Экономика

На морском песочке...

Во времена Николая II в июне-августе в Крым ездили только малообеспеченные граждане. Осенью, в разгар сезона, купить билет на поезд было крайне сложно

Во времена Николая II в июне-августе в Крым ездили только малообеспеченные граждане. Осенью, в разгар сезона, купить билет на поезд было крайне сложно. А цены в Крыму взвинчивались в четыре-пять раз.

В конце XIX столетия "отпускной" Крым жил совсем по другому графику. Курортный сезон стартовал в начале апреля, когда состоятельная публика из Петербурга, Киева и больших губернских городов отправлялась в теплые края — перевести дух после холодной зимы, встретить грядущий праздник Пасхи на юге.

К началу июня полуостров заметно пустел — период "адской жары" не считался удачным временем для комфортного отдыха. В июне-августе в Крым ездили только малообеспеченные граждане: студенты, мелкие чиновники, бедные вдовы. А еще группы гимназистов со своими учителями.

В летний период, считавшийся "не сезоном", стоимость жилья в Крыму была минимальной — на уровне зимних цен. Так, комнату для семьи можно было снять всего за 20-25 коп. в сутки (столько же стоил килограмм сахара-песка).

Курортная жизнь возобновлялась в конце августа, когда на побережье съезжались обладатели тугих кошельков со всей империи. Начинали расти цены на жилье, питание, транспорт, развлечения. Пик наступал в середине сентября и длился до конца октября. Цены взлетали в несколько раз, и всего за полтора месяца крымчане зарабатывали столько, что им хватало до начала следующего сезона.

В очереди за билетами

Единственный способ попасть в Крым — воспользоваться услугами железной дороги. Весной и летом с билетами не было проблем, зато с конца августа по всей империи вспыхивал билетный ажиотаж — желающих уехать в Крым оказывалось значительно больше, чем мест в поездах.

Потенциальным курортникам приходилось заранее записываться, потом часами дежурить в длинном хвосте у кассы и следить, чтобы вне списка к окошку кассира не пробрались наглые конкуренты.

Такого понятия как "право на покупку билета вне очереди" в те времена не существовало. Как не было и отдельных касс для депутатов, ветеранов и т. д. Все стояли в одной очереди и на общих основаниях.

Так что, например, известный в Киеве толстосум Николай Чоколов — владелец дрожжевого завода и бессменный член Городской управы, – собираясь на лечение в Евпаторию, не имел никаких преференций на покупку железнодорожного билета. Впрочем, состоятельные граждане в очередях не стояли — командировали в кассу прислугу.

Билеты брали, как правило, до Севастополя, а уже оттуда курортники разъезжались по разным уголкам полуострова. Ехать до Симферополя не имело смысла: трассы Симферополь — Ялта еще не существовало. Проезд в поезде являлся недешевым удовольствием.

Например, стоимость билета из Киева в Севастополь в вагоне I класса равнялась цене швейной машинки знаменитой фирмы Zinger — 22,50 руб. Так что если ехать вдвоем туда-обратно — дороговато будет. С меньшим комфортом (зато и существенно дешевле!) можно было путешествовать в вагоне II класса, заплатив 13,50 руб. Ну а стесненные в деньгах пассажиры предпочитали поездку в III классе за 9 руб.

Из Севастополя большинство курортников отправлялись в Ялту — неофициальную столицу южнобережья. Дорога отнимала кучу времени: многоместный омнибус, запряженный несколькими клячами, тащился туда 12 ч. Зато проезд стоил всего 6 руб. с человека. Хотите быстрее? Нет проблем, только стоить это будет дороже: в фаэтоне с тремя лошадьми — 20 руб., а с четверкой лошадей — от 30.

Словом, к месту отдыха курортники прибывали только под вечер и, как правило, достаточно утомленными. Возникал вопрос ночлега. В роли квартирных маклеров выступали "водители кобыл" — извозчики.

Еще при подъезде к пункту назначения они начинали нахваливать определенную гостиницу и в итоге везли пассажиров именно туда. Старались, понятно, неспроста: за каждого клиента извозчик получал от "своей" гостиницы вознаграждение.

Цены в ялтинских гостиницах зашкаливали — номер, обычная стоимость которого не превышала 75 коп. в сутки, в сезон сдавали за 3 руб. А за номер стоимостью 2-3 руб. в дорогих отелях брали не меньше 10 (стоимость пары приличных сапог!).

Расчет владельцев гостиниц понятен: приезжему деваться некуда. Ну где он, уставший с дороги, будет в сумерках искать жилье в незнакомом городе? Курортники, впрочем, хитрили в ответ: многие поселялись в гостинице на день-два, тем временем подыскивали недорогую квартиру и съезжали. Экономия очевидна — комната для всей семьи обходилась всего в 30-40 руб. в месяц.

Пляжные моды

Курортные будни отличались от современных, ведь публика приезжала не столько загорать и купаться, сколько развлекаться — "гудеть" в ресторанах, резаться в карты, крутить романы, кататься на яхте, посещать балы.

Единственным недостатком, с точки зрения обладателей больших сумм, было отсутствие в Крыму казино. Владелица имения Суук-Су г-жа Соловьева попробовала было открыть первое на полуострове игорное заведение, но была приглашена в полицию, где ей запретили это делать.

Причина? Безнравственность подобного развлечения.

Более умеренный вариант отдыха — прогулки по набережной, рыбная ловля, индивидуальные туры в горы под присмотром инструктора из горного клуба.

А популярные нынче пляж, море, загар находились на третьем плане — считалось, что это удовольствие на любителя. Кроме того, в Ялте каменистый пляж и такое же дно, что раздражало респектабельную публику, не привыкшую испытывать дискомфорт.

К тому же с кораблей, стоявших у ялтинской пристани, регулярно бросали в воду всякий мусор. Поэтому любители морских купаний, как правило, предпочитали Евпаторию — там прекрасный песчаный берег, чистая вода.

Первоначально отдыхающие находились на пляже одетыми: мужчины в костюмах и котелках, дамы — в длинных платьях до щиколоток, чулках и широкополых шляпах с перьями. Тентов на тогдашних пляжах не было, люди прятались от палящего солнца под собственными зонтиками.

"Купание" заключалось в том, что смельчаки поднимали одежду до колен (неслыханная раскованность!) и бродили по мелководью. Во время небольшого волнения моря (2-3 балла) курортники, любившие острые ощущения, нанимали извозчиков и мчались в коляске по самой кромке воды — соленая влага от набегающих волн попадала на лицо, одежду и руки экстремалов.

Любимой забавой подростков являлись прыжки с причала. В воду прыгали "солдатиком" (ноги вниз, руки по швам) и, конечно, в одежде: мальчики в костюмчиках, девочки — в платьях.

В начале ХХ века появились специальные костюмы для купания — мужские полосатые трико-безрукавки и женские платья, сшитые по образцу формы гимназисток. Позднее появились кокетливые костюмы для женщин, с поясом на талии. В таких костюмах было удобно заходить в воду и плавать. А на пляжах появились специальные кабины для переодевания.

Однако правила приличия не позволяли полуодетым женщинам находиться в обществе чужих мужчин. Тоже, кстати, одетых далеко не "по всей форме". Поэтому пляжи для мужчин и женщин устраивали раздельно — тот и другой отделялись высоким деревянным забором. Хотя бывали и другие варианты: в Алупке, где пляж сравнительно небольшой, объявили, что с утра он мужской, а после полудня — женский.

Появление курортников в пляжных костюмах произвело неизгладимое впечатление на местное население. В Алуште целые толпы крымскотатарских мужчин собирались на набережной и рассматривали купальщиц в подзорные трубы — никогда в жизни им не доводилось наблюдать столько оголенных чужих женщин.

Купальщицы смущались, и порой долго не отваживались выйти из воды. Любопытных мужчин отгоняла полиция, однако спустя короткое время наблюдатели появлялись вновь. Своеобразно развлекались и местные подростки.

Они приходили на мужской пляж, переплывали на женскую территорию и под водой хватали купальщиц за ноги. Так что женские визги раздавались у моря довольно часто. Перед I мировой войной пляжи стали общими.

Грязь во спасение

А еще публика ездила в Крым лечиться. Особенной популярностью пользовалось лечение грязями — его рекомендовали пациентам, страдающим ревматизмом, туберкулезом костей, застарелым сифилисом, женским болезнями. Центром такого лечения являлись Мойнакская грязелечебница в Евпатории и грязелечебница в Саках — небольшом селении неподалеку от Евпатории.

Лечение в Саках было недешевым. Месячный курс, включавший лечебные процедуры и проживание в комфортабельной гостинице, расположенной на территории грязелечебницы, стоил 165 руб. в месяц. Примерно такую же сумму платили за курс новомодного "электролечения" в киевском санатории в Святошино. Стоимость лечения в Саках снижалась до 90 руб., если пациент поселялся в больничной палате на четыре-восемь кроватей.

Грязевые процедуры пациенты принимали в каютах на берегу соленого Сакского озера, позднее построили лечебный корпус. Лечение выглядело так.

В специальной комнате человек раздевался, повязывал голову мокрым полотенцем, набрасывал на себя парусиновый плащ, надевал соломенные туфли и выходил на площадку. Двое фельдшеров (мужчины — в мужском отделении, женщины — в женском) помогали пациенту лечь на спину, а под голову подкладывали низенькую деревянную скамеечку.

Затем начинали покрывать тело пациента слоями грязи, после чего 20 мин. следовало лежать неподвижно. Далее фельдшеры или фельдшерицы быстро снимали руками грязь, поднимали человека, заворачивали в плащ и вели в соседнюю комнату, где обмывали теплой водой.

После этого следовало одеться, идти в гостиницу или больничную палату и потеть, попивая теплый чай с малиной. Через час, если на улице нет ветра, рекомендовали выйти подышать свежим воздухом. Лечебный сезон в Саках открывался в середине мая и длился до середины сентября.

Меню пациента "с ограниченными средствами" в Сакской грязелечебнице, конец XIX в.

7.00 – чай с хлебом и четырьмя кусочками сахара

9.00 – завтрак из одного блюда (например битки, антрекот, омлет, яйца, котлеты, кабачки и т. д.)

Во время потения – чай без хлеба с тремя кусочками сахара

14.00 – обед из двух блюд (борщ или суп, что-то мясное)

18.00 – чай с булкой и четырьмя кусочками сахара

21.00 – ужин из одного блюда