, с 2002 года сезонно работающий на всех выборах в стране. — Если раньше мы имели 5-6 денежных партий, которые в реальности вели серьезную политическую борьбу, и не было никаких договоренностей, кто должен пройти в Верховную Раду, то сейчас все по-другому. Среди политиков бытует миф, что достаточно договориться с Администрацией президента и ты гарантированно, вложив $1 млн, получишь место в парламенте. Наших политиков это очень сильно расслабляет и они говорят: "А зачем вы нам нужны?", оставляя нас без работы".

Причем ситуацию с сужающимся рынком заказчиков не спасло даже возобновление мажоритарной системы выборов в Верховную Раду в прошлом году, которая, по идее, должна была снизить градус противостояния политтехнологов в борьбе за денежного клиента. Вместо этого на рынке политического консалтинга усилилась другая тенденция — банальная скупка голосов, которая своей простотой и понятностью завоевывает все больше политических умов.

"В особенности этим страдают молодые бизнесмены, которые впервые пробуют себя в политике и откровенно не понимают, зачем им нужна вся эта политическая реклама или полевая агитационная работа, — досадует психолог Ирина Пасынок, работавшая в штабе одного из кандидатов в депутаты в Днепропетровской области. — Зато денег на скупку голосов избирателей они не жалеют, поскольку четко понимают, за что именно платят — за голоса избирателей".

На этом фоне, по оценкам политических экспертов, которых опросила "ВД", увеличился и процент покупаемых голосов. И если раньше политики для подстраховки старались купить всего 1-2% голосов избирателей, то теперь эта цифра стартует от 4% и выше, ну а стои­мость одного голоса в среднем составляет 100-120 гривен.

Пауки в банке

В условиях сужающегося рынка политических заказчиков политтехнологи все чаще прибегают к "запрещенным" приемам. Не то чтобы раньше они отказывали себе в удовольствии отбить друг у дружки крупный контракт (подробнее — см. "Маленькие хитрости большой политики", "ВД" №7(297), 2011 г.), но "кидать" на деньги своих было не принято. Сразу несколько политтехнологов заявили "ВД", что теперь такие случаи не единичны, но рассказывать об этом они боятся.

"Я не хочу, чтобы мне сломали ноги, — говорит Александр Ухмановский, став жертвой такого "развода". — В этой сфере все очень жестко, поэтому я стараюсь не выносить сор из избы. Боюсь чисто физической расправы".

Впрочем, сама схема "развода" одних политтехнологов другими все же вырисовывается. Так, чаще других, в числе потенциально обманутых оказываются консультанты-новички, которые до этого с нанимающим их на работу штабистом нигде не пересекались.

Принятый на работу человек должен быть приезжим, чтобы в регионе, где будет идти избирательная кампания, у него не было группы поддержки в виде знакомых в правоохранительных органах или других госструктурах. При этом любая ситуация с недополучением обещанной зарплаты объясняется железным аргументом, против которого не попрешь: "Вы плохо работали!".

В межвыборный период полит­технологи стараются зарабатывать деньги на госструктурах. "ВД" располагает контрактом на оказание услуг по организации и проведению семинаров и конференций ООО "Инжиниринг", которым руководит Михаил Лесин — известный в политтехнологических кругах организатор подобных мероприятий.

За несколько месяцев работы частная фирма, которую наняло КП "Столица", принадлежащее КГГА, должно было провести около 30 мероприятий для популяризации идеи самоорганизации населения. Общая сумма контракта составляла 1,6 млн грн., но уже после двух проведенных мероприятий заказчики поняли, что их попросту "разводят" на деньги.

"Эту фирму по глупости посоветовал я, — делится Дмитрий Марунич, директор Института энергетических исследований. — Ее выбрали, потому что по условиям конкурса в сфере деятельности компании должно было указываться, что она предоставляет услуги по организации конференций. Но сметы, которые они рисовали, вызывали смех. Мероприятие, которое, скажем, можно организовать за 16 тыс. грн., они организовывали в два раза дороже".

Новые горизонты

Еще одна тенденция, которая не может не радовать отечественных политтехнологов, — повышенный спрос на их услуги за границей. Буквально год назад об этом могли мечтать лишь избранные, однако избирательная кампания 2012 года во многом продемонстрировала зрелость наших политконсультантов, после чего они начали активно расширять географию своей деятельности. В основном за счет стран ближнего зарубежья ввиду их ментальной сходности с Украиной.

"Я знаю немало наших ребят, которые работают в Польше, в странах бывшей Югославии, — рассказывает политтехнолог Виктор Уколов, долгое время работавший с Юлией Тимошенко. — Лично я в последнее время ездил в Израиль, где консультировал кандидата в мэры Назарета. К сожалению, на выборах она заняла второе место".

Активному продвижению деятельности наших политтехнологов за границей способствует их огромный опыт в проведении избирательных кампаний внутри Украины, ведь наша страна как никакая другая может похвастаться небывалой частотой выборов. Ну, а главным толчком к еще большей экспансии за рубеж послужили президентские выборы в России, когда в избирательной кампании Михаила Прохорова, по заверениям украинских политтехнологов, участвовало не менее пятисот украинских специалистов.

Единый день голосования, проведенный в РФ в начале сентября текущего года, лишь укрепил позиции отечест­венных политконсультантов. Число украинцев, задействованных в данной кампании, приблизилось к тысяче. На следующих российских выборах эта цифра наверняка увеличится, ведь четкие правила работы тамошних политтехнологов провоцируют отток из Украины наших специалистов.

Единственное, что может удержать украинцев здесь, — спортивный интерес к самой избирательной гонке. Ведь в России интриги с выборами уже давно нет.

Читайте также: Тарас Березовец: Меня ассоциировали с Юлией Тимошенко, из-за чего многие политики боялись со мной работать

Светлана Кушнир: Политтехнологи тоже люди, и ключевую роль в обмане своих коллег играет обычная человеческая жадность