Экономика

Курченко может стать «смотрящим» за Донбассом

С помощью беглого олигарха Россия попыталась сконцентрировать топливное снабжение всех оккупированных украинских территорий в одних руках

Фото: УНИАН

Не от хорошей жизни разыскиваемый Интерполом украинский зиц-олигарх Сергей Курченко с середины этого года начал массированную скупку автозаправок в Крыму и газораспределительных сетей в пяти "опальных" районах Донбасса. После начала "тихой" военной операции РФ против Украины сейшельские и карибские офшоры бизнесмена успели прибрать к рукам такие ведущие крымские сети АЗС, как "Лукойл Крым" и "Современник". Вслед за ними была куплена крупнейшая на полуострове сеть АЗС "ТЭС", которая владеет нефтяным и газовым терминалами в портах Керчи. А в начале октября украинская пресса сообщила о смене владельцев офшорных компаний, контролирующих "Донецкоблгаз" и "Макеевгаз". Их новыми собственниками, по версии СМИ, стали структуры сбежавшего в РФ Сергея Курченко.

За такими действиями просматривается вполне четкая стратегия - сосредоточить топливное снабжение всех оккупированных РФ украинских территорий в одних руках, чтобы отрезать их от отечественных импортеров и производителей нефтепродуктов и наладить поставки из России. Ошибочно считать, что попавшие в орбиту Курченко мощности портовых терминалов Керчи и Феодосии будут принимать баржи с продукцией близлежащих крупных российских нефтеперерабатывающих заводов, таких как Волгоградский НПЗ "Лукойла", или Туапсинский и Краснодарский НПЗ "Роснефти". Те слишком зависимы от международных рынков, потому боятся санкций США, ЕС и Турции за торговлю с оккупированными украинскими регионами. Вместо них топливным снабжением нашпигованных российскими спецслужбами регионов займутся приграничные мини-НПЗ, выстроенные в период подготовки военной агрессии против Украины. В их число входят три новых - Ильский, Новошахтинский и Воронежский -суммарной проектной мощностью более 10 млн т, а также отстроенный заново Афипский НПЗ мощностью до 5 млн т в год. Все эти новостройки обладают избыточной мощностью и способны с лихвой перекрыть потребности всего украинского рынка, ежегодный объем продаж на котором в лучшие годы едва превышал 14 млн т.

Слабым звеном топливной экспансии в Донбассе оказалась система сбыта. По своему профилю НПЗ - переработчики, а не торговые операторы. Поэтому кремлевским надзирателям за нефтяным рынком в пожарном порядке пришлось искать мало-мальски пригодных трейдеров

Самый старший из заводов - Ильский НПЗ Кубанской нефтегазовой компании - был запущен в 2011 г. После завершения строительства его мощность составила 1 млн т, но по плану она должна удвоиться в 2015 г. (при этом война против Украины к такому плановому увеличению мощностей вроде как ни при чем). Но самым амбициозным приграничным проектом считается Новошахтинский завод нефтепродуктов компании "Юг Энерго". Согласно официальным документам в 2015 г. его полная проектная годовая мощность должна будет достичь гигантского уровня в 7,5 млн т нефтепродуктов стандарта Euro 3 и Euro 4. Это больше, чем в 2012 г. произвели все 180 работающих в РФ мини-НПЗ вместе с мелкими установками переработки нефти.

Остается лишь гадать, в расчете на какие рынки Россия затеяла целенаправленное и весьма масштабное строительство мини-НПЗ на границе с Украиной в 2012-2013 гг. Такой огромный дополнительный объем нефтепродуктов для традиционно профицитного рынка Южного федерального округа РФ выглядит абсолютно излишним. А новые дальние рынки сбыта у владельцев приграничных с Украиной мини-НПЗ вряд ли появятся. Ни у кого из них нет ни портовых терминалов, ни доступа к стабильному экспорту. Единственный логичный ответ - в Москве заранее готовились к войне против соседнего государства, создавая экономическую базу для сепаратизма и военных действий. После начала конфликта у продукции российских нефтеперерабатывающих заводов нашелся превосходный рынок сбыта. Поскольку перед агрессором встала аварийная и очень серьезная задача - наладить топливное обеспечение отторгнутых у Украины территорий. Но слабым звеном топливной экспансии в Донбассе оказалась система сбыта. По своему профилю НПЗ - переработчики, а не торговые операторы. Поэтому кремлевским надзирателям за нефтяным рынком в пожарном порядке пришлось искать мало-мальски пригодных трейдеров. Спасательным кругом для них в такой ситуации могла стать группа предприятий Курченко. Хотя при ближайшем рассмотрении этот выбор выглядит спешным и непродуманным. Компании зиц-олигарха развивались в тепличных условиях и при мощной административной поддержке. А это совсем иное, нежели кропотливая работа по закреплению на новых локальных розничных рынках нефтепродуктов. Нефтеторговые компании Рината Ахметова и Александра Януковича могли бы справиться с этой ролью гораздо лучше и надежнее. Но пока нет никаких данных о том, что они системно включились в выполнение задачи поставок топлива на временно оккупированные территории.

Кто поделит донбасский нефтяной рынок

Слабым звеном топливной экспансии россиян в Донбассе оставалась система сбыта. Местные торговцы с готовностью брали дизель с новоявленных приграничных заводов, зато часто отказывались от некачественных смесевых бензинов. Торговцам и сетям АЗС вполне хватало приемлемых цен Кременчугского и Шебелинского НПЗ. А также продукции, которая отгружалась с давно неработающего, но все еще торгующего Лисичанского НПЗ и его нефтебаз. Лучшим способом подобрать под себя нефтетрейдинг Донбасса для восточных поставщиков стал военный катаклизм. По чудесному совпадению он начал раскручиваться в 2013-2014 гг. - сразу после того, как выстроенные на границе с Украиной мини-заводы отбили вложенные в строительство средства и стали работать с прибылью.

Кто конкретно получил "главный пропуск" с Лубянки на передел донбасского нефтяного рынка, точно не известно. Большая часть его оборота приходилась на структуры Рината Ахметова, а договариваться с ним желающих всегда было немного. До войны оборот легального рынка нефтепродуктов региона превышал 1,7 млн т в год. Из них львиную долю составляли поставки мазута для ТЭЦ и реализация бензина и дизтоплива в розничной сети "Параллель" Ахметова и "Донбасснефтепродукта", считающегося близким к Александру Януковичу. Вторые роли на донбасском рынке играли нефтетрейдеры из других регионов и местные нефтетрейдеры калибром поменьше. В сбыте баллонного и сжиженного газа для автотранспорта доминировали оптовые терминалы компаний "Донецкоблгаз" и "Макеевгаз", которые много лет принадлежали макеевскому семейству Маас и бывшему главе НАК "Нафтогаз України" Владимиру Шелудченко. Судя по всему, нынешний передел донбасского рынка нефтепродуктов начался именно с газовой ниши, которую теперь застолбил беглый Сергей Курченко.