Экономика

Кто поднимет украинский ОПК

Щедрые саудовские инвестиции в оборонную промышленность и украино-турецкие соглашения станут стимулом для развития отечественного ракетостроения

Фото: wallpapershacker.com

В конце января СНБОУ принял ряд решений относительно государственного оборонного заказа на 2016 г. Большинство из них не подлежали огласке. Украинской прессе удалось узнать лишь о включении в госзаказ на этот год проекта по производству отечественных ракетных систем залпового огня "Ольха" и крылатых ракет "Нептун". Но почти одновременно с госзаказом были утверждены и другие, более масштабные решения в сфере украинского ОПК. В частности, речь идет о развитии ряда долгосрочных программ, таких как "Корвет" и "Ан-70", проекта многоцелевого ракетного комплекса "Сапсан" и его экспортной модели, а также оперативно-тактического комплекса ОТРК "Гром". Эти решения позволят Украине адекватно отреагировать на непрекращающуюся военно-террористическую агрессию со стороны РФ, загрузить простаивающие мощности отечественного ракетостроения и войти в узкий клуб мировых производителей тактических ракет. Программа производства ОТРК в целом уже получила зеленый свет в Киеве. Такая же реакция ожидается и в столицах стран — партнеров Украины.  

Часть титульных характеристик последнего ОТРК была впервые обнародована Государственным космическим агентством и КБ "Южное" летом прошлого года. Открытая презентация проекта ОТРК и первой твердотопливной ступени ракет произошла на киевской ярмарке "Оружие и безопасность-2015". Согласно их характеристикам "Гром" должен выдерживать заданную проектную дальность до 300 км и вес обычной боеголовки до 600 кг. Такие титульные технические параметры ракетного комплекса позволяют Украине при его продаже за рубеж или международной кооперации не нарушать ранее заключенные договоры. Речь идет прежде всего об обязанностях, предусмотренных членством Украины в Режиме контроля за ракетной технологией (РКРТ) и некоторых других обязательствах, известных как Вассенаарские соглашения (международное соглашение в области контроля над экспортом обычных вооружений, подписанное в 1995 г. представителями 28 государств). Эти обязательства Украины ставят четкую границу между оборонными тактическими и наступательными стратегическими ракетными вооружениями. Оборонный проект производства ОТРК "Гром" этим границам соответствует.

Сотрудничество Киева и Эр-Рияда может предполагать передачу саудовской стороне технологий производства украинского ОТРК. Взамен наша страна получит экспортные и лицензионные доходы от кооперации по проекту "Гром" и сможет направить часть этих средств на проект "Сапсан", крайне необходимый для сдерживания российской агрессии

Тем не менее Москва может отреагировать на него очень резко. Однако в силу очевидной военно-террористической агрессии России против Украины и факта аннексии украинских территорий, на этот протест вряд ли обратит внимание кто-нибудь, кроме Зимбабве и Республики Науру. Эти две страны в последние годы всегда поддерживают все позиции РФ на международной арене. Но ни одна из них не входит в число стран —членов РКРТ. В регулировании проблем ракетного нераспространения голос большинства внешнеполитических сателлитов Москвы ничего не значит.

Более серьезные сложности для национального военного ракетостроения может создать агентура российских спецслужб в политических кругах Германии, Франции и некоторых других государств — производителей тактических ракет. По всей видимости, именно по этой причине, а также для демонстрации полной лояльности украинской власти к интересам стран-партнеров, дата принятия принципиальных решений по долгосрочным программам развития военного ракетостроения совпала с официальным визитом в Киев помощника Госсекретаря США по контролю над вооружениями Фрэнка Роуза (изначально этот визит планировался на 15-20 января, но состоялся только 20-24 января). Проведя переговоры с руководством страны, Министерства обороны, концерна «Укроборонпром" и ГКАУ, Фрэнк Роуз отбыл в Пекин. Официально результатом визита стало возобновление работы в Киеве и Вашингтоне Центров верификации вооруженных сил и двусторонних рабочих групп  Центра уменьшения ядерной опасности. Другие детали визита не сообщались. Однако не исключено, что Киеву также удалось добиться от США возобновления диалога в сфере международного контроля над вооружениями и восстановления взаимного доверия. Словом, украинские политики смогли доказать Вашингтону свое намерение неукоснительно следовать требованиям режима РКРТ. Это позволяет надеяться, что союзники США (прежде всего Франция и Германия) не поддадутся провокациям Кремля и воспримут новые усилия нашей страны в отрасли развития своего венного ракетостроения адекватно реалиям российской агрессии.

Кто даст денег на ОПК

Такое понимание мотивов Киева в столицах стран-партнеров, казалось бы, имеет очень мало отношения к сугубо внутренним проблемам развития украинского  ОПК. Но это лишь на первый взгляд. И США, и другие лидеры мирового экспорта вооружений имеют на этом рынке свои очень дорогостоящие и долгосрочные интересы. И они имеют полное право проецировать эти интересы на Украину, особенно если ее внутренние программы развития производства вооружений будут опираться не на внутренние бюджетные ассигнования, а на внешние источники. Сумма, выделяемая из отечественной госказны на развитие ОПК, недостаточна. Поэтому для реализации долгосрочных программ у Киева есть два пути — опереться на новые экспортные контракты или на схемы финансирования украинского авиа- и ракетостроения через развитие международной кооперации. В рамках таких схем зарубежные компании смогут финансировать часть проектно-сборочных затрат, включая разделение усилий по испытанию и отработке техники на полигонах. Последний момент для Украины очень важен, учитывая, что она в 2014 г. потеряла свой единственный ракетный полигон в результате российской оккупации Крыма.

Опора на внешнюю кооперацию при реализации проектов "Сапсан" и "Гром" позволит украинской власти снять огромную обузу с бюджета. Разработка этих ОТРК была начата еще в 1990-х и 2006 гг. соответственно. Начало серийного производства "Сапсанов" планировалось уже на 2015 г., но в 2013 г. программа с подачи Москвы была заморожена решением экс-министра обороны Украины Павла Лебедева. Официальной причиной для замораживания проекта стала его неподъемная стоимость — необходимые бюджетные затраты на "Сапсан" в тогдашних ценах превышали 3,7 млрд грн. (при текущем курсе гривни к доллару и ценах это не менее 8 млрд грн.).  В то время у Киева не было денег для реализации такого проекта. При этом, соблюдая интересы РФ, мы не могли опереться на внешнее финансирование и, к примеру, начать поставки конвенциональной ракетной техники на рынки стран Азии (на них разрешалось снимать сливки только российской оборонной промышленности). Украинский ОПК был изолирован от альтернативных рынков и обречен беднеть и готовиться к дешевой распродаже в пользу российских покупателей.

Фото: republic.com.ua

Альтернативные внешние рынки у украинского ОПК, конечно же, были. Но все они являлись закрытыми из-за низкого уровня доверия со стороны государств НАТО. Уровень этого доверия был наглядно продемонстрирован в 2010 г., когда власть умело подставила под возмущение США и ограничения РКРТ разработанный еще в 2007-2009 гг. проект экспорта украинского ОТРК "Гром" Саудовской Аравии. По слухам, накануне своего бегства в РФ Виктор Янукович в 2013 г. все же пересмотрел курс Лебедева и дал добро на переоформление проектных прав с КБ "Южное" на киевское КБ "Луч" и санкционировал проведение первых стендовых испытаний ступеней тактических ракет.      

В 2014-2015 гг. негативная внешняя конъюнктура ракетостроения начала кардинально меняться. Первой ОПК Украины поддержала Турция. Но как показала реакция европейской прессы на стартовавшую турецкую ракетно-космическую программу, местным компаниям интересно прежде всего не военное, а так называемое тяжелое ракетостроение Украины. Наша страна могла бы предоставить Турции отечественные технологии многоступенчатых космических ракет-носителей гражданского  назначения, а взамен получить потенциал в среднем и малом ракетостроении — турецкие технологии производства РСЗО, ПТУРС и тактических ракет, в производстве которых Анкара в 2009-2013 гг. сделала беспрецедентный рывок. Но турки хотят развивать свою ракетную корпорацию Roketsan не меньше, чем украинцы "Южмаш" или другие отечественные серийные сборочные ракетные заводы. И главное, путь партнерского обмена ракетными технологиями вряд ли решит две основные проблемы очень капиталозатратного отечественного военного ракетостроения. Первая из них — это проблема внешней компенсации дефицита внутренних инвестиций, вторая — аренда ракетного полигона, которая относится к разряду очень недешевых удовольствий.

По прогнозам экспертов, обозначенные в 2015 г. новые задачи украино-турецкого военно-технического сотрудничества обязательно приведут ОПК двух стран к успеху. Что касается возобновления украинских ракетных проектов "Спасан" и "Гром", то наибольший эффект в данном направлении может дать ускоренная реализация контракта с правительством Саудовской Аравии, который ранее (в 2009-2010 гг.) вызвал озабоченность США. Условия этого договора являются конфиденциальными. Однако по информации, которая все же просочилась в СМИ, сотрудничество Киева и Эр-Рияда в этой сфере может предполагать передачу саудовской стороне технологий производства украинского ОТРК. Взамен наша страна и предприятия ОПК получат экспортные и лицензионные доходы от кооперации по проекту "Гром" и смогут направить часть этих средств на проект "Сапсан", крайне необходимый для  сдерживания российской агрессии. Это лишит аргументов критиков "украинского милитаризма", которые апеллируют прежде всего к скудности госбюджета и якобы чрезмерной затратности долгосрочных целевых программ перевооружения украинской армии.

Фото: ukr-online.com

О чем договорятся Киев и Эр-Рияд

Очень важный аспект начала украино-саудовской кооперации состоит в том, что США вряд ли пойдут против передачи вооружений оборонительного характера для потребностей своего союзника — сформированной еще в прошлом десятилетии Saudi Arabia's Strategic Rocket Force (SASRF). Ее основные силы не имеют тактической составляющей и сформированы несколькими дивизионами стратегических ракет Dongfeng-21 китайского производства, которые имеют очень давний срок разработки. США этим фактом недовольны, поскольку ни Саудовская Аравия, ни КНР не входят в договоры РКРТ. Саудовских военных ситуация также не устраивает. Во-первых, они не желают ссориться с американцами. Во-вторых, хотят заполучить новую, а не старую ракетную технику. Но КНР в этом вопросе все больше поддерживает Иран, который противостоит Саудовской Аравии.  То есть "апгрейда" SASRF тактическими ракетами не будет. Включение Украины в планы Эр-Рияда поможет решить данный вопрос. Заодно это снимет одну из важнейших региональных проблем США и стран РКРТ в целом. Ведь если КНР отвергает РКРТ и склоняется поддерживать ракетные программы Ирана, то это суверенный китайский выбор. И он будет иметь свою цену, которую уже продемонстрировали принятые летом 2015 г. санкции США  в отношении китайской компании Poly Group, имевшей отношение к поставкам ракет DongFeng аравийцам. 

В январе текущего года обостряющийся по вине РФ кризис в Сирии активизировал челночную дипломатию между Киевом, Анкарой и Эр-Риядом. Так, накануне решений СНБО, касающихся гособоронзаказа-2016, его секретарь Александр Турчинов посетил Анкару. После этого визита, 31 января, премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу отправился в Эр-Рияд, где заявил, что Саудовская Аравия и Турция ставят перед собой задачу поднять уровень своих отношений до статуса стратегического партнерства. Каким будет этот новый для Украины внешнеполитический вектор, во многом зависит от целеустремленности и компетентности нашей власти в сфере внешней политики, а также планирования развития своей армии и ОПК. Ведь на кону открывающейся внешней схемы  финансирования ракетостроения стоит очень весомый внутренний аспект: начало программ кооперации способно заметно оживить экономику регионов, где работают ключевые предприятия проекта "Гром". Единственный в стране производитель весьма дорогостоящего автомобильного шасси для пусковой установки этого комплекса — ПАО "КрАЗ" — является одним из ведущих предприятий Кременчуга и отраслевым лидером автостроения. Не меньшую роль в экономиках своих регионов играют днепропетровский "Южмаш" и предприятия Киева, которые отвечают за весь проект в целом, а также за разработку и производство боевых частей ракет. Если Украина и Саудовская Аравия смогут достичь новых горизонтов военно-технической кооперации в ракетостроении, ОПК этих украинских регионов получат дополнительный стимул.

До недавнего времени этот стимул формировался благодаря сотрудничеству двух стран только в одной отрасли — военно-транспортном авиастроении. Речь идет о многостороннем контракте 2015 г. на строительство в Саудовской Аравии авиасборочного завода. Его подписали саудовская Taqnia, украинские "УкрНИИ Авиатехнологий", "Алтис Холдинг" и германская компания Broetje-Automation. Но этот пилотный украино-саудовский контракт вряд ли станет единственным.