Экономика

Модные тренды

Одним из главных трендов 2013 года в Украине стало окончание короткого периода необузданного правления в регионах так называемых "смотрящих"

В конце года в рубрике «Личное дело» традиционный обзор главных трендов, актуальных для политических и деловых кругов Украины. Мы попытались проанализировать, во что предпочитают инвестировать депутаты и крупные бизнесмены, почему они перестали бояться слова «коррупция» и где им удается договариваться легче всего. Этим трендам необязательно следовать, но знать о них важно любому деловому человеку в нашей стране. Ведь речь о героях «Личного дела», построивших карьеру на стыке политики и бизнеса.

"Смотрящие" уходят в тень

Одним из главных трендов 2013 года в Украине стало окончание короткого периода необузданного правления в регионах так называемых "смотрящих". Последние три года эти персоны уникальным образом совмещали контроль над силовыми структурами и организованными преступными группировками — благодаря неофициальным мандатам от первых лиц страны.

Некоторые из "смотрящих" до сегодняшнего дня играют значительную роль в политической и деловой жизни своих промышленных городов. Но глобально эта субкультура не выдержала конкуренции с депутатами-князьками, которые ревностно контролируют свои территории по праву владения крупными промышленными предприятиями.

Пик могущества "смотрящих" пришелся на 2010-2011 годы. Совладелец группы "Стальканат-Силур" Владимир Немировский отмечает, что активность "смотрящих" затихла как по команде, хотя еще два года назад он публично заявлял об атаке на его компанию со стороны "смотрящего по Одессе" Ивана Аврамова: "По Одесской области я могу сказать, что того беспредела, который был в 2010-2011-м, сегодня нет.

Убоповцы уже не бегают по офисам бизнесменов в Одессе с обысками. То ли уже всех обошли, то ли пошла команда "Тихо". Есть ли сегодня "смотрящие", не знаю, ибо сегодня нет явной концентрации интересов в одних руках. Интересы разных групп лиц сосредоточены вокруг бюджетных финансовых потоков, которые, в общем-то, идут не на мелком региональном уровне, а на уровне портов и контрабанды".

Причина постепенного исчезновения "смотрящих" оказалась достаточно неожиданна. Их могущественные покровители в Киеве предпочитают игнорировать подопечных, как только вокруг их персоны начинается публичный скандал. Никто не заступился и за самого могущественного до последнего времени человека в Запорожье, Евгения Анисимова.

"Анисим" арестован по обвинению в коррупции. Впрочем, многие уважаемые запорожцы все равно спят неспокойно. Причина тому — долги перед "смотрящим", который не только собирал дань с бизнеса, но и щедро спонсировал местных политиков.

Даже неформальный "хозяин" Мелитополя, народный депутат и бизнесмен Евгений Балицкий (группа "Украина — Юго-Восток"), бросивший вызов "Анисиму" в прошлом году, признался "ВД", что ранее брал деньги у "смотрящего": "Анисимов дей­ствительно поддерживал меня на выборах. Но как бизнесмен. Когда у меня были проблемы, я пришел к нему и как бизнесмен бизнес­мена попросил о финансовой поддержке. Он ее оказал".

Очевидно, пока "смотрящим" должны влиятельные люди, об окончательном исчезновении этого класса говорить пока рано.

Меньше яиц в российскую корзину

Еще одним примечательным трендом 2013 года в политико-бизнесовых кругах Украины стала активная дифференциация рисков в структуре продаж финансово-промышленных групп.

Бесцеремонное поведение российской власти в отношении украинских экспортеров (от введения индивидуальных таможенных санкций до полной остановки движения грузов на границе) вынудило их ускоренно искать выходы на альтернативные рынки. Народный депутат и совладелец группы компаний "ВЕСТА" Денис Дзендзерский признается, что еще три года назад 100% экспорта его автомобильных аккумуляторов продавались в СНГ.

Сейчас же 60% продукции идет в Евросоюз, Китай, Северную и Южную Америку: "Главная проб­лема — недоверие, выстроенное на стереотипе, что в Украине не могут производить что-то хорошее. Поэтому мы возили людей в Днепропетровск. Когда они видели современные заводы, роботов, они очень удивлялись. Потом проверяли качество и начинали торговаться. Нам говорили, что заводы хорошие и качество продукции неплохое, но цены просили ниже, чем в Болгарии и Румынии. Мы спрашивали: "Почему?". А в ответ получали: "Ну, они же в ЕС, а вы — нет". Со временем, конечно, стереотипы ломаются".

Примечательно, что чем меньше бизнес политика зависим от поставок в Россию, тем более он "проевропейский". Нардеп из фракции Партии регионов Юрий Благодир (СХП им. Воловикова) отмечает, что близкая его бизнесу молочная отрасль в последнее время кардинально сменила маркетинговые приоритеты: "Я общаюсь с нашими молокопроизводителями, и они оптимистично настроены. За два года торговой войны Россия научила их расширять территорию присутствия, они ушли на внутренний рынок, освоили другие экспортные рынки, усо­вершенствовали технологию и готовы бороться за европейский рынок. Рынок ЕС — это 17 триллионов долларов, 25% ВВП мира, 500 млн потребителей со средней заработной платой $3 тыс. АПК — это отрасль, которая наиболее выиграет от евроинтеграции".

Коррупция в моде

Одна из самых грустных тенденций 2013 года в Украине — превращение коррупции… в моду. Ее уже не принято стесняться в деловых кругах, о ней даже с прессой говорят достаточно открыто, потому что коррупцией это вроде и не считается.

Когда "ВД" указала депутату-регионалу Владимиру Дудке на то, что с его приходом в Верховную Раду доход его фармацевтической группы "Альба Украина" от участия в государственных тендерах увеличился в три раза, он ответил с улыбкой: "Это совпадение".

В общественном мнении стало принято не осуждать преступников в тех редких случаях, когда статья Уголовного кодекса о коррупции применяется, а лишь иронично отмечать: "Не поделился с кем-то наверху". Так было даже после уже упомянутого ареста запорожского смотрящего "Анисима".

Депутат-бизнесмен Юрий Преснов ("Черноморская аграрная группа") также не смутился, когда "ВД" поинте­ресовалась, не считает ли он конфликтом интересов решение Одесского горсовета выделить земельный участок под застройку его компании, притом что он на тот момент возглавлял крупнейшую фракцию того же гор­совета — фракцию Партии ре­гионов.

"У меня всего один небольшой объект, я планирую неспешно его строить. Все законно оформлено — его не нужно даже лоббировать. Город, наоборот, должен предоставлять инвесторам все возможности". Собственно, такие "возможности" сегодня представляет не только город, но и все государство.

Политика в акционерах

Дефицит зарубежных инвесторов и заоблачные цены на кредиты украинских банков создали на рынке финансов любопытную ситуацию — новые масштабные проекты в нашей стране появ­ляются исключительно при содействии и долевом участии народных депутатов, мэров, губернаторов и министров.

В любом другом случае это вряд ли можно назвать инвестиционным проектом, максимум — перспективным стартапом. Мэр Винницы Владимир Гройсман отмечает, что в общении с потенциальными партнерами или претендентами на вхождение в его команду в первую очередь обращает внимание не на то, кто его порекомендовал, а на компетенцию: "Я решаю это интуитивно. Но в целом могу сказать, что для меня должна быть понятной компетенция человека. Он обязан разбира­ться в том, на что претендует. К тому же человек должен быть мотивирован".

Помочь в развитии предприятия и привлечении инвестиций могут и политические партии. Они имеют неплохие контакты за рубежом, а уж связи в Ук­раине у политиков на любом уровне. Это полезно не только для привле­чения, но и защиты вложенного капитала.

Депутат-ударовец Андрей Путилов признается "ВД", что когда у его компании в Херсоне, зарабатывающей на цветной металлургии, появились проблемы с таможней и СБУ, львиную долю решения всех проб­лем взяла на себя партия: "С СБУ и таможней старался во­обще в полемику не вступать. Есть Виталий Кличко и вся наша команда, которые профессионально защитили завод".

"Запад нам поможет"

Впрочем, в своем стремлении защититься от прессинга властей украинские бизнесмены не знают границ. В 2013 году наметилась мода на обращения с жалобами на политиков-бизнесменов в международные инстанции. Пожалуй, наибольший размах в этом деле показал николаевский аграрий Аркадий Корнацкий, который со скандалом был лишен победы на выборах в Верховную Раду.

Искать правду в отечественной судебной системе Корнацкий посчитал лишним. Ведь его оппонентом на выборах был кандидат от Партии регионов, да еще и заместитель губернатора. В итоге бизнесмен не пожалел денег на организацию встреч с представителями Госдепар­тамента США и Еврокомиссии.

О какой-то конкретной реакции на жалобы из этих учреждений пока не слышно, но сам Корнацкий требует составления целого черного списка чиновников, которые будут подвергнуты международным санкциям: "И речь не только о запрете на въезд, о невыдаче виз. Речь идет о поиске и аресте заграничных активов этих чиновников".

А бывший глава политсовета партии "Наша Украина" и по совместительству владелец крупнейших в Европе плантаций голубики Сергей Бондарчук решил использовать зарубежные госучреждения для более прозаичных целей. Он задумал новый политический проект, но вернуть себя в большую политику решил через сообщения из США. То он статью напишет в тамошней газете, и в Украине ее цитируют, то организует в Вашингтоне показ провокационного фильма о российско-грузинской войне, то объявит о серии встреч с представителями американской политической элиты. И определенные успехи такая тактика дает.

"Я стараюсь регулярно ездить в США. Ищу там людей, которые хотя бы знают, где находится Украина, чтобы создавать партнеров для нашей страны. Здесь Соединенным Штатам и любой другой стране нужны понятные прогнозированные партнеры. Лоббистом США я не готов стать, а партнером — готов".

О вкусах не спорят

В какие отрасли инвестировали в 2013 году политики-бизнесмены? Здесь выделяются два явных лидера: строительство и аграрный сектор. Рынок недвижимости до сих пор не вышел из глубокого кризиса, который тянется с 2008 года, но депутаты и губернаторы не спешат отказываться от строительных компаний. Даже если они пока приносят убытки. У этого парадокса есть объяснение: в ближайшие пару лет запланирован полномасштабный запуск правительст­венной программы завершения за­мороженных долгостроев. Деньги должны найти то ли у Китая, то ли у России. Хотя некоторые депутаты не исключают и прямой денежной эмиссии.

"Это даст возможность запустить строительную отрасль. Люди получат жилье, и деньги, которые они вложили, не будут выброшены на ветер. Это новые рабочие места; налоги пойдут в бюджет, в стране строительный процесс будет запущен на полную мощность", — агитирует за эту идею Владимир Сальдо, депутат-регионал и совладелец ПАО "Херсонстрой".

Любопытно, что некоторые депутаты для спасения своих строительных компаний в "голод­ный" период достаточно успешно штурмуют зарубежные рынки.

Депутат-"свободовец" Олег Канивец рассказал "ВД", что его "Укртехностройсервис" сейчас выживает только благодаря заказам за пределами Украины: "Если хочешь быть первым после кризиса, начинать нужно во время него. Но, к сожалению, кризис затянулся, дефицит оборотных средств не дает возможности развиваться. Мы ищем способы реализации за пределами рынка Украины, в одной из арабских стран. Именно там сейчас мы вместе с еще одной компанией пытаемся получить заказы на строительство жилых и офисных помещений".

Что же касается аграрного сек­тора, то николаевский миллионер Рафаэль Гороян (непроходной №168 в избирательном списке УДАРа) указывает, что выращиванием зерновых, содержанием элеваторов и транспортными услугами для отрасли в последнее время все жестче занимаются приближенные к власти группы. Поэтому заявил "ВД", что готов избавиться от этого "балласта" и заняться исключительно торговлей аграрной продукцией. Торговать у "блатных" эффективно пока не получается.

Слово без свободы

Настораживающая тенденция наметилась в 2013 году на рынке медиа. Одна из крупнейших телегрупп страны "Интер" перешла под контроль главы президентской администрации. Собственным медиахолдингом обзавелся первый вице-премьер, и его развитие до национальных масштабов — похоже, дело времени.

Крупнейший интернет-холдинг Украины приобрел олигарх, представляющий интересы старшего сына президента. На рынке медиа слишком много прямых представителей власти, что является серьезной угрозой для свободы слова.

"По поводу первого вице-премьера я мало что могу сказать. Если Левочкин публично задекларировал свое присутствие в группе "Интер", то, насколько я знаю, Арбузов публично не подтверждал сделки, которые с ним связывают, — говорит по этому поводу Александр Ткаченко, глава холдинга "1+1", — у меня нет точного ответа на вопрос, хорошо это или плохо, когда госчиновники владеют масс-медиа. Я знаю, что как только это нач­нет сказываться на политике медиа, это уже другой вопрос. Тогда это надо рассматривать как отдельный кейс. Пока этого не произошло, я не считаю это проблемой".

Другой медиа-менеджер, народный депутат Николай Княжицкий считает, что в обозримом будущем давление со стороны власти на СМИ будет возрастать, и это может усилить общую убыточность отрасли: "Самые крупные медиа-холдинги являются убыточными, это неполноценный бизнес. Его используют для пропаганды".

Если приближенные к власти продолжат наращивать свое присутствие на рынке СМИ, это обещает негативно сказаться не только на самой медиа отрасли, но и на инвестиционном климате всей страны.

Футбол для всех

Футбольные матчи остаются самой трендовой площадкой в Украине для неформальных встреч на высочайшем уровне. В перерывах между таймами, на эмоциях, но взвешенно, принимаются очень масштабные решения в бизнесе и политике. "Со многими известными людьми я встречаюсь благодаря своей деятельности в Федерации футбола", — говорит депутат Андрей Павелко.

И тут же подмечает, что иногда на футбольных матчах к нему с различными просьбами подходят совсем незнакомые лю­ди, которых представляют как очень влиятельных. И только позже депутат может узнать от журналистов, что поздоровался за руку с криминальным авторитетом.

Достаточно популярной коммуникационной площадкой для крупных политиков и бизнесменов являются и закрытые футбольные клубы. В них играют представители деловой элиты, и министр может запросто в грубом подкате сломать ногу губернатору. Правда, и здесь случаются казусы. В одной команде могут оказаться политические оппоненты, и тогда футбол окажется и для них компроматом.

Так случилось с политиком Сергеем Бондарчуком, который, формально находясь в оппозиции к президенту, давно дружит с главой президентской администрации Сергеем Левочкиным. Познакомились они именно во время игры в футбол, а теперь еще Бондарчук — кум родной сестры Левочкина, что стало еще одной дырой в его политическом имидже. Как бы там ни было, футбол продолжает объединять украинскую элиту.

ОЖИДАНИЯ

Вадим Черный, глава партии "Союз анархистов Украины"

— В реальности для украинских компаний сегодня осталось лишь три направления работы: если это мелкий бизнес, то он открывает магазинчики и через пару лет выходит из бизнеса; если это окологосударственный бизнес, то он аккуратно ворует на тендерах; если это крупный бизнес, то он обычно уходит в девелоперские проекты.

Юрий Преснов, депутат Одесского горсовета

— Все в жизни меняется. В Европу раньше, откровенно говоря, нас вообще никто не звал. Я считаю, что Украина должна сохранить отношения и с Россией. Но перспективы развития необходимо искать в европейском сообществе.

Сергей Бондарчук, экс-глава политсовета партии "Наша Украина"

— К сожалению, в Украине сейчас нет правоцентристской силы. Я вижу необходимость появления настоящей политической силы, где существуют вертикальные и горизонтальные "лифты", где люди с политическими амбициями могут себя реализовывать.

Александр Доний, народный депутат Украины

— Яценюк позволял себе делать некорректные заявления не только в отношении меня, но и в отношении всех тех, кто на мажоритарных округах пошел на выборы самостоятельно. Но это, думаю, проблема уровня культуры. Иногда кажется, что Яценюк может общаться только с олигархами.

Юрий Витренко, соучредитель "ЭйВаЭй Кэпитал"

— О ЕС и ТС мы с мамой (Натальей Витренко — прим. "ВД") дискутируем очень жарко и даже подкалываем друг дружку. ЕС — это понятные правила игры. И в постиндустриальной экономике эти правила более важны, чем любые ресурсы, низкие цены на газ или даже доступ на иностранный рынок. С этой точки зрения я на 100% уверен, что ЕС — более привлекательный вариант для Украины.

Юрий Благодир, народный депутат Украины

— В преддверии 2015 года, учитывая экономическую ситуацию, только тот, кто не понимает, что такое пост губернатора, видит эту позицию как заманчивую цель, что-то очень сладкое и вкусное. У меня есть четкое понимание, что это каторга.

Александр Качный, глава Киевского облсовета

— Реформа местного самоуправления подразумевает, что при районных и областных советах будут организованы исполкомы, которые будут воплощать в жизнь программы, принимаемые советами. То есть те чиновники, которые воплощают в жизнь программные документы, должны быть наняты советами на эту работу, а не назначаться из столицы.

Владимир Сальдо, народный депутат Украины

— Строители не работают на склад — они работают на спрос. Но пока надлежащего спроса для того, чтобы разворачивать строительство в больших объемах, в том числе и доступного жилья, нет.

Игорь Васюник, народный депутат Украины

— Аграрный бизнес "ЭйВаЭй Кэпитал" — одно из самых перспективных направлений, которое следующие 10 лет будет только развиваться. Я очень хорошо разбираюсь в этой сфере.

Евгений Балицкий, народный депутат Украины

— Сейчас нельзя четко охарактеризовать ситуацию, потому что наступил кризис. Не хочу плакаться, но экономика сегодня слабенькая. Везде. И в медиабизнесе, и в недвижимости — везде надо бороться, везде надо "работать локтями", чтобы выжить, надо сокращаться, оптимизироваться.

Александр Ткаченко, медиа-менеджер

— То, что возможно в Украине, не идет в сравнение с тем, что возможно, например, в России. То есть прививка от вируса давления на СМИ все-таки произошла. И я считаю, что то, что Кучма сделал в 1994-1995 гг. возможным существование частных телеканалов, и то, что произошло в 2004 году со свободой слова, стало двумя наиболее важными вехами в истории украинского телевидения.

Александр Пресман, народный депутат Украины

— Для меня остается непонятным, почему сегодня в пятизвездочной гостинице, куда приезжает громадное количество иностранцев и просто богатых людей, не может быть казино и другого игорного бизнеса. Этот запрет нужно снять.