Экономика

Между деньгами и деньгами

"Среди украинских ФПГ наблюдается и такой консенсус: тогда как все они поддерживают ЗСТ с ЕС, они могут обойтись и без нее. Иначе говоря, даже бе

"Среди украинских ФПГ наблюдается и такой консенсус: тогда как все они поддерживают ЗСТ с ЕС, они могут обойтись и без нее. Иначе говоря, даже без ЗСТ они и дальше будут привычно вести бизнес".

Это цитата из аналитической записки "Зона свободной торговли с ЕС: что думают олигархи?", презентованной Институтом мировой политики в начале прошлого года. Ее авторы опросили представителей трех бизнес-групп — "СКМ" Рината Ахметова, Group DF Дмитрия Фирташа и "Финансы и Кредит" Константина Жеваго.

Первые две входят в орбиту влияния ключевых финансовых спонсоров Партии регионов. Вывод, к которому пришли авторы аналитической записки год назад, оказался весьма актуален накануне событий, по результатам которых Украина приостановила евроинтеграцию.

Открытый протест

Роль публичных бизнес-лоббистов евроинтеграционной паузы в президентском окружении досталась группе "красных директоров". Вячеслав Богуслаев, Валентин Ландик, Георгий Скударь со свойст­венной им эмоциональностью реагировали на движение страны в Зону свободной торговли с ЕС.

А предложение владельца группы "Норд" Валентина Ландика отложить евроинтеграцию хотя бы на год, сделанное на встрече с главой государства за две недели до саммита в Вильнюсе, распространила даже пресс-служба президента.

Промышленники старой формации в вопросе евроинтеграции выглядели прямолинейнее многих других представителей финансово-промышленных групп. Иногда — даже слишком решительно на общем фоне высказываясь против Ассоциации с ЕС.

За два месяца до ноябрьского саммита Григорий Смитюх, контролирующий компанию "Антарес" (производит титановые слитки, которые закупает "Мотор Сич" Вячеслава Богуслаева), так объяснял "ВД" несогласие части промышлен­ников с решением об экономической интеграции в Евросоюз: "Чего мы ожидаем? Конкретного ответа от европейских партнеров — будет ли Европейское сообщество поддерживать в финансовом плане Украину? Предоставит ли долгосрочные кредиты, чтобы у Украины в этих технических вопросах были ресурсы, необходимые для перехода на новые стандарты, создание лабораторий, проведение обучения… Вопрос обсуждается постоянно".

Когда впоследствии Кабмин принял решение приостановить подписание Соглашения об ассоциации, Георгий Скударь, президент "Новокраматорского машиностроительного завода", в беседе с "ВД" не скрывал удовлетворения: "Это важно абсолютно для всей промышленности. Вот представьте себе, что вы ничего не производите на экспорт, а работаете только в Украине. Если сюда завозят более дешевые товары, то вы просто умрете. Если вы производите продукцию на экспорт, допустим в СНГ, то в результате тех преград, которые установит Россия, вы тоже умрете, потому что не сможете перепрыгнуть через этот порог".

По данным редакции, Вячеслав Богуслаев оценил переход на технические стандарты ЕС для предприятия "Мотор Сич" в $1 млрд — годовой оборот компании (подробнее — см. интервью с Валерием Геецем, стр. 26). Общую же стоимость технического перевооружения украинской промышленности украинские экономисты определили на уровне $160 млрд. К методике ее расчета есть серьезные вопросы. Впрочем, один из народных депутатов от Партии регионов признался "ВД", что эта цифра, в конечном счете, — лишь элемент правительственной пропаганды: "Мое понимание — в данной теме цифры не имеют никакого значения. Это совсем другое решение".

(Кликните, чтобы увеличить)

Ноябрьский консенсус

Решение о приостановке евроинтеграции не вызвало сопротивления и у "главных" олигархов страны — Рината Ахметова и Дмитрия Фирташа. "Здесь их интересы совпадают с решением президента. Они с пониманием восприняли позицию главы государства о поиске приемлемого баланса интересов — не отказываться полностью от евроинтеграции, но при этом уберечься от рисков конфронтации с Россией, — говорит политолог Владимир Фесенко. — С одной стороны, у представителей ключевых бизнес-групп — Ахметова, Фирташа — был сознательный выбор в пользу европейской интеграции, обусловленный в т. ч. интересами этих бизнес-структур как экспортеров. С другой стороны, у них есть интересы на российских рынках".

На двух чашах весов — ЕС и Россия — было много аргументов. С одной стороны, ЕС — это доступ к рынку в $14 трлн (против $1,5-2 трлн в Таможенном союзе). С другой, ЗСТ не предполагает новых льготных условий торговли для ФПГ, которые работают с экспортом металлов и минеральных продуктов.

Эти товары перестали быть предметом пошлин ЕС после вступления Украины в ВТО. ЕС — это четкие правила игры, гарантии сохранения собственности и, в конце концов, имиджевая задача всех украинских олигархов. Но, в то же время, предприятия Ахметова и Фирташа — получатели миллиардных кредитов у российских банков.

"СКМ" уже инвестировала сотни миллионов долларов США в адаптацию продукции "Метинвеста" к экологическим стандартам ЕС. Но […] это сделано не потому, что приближается подписание ЗСТ, а чтобы повысить конкурентоспособность "Метинвеста" на рынке ЕС", — говорится в аналитической записке Института мировой политики.

Благодаря личным связям в политическом руководстве Москвы, представитель еще одной бизнес-группы во власти — Андрей Клюев, несмотря на устойчивый имидж сторонника евроинтеграции, также оказался удовлетворен решением о ее приостановке.

"Позиция группы Клюева относительно Ассоциации была аморфная. У Клюева хорошие отношения с Фюле, они давно дружат. С другой стороны, у него хорошие отношения и с председателем "Роснефти" Игорем Сечиным. У него хорошие выходы на Путина, давние, с 2003 г., отношения с Медведчуком, — так прокомментировал "ВД" позицию главы СНБО собеседник, близкий к Партии регионов. — Поэтому он курсировал в обоих направлениях. Его позиция заключалась в том, чтобы получить максимальную выгоду от любого сценария, который будет принят".

Владимир Фесенко говорит, что ноябрьский отказ от Ассоциации даже стоил Клюеву испорченных отношений со Штефаном Фюле. "Появилась такая информация. Не берусь ни подтверждать, ни опровергать. Но, я думаю, что в вопросе приостановки евроинтеграции Клюев был исполнителем решения, которое принял президент", — полагает политолог.

(Кликните, чтобы увеличить)

Декабрьский путч

В 2011-м Дмитрий Фирташ в интервью газете "День" высказал опасения, что хотя европейская интеграция и полезна для его бизнеса, но спешить все равно не стоит. В том же духе он высказался буквально месяц назад (подробнее — см. "Пред­ставители крупного капитала — публично об Ассоциации с ЕС", стр. 21).

Но стоило на Майдане пролиться крови, и риторика окружения бизнесмена радикально изменилась: группа "вдруг" превратилась в заядлого сторонника евроинтеграции. Ощущение этого должна была усилить отставка главы Администрации президента и бизнес-партнера Дмитрия Фирташа — Сергея Левочкина, а также выход из рядов фракции ПР Инны Богословской, считающейся близкой к группе Фирташа. Наконец, канал "Интер", контролируемый Левочкиным и Фирташем, принялся неожиданно масштабно освещать события на протестном Майдане.

Политолог Кость Бондаренко, считающийся близким к главе Администрации президента, заверил "ВД", что эта группа была и остается убежденными сторонниками евроинтеграции, наряду с группой Сергея Арбузова. А "вчерашние" заявления вице-премьера Юрия Бойко и Инны Богословской о том, что Ассоциация с ЕС не может быть подписана без достаточных экономических компенсаторов, — лишь политическая игра с целью добиться максимального финансирования со стороны ЕС.

"Дмитрий Фирташ однозначно выступал за евроинтеграцию. Фирташ и Левочкин были одними из самых заинтересованных в евроинтеграции людей. Это объясняется его энергетическими бизнес-интересами, но в еще большей степени — титановыми, — утверждает г-н Бондаренко. — Титановая отрасль может вывести его в титанового короля №1 в Европе. А это автоматически дает влияние на авиационную промышленность, Airbus".

Череда событий, ньюзмейкерами которых стали люди, так или иначе связанные с Фирташем и Левочкиным, многим показалась путчем в президентском лагере. Первой мишенью, предполагалось, должен был стать премьер-министр. Но каким бы ни был "правильный ответ", голосование фракции Партии регионов за отставку правительства 3 декабря ознаменовало возвращение окружения главы государства к внешней целостности.

Из более чем 20 народных депутатов, близких к группе Фирташа, за отставку правительства проголосовала лишь Инна Богословская. Остальные — либо отсутствовали, либо не нажали ни одной из кнопок. Анонсированный нардепом-регионалом Виктором Бондарем выход двух десятков его соратников из фракции не состоялся. И даже супруг Инны Богословской Владимир Мельниченко передумал бросать коллег.

Очевидно, это еще одна убедительная иллюстрация переговорного таланта Андрея Клюева. Что на самом деле вовсе не стерло давние линии конфликтов между группами Ахметова, Фирташа, Клюева и "Семьи". Другое дело, что публично среди олигархов снова наступил "консенсус". Хоть и временно.