Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Конец рыночной экономики? Почему компании могут накручивать цены на 67% (ИНФОГРАФИКА)

Понедельник, 26 Ноября 2018, 09:00
Корпорации развитых стран превращаются в монополии, и остановить этот процесс некому

Фото: marketwatch.com

Сюжет антиутопического сценария, где государствами правят не правительства, а глобальные корпорации, активно разворачивается уже сегодня, и это подтверждают математические расчеты. Два экономиста - Ян Де Лоекер из Princeton University и Ян Эекхаут из University College of London - проанализировали финансовые отчеты публичных американских корпораций за период 1950-2014 гг. и обнаружили закономерность, которая, по их мнению, объясняет почему самая мощная экономика в мире - американская - теряет свою силу, и кто за этим стоит.

Предметом исследования был размер надбавки - разницы между себестоимостью товара/услуги и ценой продажи. Оказалось, что вплоть до 1980 г. этот показатель в США был стабилен и в среднем составлял 18%. Но с конца прошлого столетия и до 2014 г. он вырос до 67%. Когда компания имеет возможность слишком нагло накручивать цену на свой товар, это говорит о ее монопольном положении на рынке. А когда существуют доказательства, что так поступает большая часть корпоративной Америки - впору говорить если не о масштабном сговоре, то как минимум о крахе принципов рыночной экономики. И это происходит в стране, где законы рынка приравниваются едва ли не к законам Божьим.

Источник: Global Market Power

Что не так с корпоративной Америкой

Конкуренция - основа рыночной экономики. Когда в развитой конкурентной среде одна компания решает вдруг значительно завысить цену на свой товар, на рынке сразу появляются другие компании, которые готовы продавать тот же товар дешевле, просто сократив размер надбавки: не с 70%-ной накруткой на себестоимость, а, к примеру, с 50, 30%-ной и так до средних 18%, что тоже обеспечивает прибыль и долю рынка.

Существование такого баланса благоприятно для потребителей и работников. Товар будет дешеветь и станет широко доступен, а для его производства понадобится больше людей. Что происходит, когда балансировка не работает, а компании могут удерживать завышенную цену, не боясь рыночной конкуренции? Ничего хорошего: престают расти зарплаты, растет безработица и экономика в целом постепенно идет ко дну.

Существование завышенных надбавок трактуется экономистами как характерный признак рыночного влияния. На высококонкурентном рынке, где компании продают униформный продукт, у них нет рыночной власти. Если по какой-либо причине на таком рынке компания решит завысит цену на товар, ее вытеснят конкуренты с более дешевым продуктом. В рыночной среде высокая накрутка может быть оправдана только в том случае, когда товар становиться более "эффективным", чем его конкурентные аналоги.
Но большинство существующих сегодня рынков функционируют не в идеально чистых рыночных условиях. Значительная часть игроков имеет ту или иную степень рыночного влияния, которое определяет, насколько высоко можно завысить цену на свой товар. Таким влиянием может пользоваться как единственная в небольшом городке автозаправка, которая завышает цену на продаваемые товары, потому что у горожан нет альтернативного выбора. Так и корпорация Apple, накручивая цену на iPhone благодаря комбинации уникальности собственного продукта и высокой степени лояльности потребителей.

Если расчеты Де Лоекера и Эекхаута верны, то рыночная власть американских корпораций стабильно и угрожающе растет. А что делает корпорация со значительным рыночным влиянием? Производит меньше продукта, продавая его по завышенной цене. Так, к примеру, поступает ОПЕК: картель регулярно прибегает к сокращению добычи, чтобы удержать высокую цену на нефть. Сокращение производства, как уже упоминалось, приводит к тому, что необходимо меньше рабочих, и, соответственно, большая часть прибыли остается у владельцев/акционеров.

Де Лоекер и Эекхаут не единственные, кто обратил внимание на проблему завышенных надбавок и их текущих последствий. В этом году группа экономистов из Массачусетского Технологического Института во главе с Дэвидом Отуром опубликовала расчеты распределения доходов между акционерами и рабочими в высоко- и низкоконкурентных сегментах американского рынка. Из расчетов следует вывод: чем ниже конкуренция, тем меньшую долю дохода получают рабочие.

Аналитики МВФ провели похожее исследование и пришли к заключению, что чем ниже размер надбавки на товар у отдельно взятой компании, тем больше средств она тратит на инвестиции. И наоборот: чем выше надбавка - тем меньше инвестиций. Более того, соотношение размеров дивидендов к объемам продаж выше у компаний, которые практикуют высокие надбавки на свой товар. Эти закономерности характерны именно для рынков с низким уровнем конкуренции. Чем сильнее рыночное влияние компании, тем меньше она инвестирует и тем больше зарабатывают ее акционеры.

Волны критики

Во вступительном слове к исследованию "Возрастание рыночной власти и макроэкономические последствия" (The rise of market power and the macroeconomic implications). Де Лоекер и Эекхаут подчеркивают, что они не ставили перед собой задачу найти решение проблемы растущей монополизации американских рынков. Основная цель - собрать и систематизировать большой объем отдельного блока специфической информации, чего раньше никто не делал. И поскольку им это удалось, работа дуэта экономистов получила большое внимание, в том числе и подверглась критике со стороны коллег.

Bloomberg View опубликовал колонку влиятельного экономиста Тайлера Коуэна из George Mason University, где автор указал на существеннее недостатки в методологии расчетов Де Лоекера и Эекхаута.

Данные за большой период (64 года) и огромное количество анализируемых компаний (на долю которых в 2014 г. приходилось 40% общего объема продаж в США) являются скорее недостатком, чем преимуществом исследования, так как они не учитывают эволюционные изменения в экономике и бизнесе за последние десятилетия.

"В классической интерпретации высокие надбавки - это признак монополизации рынков, но с другой стороны, чему авторы уделили мало внимания, - сегодня для большинства компаний они являются компенсатором растущей стоимости фиксированных расходов, - пишет Коуэн. - Возьмем, к примеру, китайский ресторанчик за углом моего дома. Если отталкиваться только от размера надбавки, которую они закладывают в цену блюд, - то ресторанчик должен зарабатывать миллионы. Но он еле сводит концы с концами. А все потому, что растут фиксированные издержки: арендная плата, инвестиции в информационные технологии и т. д.". Помимо фиксированных издержек, авторы обошли стороной и такой аспект, как рост конкуренции со стороны иностранных, и прежде всего китайских компаний, продающих свои товары на американском рынке. Также, если посмотреть на динамику размера надбавок у таких суперприбыльных корпораций, как Google и Facebook, то разница между себестоимостью их услуг и ее конечной ценой стабильно сокращается. Хотя, казалось бы, у этих корпораций фактически нет конкурентов, и они свободно могли бы непомерно завышать цены на свои услуги. "Давайте посмотрим честно на ситуацию: где в США есть рынки с низким уровнем конкуренции? Разве что, больницы и кабельное телевидение, да и то это временное явление, вызванное больше политическими причинами, чем экономическими", - резюмирует Тайлер Коуэн.

Видеть в монополизации рынков единственную причину, тормозящую рост американской экономики, слишком соблазнительно, считает профессор финансов Stone Brook University и колумнист Bloomberg Ной Смит. "Если вешать всех собак на абстрактные монополии, то в качестве следующего шага стоит ожидать изменения и усовершенствования антимонопольного законодательства. Но в этой юридической области пока нет и в ближайшем будущем не предвидится каких-либо революционных изменений", - объясняет Смит.

Глобальный срез

После публикации своей работы Де Лоекер и Эекхаут выпустили небольшое дополнение, где показали, что стремление к монополизации свойственно не только американским корпорациям. Экономисты проанализировали ситуацию с надбавками во всем мире, правда, в этот раз использовали не столь широкую статистическую выборку: финансовые данные 70 тыс. компаний из 134 стран за период 1980-2016 гг. Оказалось, что, как в и США, корпорации развитых экономик - в основном европейские и азиатские - также слишком завышают цены на свои товары.

На развивающихся рынках, несмотря на существование отдельных национальных монополий (например, в нефтегазовом секторе), динамика роста надбавок на товары гораздо слабее в сравнении с развитыми государствами. Но страны третьего мира только создают рыночную экономику. Им еще предстоит разрушить национальные монополии классического образца, чтобы освободить место для новых, более гибких корпоративных структур с угрожающе высокой степенью рыночного влияния.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика