Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Правильные зоны. Почему ЗСТ с Китаем для Украины - смерть, а с Индией - прорыв

Понедельник, 2 Октября 2017, 11:00
Украинский экспорт за полгода составил $23,8 млрд, увеличившись на 22,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Что стоит за этими цифрами?

Фото: shutterstock.com

Импорт, в свою очередь, вырос до $26,5 млрд, или на 29,4%. По прогнозам правительства, на конец года данные показатели могут составить $50 и $57 млрд соответственно. Таким образом, дефицит торгового баланса страны может составить примерно $7 млрд, или 7,5% планового ВВП. Сумма сама по себе достаточно опасная как для платежного баланса, так и для стабильности национальной валюты.

В этом контексте показательна ЗСТ с Канадой, соглашение с которой было подписано Украиной в начале года. За январь-июль 2017 г. уже в условиях действия ЗСТ наш экспорт в Страну кленового листа составил $26 млн, а импорт - $178 млн. Отрицательное торговое сальдо Украины увеличилось до $152 млн, которое теперь придется перекрывать новыми кредитными заимствованиями, ведь никто не продает товары на международном рынке ни в долг, ни за гривни. То есть любое соглашение о ЗСТ - это обычный бизнес-план, но только в масштабах всей страны. И главная цель такого планирования - получение либо прибыли в виде позитивного торгового сальдо, либо достижение социально значимого эффекта (например, безвизовый режим с ЕС). Эффект от создания зоны свободной торговли необходимо пересчитывать через кумулятивное влияние на размер ВВП. 

Торговых партнеров Украины можно условно разделить на следующие группы:

- страны, подписание ЗСТ с которыми максимально выгодно и им, и Украине; 

- страны, которые могут стать драйверами нашей структурной перестройки в сторону инноваций и промышленной модернизации;

- максимально опасные для структурной перестройки нашей экономики страны, которые могут в прямом смысле уничтожить отечественного товаропроизводителя и превратить Украину в вечный сырьевой придаток для своих сложных производств;

- страны "на перспективу", которые будут существенно наращивать экономический оборот в ближайшее десятилетие и где нас ждет максимальная прибыль.

В идеале Украина должна построить такую универсальную матрицу ЗСТ с другими странами, чтобы всегда иметь положительное торговое сальдо. Естественно, тут придется столкнуться с существенными трудностями. Страны первой группы придется заинтересовать той самой взаимной выгодой. За странами второй группы придется долго побегать, предлагая взамен различные политические бонусы. Сложнее всего будет избежать искушения со стороны стран третьей группы, ведь они будут предлагать безвизовый режим (даже в одностороннем формате), инвестиции и дешевые кредиты. А еще они умеют коррумпировать политиков слабых стран.

Ну а поймать в сети своего "карпа", то есть страну четвертой группы, получится лишь у государственного менеджера, которому будет рукоплескать вся страна и которого, возможно, назовут украинским Бальцеровичем...

А теперь попробуем провести прикладной страновой анализ. Для этого используем индекс ECI (Economic complexity index), называемый обсерваторией экономической сложности, придуманный профессором гарвардского университета Рикардо Хаусманном в соавторстве с Цезарем Идальго. Их философию можно описать фразой "прочь от ВВП". Для оценки стран они предложили такой критерий, как диверсифицированность: чем больше в стране различных отраслей и чем шире линейка выпускаемых товаров, тем устойчивее ее развитие и тем выше резистентность к внешним негативным шокам.

С этой точки зрения Украина, экспортирующая сырьевые монотовары, но имеющая значительный технический и человеческий потенциал, - страна крайне сложная, ведь предсказать, куда нас качнет в ближайшее время - к архаике или в постиндустриальное общество, - почти невозможно.

Индекс ECI поможет определить наиболее подходящих для нас торговых партнеров и выявить потенциально опасных соперников (далее - данные индекса ECI).

К первой группе стран из нашего списка можно с уверенностью отнести Индию и Бангладеш. ВВП Индии в 2015 г. составил $2,1 трлн, экспорт достиг $276 млрд, а импорт - $368 млрд, отрицательно торговое сальдо - $92,6 млрд. Показатели Бангладеш: ВВП - $195 млрд, экспорт - $35,7 млрд, импорт - $38,3 млрд, отрицательное торговое сальдо - $2,6 млрд. Основные статьи экспорта Индии: нефтепродукты, алмазы, расфасованные медикаменты, ювелирные изделия, рис. Что касается услуг, то ежегодный экспорт информационных технологий превышает $100 млрд. Импортируются: сырая нефть, уголь, золото, газ.

За первые семь месяцев 2017 г. Украина экспортировала в Индию товаров на $1,3 млрд, а импортировала всего на $0,3 млрд. Среди нашего экспорта преобладали: растительное масло, металлы, оборудование (в разделе "ядерные реакторы, котлы и машины"), электротехника, зерновые.

Импортировали же мы в основном продукцию фармацевтической промышленности, полимеры, органическую химию, кофе, чай, табак. На данный момент мы имеем максимально удобные стартовые позиции для заключения соглашения о ЗСТ с Индией: торговое сальдо в нашу пользу составляет $1 млрд. Кроме того, Индия не только нуждается в нашем подсолнечном масле, зерне, но и в продукции тяжелого машиностроения, в основном в энергетической отрасли, ведь это до сих пор энергодефицитная страна, которая в ближайшее время планирует строить десятки новых энергогенерирующих станций, включая атомные и гидроэлектростанции, а значит, будет остро нуждаться в турбинах, котлах, насосном оборудовании.

Наш металл также будет востребован на тамошнем рынке, ведь в 2017-м Индия стала нетто-импортером стали. Существенный потенциал заложен в развитии совместных ракетных, космических и авиационных программ. В отличие от Китая Индия не сумела построить экспортную модель экономики, а также по некоторым товарным позициям до сих пор не в состоянии полностью обеспечить свои внутренние потребности. Особенно это касается отдельных видов продуктов питания и сырья. Склонить Индию к ЗСТ Украина могла бы, предложив ей свои технологии в сфере ВПК, ракетостроения, космоса и авиации. Правда, пришлось бы полностью свернуть военное сотрудничество с Пакистаном.

Чрезвычайно интересной для Индии была бы идея создания в Украине фармацевтического хаба для использования наших возможностей по выходу индийских медицинских препаратов на европейский рынок. Индия могла бы предоставить свои технологии и сырьевую фармацевтическую базу, а мы - свои производственные мощности по фасовке и кадровый потенциал, а также необходимую логистику для сбыта.

Это позволило бы частично выровнять торговый баланс в пользу Индии, но открыло бы индийский рынок для других наших товаропроизводителей, которые пока на нем не присутствуют. Уже в ближайшее время Украина могла бы нарастить свой экспорт в Индию до $5 млрд.

Что касается Бангладеш, то эта страна находится в орбите индийской политики, но имеет колоссальный потенциал для наращивания наших поставок продовольствия (за первые семь месяцев этого года поставки украинского зерна превысили $100 млн) и продукции машиностроения, хотя здесь необходимо применять меры по защите отечественного легпрома, ведь эта страна является крупнейшим экспортером одежды и тканей.

Ко второй группе стран можно смело отнести Израиль, способный дать нашей экономике инновационный импульс развития. Его ВВП составил почти $300 млрд, экспорт - $65,4 млрд, импорт - $59,9 млрд. За январь-июль 2017-го мы экспортировали на Землю обетованную товаров на $345 млн, а импортировали на $108 млн. В топе нашего экспорта - зерновые ($161 млн) и металлы ($85 млн), в импорте из Израиля - разнообразная химическая продукция ($53 млн). Но для Украины Израиль представляет максимальный интерес в контексте развития инновационных производств, стартапов в сфере информационных технологий и биотехнологий. Именно поэтому в соглашении о ЗСТ между нашими странами необходимо делать акцент на свободном движении услуг.

В целом потенциал ЗСТ между Украиной и Израилем можно оценить в $3 млрд, ведь на данный момент наш товарооборот не сильно превосходит аналогичный показатель Израиля и, например, Латвии.

Что касается "опасных" стран третьей группы, то это, безусловно, Китай и Турция. Поднебесная является крупнейшей экспортной экономикой мира, хотя и предпринимает в настоящее время титанические усилия по созданию замкнутой самодостаточной экономической модели, активно стимулируя внутреннее потребление. Экспорт Китая составляет $2,37 трлн, импорт - 1,27 трлн. С таким торговым профицитом эта страна может раздавить внутренний рынок любой страны-партнера, как она уже сделала это с экономикой США. В настоящее время Пекин активно "побуждает" Киев к заключению соглашения о создании ЗСТ.

ЗСТ с Турцией способно нанести существенный удар по нашим предприятиям легкой и пищевой промышленности (о херсонских помидорах можно будет забыть), а также по металлургам (Турция импортирует в год лом черных металлов на $4 млрд).

Наконец примером страны из четвертой группы является Ирак, который ежегодно импортирует товаров на $30-40 млрд. Среди основных импортных товаров стоит отметить: медикаменты ($700 млн), металлопродукция ($600 млн), электрические провода ($500 млн). В ближайшие годы Ирак будет реализовывать масштабную программу восстановления экономики, для реализации которой потребуются строительные материалы, металл, машины и оборудование, кабельная продукция - на миллиарды долларов. Учитывая, что 98% экспорта Ирака - это нефть, создание ЗСТ с ним было бы беспроигрышным вариантом. Для привлечения симпатий этой страны необходимо реанимировать старые связи, которые были налажены еще во времена СССР, а также в период нахождения там нашего миротворческого контингента. Возможно, уже сейчас следовало бы занять более активную позицию по курдскому референдуму.

В завершение отметим, что в рейтинге экономической сложности Украина занимает почетное 43 место, опережая, например, РФ, Индию, Грецию, ЮАР, Бразилию, Новую Зеландию, ОАЭ. Все это благодаря старому наследству индустриального прошлого, с помощью которого мы еще можем выпускать достаточно широкий спектр товаров и услуг. Вот только наша "сложность" испаряется стремительными темпами: с 2011-го по 2015-й наш индекс ECI сократился с 0,48 до 0,22 и продолжает снижаться. Это значит, что в погоне за быстрыми эффектами мы перешли к простым сырьевым циклам развития экономики и рискуем оказаться за бортом мировой системы распределения труда, став вечным сырьевым придатком более успешных стран.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика