Экономика

Сколько миллиардов банки спишут бизнесменам

В Кабмине решили, что пришло время реструктуризации долгов юрлиц. Что позволит нерадивым заемщикам останавливать процедуру банкротства и взыскания имущества кредиторами

Кабмин зарегистрировал в парламенте законопроект «О финансовой реструктуризации» (№3555), который урегулирует отношения кредиторов с заемщиками-юрлицами. По подсчетам НБУ, если документ будет принят, банки смогут реструктуризировать задолженность на сумму около 200 млрд грн. — это около четверти от общей суммы кредитов корпоративного сектора Украины. По данным НБУ, на 1 ноября портфель займов юрлиц составлял 838,7 млн грн. «Подход, заложенный в законопроекте, даст возможность предприятиям, которые имеют эффективную бизнес-модель, решить проблему платежеспособности, избежать рисков банкротства и таким образом вернуться к росту», — утверждают в Кабмине.

Вопрос реструктуризации долгов юрлиц более чем насущный. По данным Госстата, убыток украинских предприятий за январь–сентябрь снова увеличился на 9,4%, составив 183,89 млрд грн. Компании страдают и от массового банкротства банков: за 2014 и неполный 2015 гг. НБУ признал неплатежеспособными 65 финучреждений. По оценке Украинского кредитно-банковского союза, за это время бизнес потерял более 65 млрд грн., или примерно четверть от общего объема средств юрлиц, находившихся на счетах по состоянию на начало прошлого года. Неудивительно, что на начало октября 2015 г. каждый пятый выданный финучреждениями кредит оказался проблемным (по сведениям Нацбанка, доля просроченной задолженности в общей сумме выданных кредитов составила 20,4%).

Реструктуризацию кредитов Минфин предлагает сделать добровольной. Решать, идти на уступки заемщикам или нет, станут сами кредиторы. В законе также отсутствуют конкретные условия и правила, по которым должна проводиться реструктуризация. Любые вопросы по  снижению процентной ставки, срокам пролонгации и кредитных каникул будут отданы на откуп финучреждениям.

В каждом конкретном случае решение о возможности реструктуризации должен принимать координационный комитет кредиторов. Согласие должны будут подписать не менее трех банков, которые не аффилированы с должником, либо одним финучреждением, которому принадлежит как минимум 25% от общей суммы требований к должнику (не считая связанных лиц).

Главный критерий, по которому станут отбирать заемщиков, достойных реструктуризации, — наличие у них жизнеспособного бизнеса. У кредиторов не должно быть сомнений, что если они пойдут на уступки,  предприятие продолжит свою работу и будет развиваться. При этом комитет сам станет решать, какой бизнес является жизнеспособным, а какой — нет, на основании некоего «отчета независимого эксперта». Именно данная норма может стать серьезным камнем преткновения на пути должников. Многим предприятиям, в потенциальной платежеспособности которых банки были уверены, кредиторы уже давно реструктуризировали долги. Остальным они вряд ли пойдут на уступки, так что льготой смогут воспользоваться разве что единицы. «В числе лиц, которые подпадают под действие законопроекта, указаны и государственные, и коммунальные предприятия, хотя механизм реализации процедуры с учетом их специального статуса в документе не прописан», — отмечает  директор ЮК «Лежух и Партнеры» Татьяна Лежух.

Недобросовестный заемщик сможет договориться с несколькими липовыми кредиторами, и те проголосуют за введение моратория на банкротство и изъятие залогового имущества. Тогда реальные кредиторы уже не смогут вернуть свои средства

Главной фишкой документа эксперты считают норму о введении моратория на исполнение должником требований привлеченных кредиторов на срок до 120 дней и остановке мер, направленных на исполнение этих требований. «Раньше, чтобы приостановить принудительное взыскание имущества должника по решению суда, нужно было либо возбуждать дело о банкротстве, либо договариваться с конкретным кредитором. Но проект позволяет просто вводить мораторий на принудительное взыскание имущества и при этом останавливать начисление пени, штрафов и т. д. Это можно будет делать без решения суда. Любые споры, связанные с реструктуризацией, будут рассматривать специальные арбитры», — поясняет «ДС»  адвокат, управляющий партнер ЮФ «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Еще одно ноу-хау документа — разрешение останавливать процедуру банкротства заемщика по ходатайству сторон, участвующих в добровольной реструктуризации. С одной стороны — это плюс. «Например, с одним из наших клиентов не рассчиталось по крупному договору бюджетное предприятие, и компания была поставлена на грань выживания — не могла оплачивать текущие налоги, обслуживать кредит и т. д. Дело пришлось переносить в суд, блокировать исполнение решений и другими методами удерживать это предприятие на плаву. Но если бы действовал закон о финансовой реструктуризации, был бы введен мораторий и предприятие смогло бы продолжить работу в штатном режиме», — рассказывает  управляющий партнер адвокатского объединения «Чудовский и Партнеры» Игорь Чудовский. Но с другой стороны, законопроект оставляет лазейку для недобросовестных заемщиков. «Процедура добровольной финансовой реструктуризации создает схему, позволяющую уклоняться от выполнения обязательств перед кредиторами и уплаты налогов. Это возможно при договоренности с привлеченными кредиторами, у которых более 75% требований, поскольку привлеченных кредиторов определяет сам должник», — рассказывает  упраляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз. По словам Игоря Чудовского, предприятие может инициировать искусственный мораторий через фиктивные долги: договориться с несколькими липовыми кредиторами, а те проголосуют за решение ввести мораторий на банкротство и на изъятие залогового имущества. В этой ситуации реальные кредиторы уже не смогут вернуть свои средства.

Зарегистрированные параллельно с законопроектом изменения к Налоговому кодексу (проект №3556) предлагают до 2020 г. освободить должников, чьи долги реструктуризируются, от уплаты НДС за поставку товаров. «Некоторые недобросовестные предприятия могут рассматривать эту норму как  лазейку для уклонения от уплаты налогов и долгов. В дальнейшем это может повлечь за собой задолженности по уплате НДС и непосредственно долга, в итоге — судебные тяжбы», — прогнозирует старший юрист ЮФ «Можаев и Партнеры» Дария Давыдова.