Экономика

Лондонская недвижимость как зеркало украинской войны

Или почему сложно вернуть украденные экс-чиновниками деньги из Британии

Адвокат Дмитрий Гололобов из компании Gololobov & Co (Лондон) на Slon.ru размышляет о причинах роста лондонской недвижимости и роли в этом опальных украинских и российских чиновников.

Британский Центробанк обеспокоен: в Британии надувается очередной пузырь цен на недвижимость. В некоторых районах Великобритании, и особенно в Лондоне, она только за последний год выросла процентов на двадцать. По другим данным, недвижимость выросла всего на 35 процентов за последние четыре года. В любом случае очень много. Есть несколько версий, почему это происходит: от низкой ставки по ипотечным кредитам до обвинения богатых русских и арабов в массовой скупке недвижимости в целях инвестиций. На самом деле есть еще один, крайне малозаметный, но весьма мощный механизм раздувания цен на дорогостоящую лондонскую недвижимость. Это политбеженцы. Среди них основное количество - это бегущие от войны и смены власти на Украине.

Как только состоятельный человек покидает свою (увы, уже бывшую) Родину и оказывается в аэропорту Хитроу, он сразу бросается к юристам, занимающими с экстрадициями. Его волнует в первую очередь собственная безопасность и безопасность членов своей семьи. Потом немедленно настает очередь денег. И тут начинается самое интересное. Один знакомый инвестбанкир средней руки поделился со мной за чашкой кофе мыслью, которая его постоянно тревожит. "У меня есть много очень странных клиентов из России, ну и прочих стран вашего бывшего СССР, - задумчиво рассказывал он. - У них накопления на счетах постоянно растут от разных поступлений, но они ими совершенно не интересуются иногда по очень многу лет. Мы, разумеется, посылаем ежеквартально отчеты на указанные в их документах электронные адреса, но не имеем ни малейшего представления, читает ли их кто-нибудь. Правда, бывает, что они неожиданно объявляются и начинают тратить по нескольку миллионов в месяц. Странно все это - люди годами не заботятся, как работают их деньги...". То, что было странно для инвестбанкира, было абсолютно очевидно для меня: люди годами "гребут на галерах", а когда кто-нибудь по несчастливой случайности, вроде уголовного дела, выбывает из этой гонки, то немедленно едет спасаться к своим капиталам в Лондон. То же самое, только в массовом порядке, происходит при резких сменах режима.

Итак, счастливый владелец многомиллионных капиталов на различных офшорных компаниях сидит в офисе одной из известнейших и самых дорогих юридических фирм, специализирующихся на вопросах экстрадиции в "очень проблемные страны бывшего СССР". После того как юристы дословно записывают его показания о том, как на протяжении многих лет он был тайным врагом режима, хотел публично выступить и поддержать Навального, но боялся за свою семью, настает очередь главного. "Понимаете, - говорит потенциальный претендент на статус "политического" беженца, - у меня есть проблема. Моя страна (Украина, Российская Федерация, Казахстан, Киргизия и т.п.) может попытаться арестовать мои деньги. А они вот на этом, этом и этом счетах. И еще в этом трасте. И еще на имя жены - пара десятков миллионов. А уголовное дело по мошенничеству - ух какое серьезное! Очень, ну очень я боюсь за свои капиталы! Сделайте, пожалуйста, что-нибудь, не дайте помереть бывшему депутату Государственной думы (Рады, Хурала и т.п.) в нищете".

На это многоопытные юристы ему в течение трех хорошо оплаченных часов объясняют приблизительно следующее. Да, разумеется, страна, которую он столь удачно и вовремя покинул, может, да и, скорее всего, объявит его в международный розыск и пошлет соответствующее извещение в Интерпол. Да, конечно, они абсолютно верят господину Х, что он ничего из того, что ему приписывает абсолютно незаконный тоталитарный режим покинутой им страны, не совершал, а пара сотен миллионов долларов, находящихся на счетах различных контролируемых им офшорных компаний, заработаны либо непосильным трудом на различных государственных постах, перечисленных в его автобиографии, либо "это было уже давно, в 90-е, и никаких документов не сохранилось". Но, к сожалению, сейчас европейский и мировой порядок таковы, что все государства, будучи запуганными терроризмом, наркоторговлей и отмыванием денег, сначала арестовывают на всякий случай денежные средства на счетах, а потом уже разбираются, чистые это деньги или нет.

Иногда подобные разбирательства длятся много лет, хозяин фактически лишен права управлять деньгами и в итоге может ничего и не получить. Поэтому и наш юридический совет в подобном случае весьма и весьма прост: вкладывайте в недвижимость в Лондоне или в ее окрестностях. Чтобы все время была под вашим контролем и нашей защитой. Недвижимость тоже могут арестовать. Но до завершения всех разбирательств вы и ваши арендаторы смогут там проживать. А сама недвижимость, пока ее хозяин решает свои юридические проблемы, будет только дорожать. А мы, ваши юристы, уже потом постоим за то, чтобы ваше преследование, как и арест ваших активов признали абсолютно "политическими". Прямым подтверждением того, что подобные советы постоянно даются, является наделавшее в свое время очень много шума приобретение бывшим руководителем "Банка Москвы" Андреем Бородиным "самого дорогого дома в Великобритании", а также имевшее место несколько ранее и уже подзабытое приобретение бывшим главой Внешэкономбанка Чернухиным "скромного домика" за 135 млн долларов. И это несмотря на то, что подобные сделки не могли пройти незамеченными и не привлечь внимание правоохранительных органов на родине счастливых обладателей новой собственности.

В общем, покупка заоблачно дорогой недвижимости - неплохой способ защититься от претензий родины (уже бывшей) на активы. Даже если претензии в суды Великобритании следуют к беженцам не от государства, а от компаний, как к бывшим директорам, система защиты тоже неплохо работает: британские суды никуда не спешат, и процесс может затянуться на долгие годы. А там или ишак, или руководитель следственного органа.

Правда, есть тут один секрет: лондонские "пузыри" недвижимости имеют крайне неприятное свойство периодически сдуваться. И в процессе сдутия очередного пузыря прежние хозяева недвижимости, уже состоявшиеся "политбеженцы", в ней обычно разочаровываются и продают. Им столь дорогостоящая защита активов уже не нужна. Недвижимость приобретают новые испуганные потенциальные политбеженцы, которым предстоит еще познать правила жизни в цивилизованном британском обществе. И так до бесконечности.

При этом обороте уплачивается огромное количество налогов в британскую казну, гонораров агентам и юристам, вознаграждений строительным фирмам и мебельным салонам. А вы серьезно думали, что Британия совершенно безвозмездно слывет "страной, которая почти не выдает в страны бывшего СССР"? Можно, разумеется, сомневаться, что какие-то там политбеженцы так разогрели огромный британский рынок недвижимости. Но для того, чтобы в этом сомневаться, надо сначала этих политбеженцев (и явных, и, что главное - тайных) просто пересчитать. А вот это уж точно никому не под силу. Так что не мешайте большом Лондону делать свой маленький бизнес на войнах и революциях.