Экономика

Неуловимые мстители

Не успела ВО "Свобода" освободить здание Киевгоргосадминистрации, как той же ночью его снова попытались захватить. На сей раз люди из доселе

Какой бы ни была развязка нынешнего политического противостояния, конец ее будет печальным. Война между революционно настроенными радикальными группировками идет без особого влияния президента и оппозиции. Причем эти люди уже давно борются не за идею. Их главная мотивация — отчаяние и месть за убитых и покалеченных товарищей.

Не успела ВО "Свобода" освободить здание Киевгоргосадминистрации, как той же ночью его снова попытались захватить. На сей раз люди из доселе малоизвестных широкой общественности организаций "Нарния" и "Викинги". Заявив, что они не позволят политикам "слить" революцию, крепкие ребята в масках с боем начали отбирать администрацию у бойцов "Свободы".

Потасовка длилась недолго. "Нарния" и "Викинги" пали, а чуть позже в адрес оппозиционеров посыпались угрозы.

"Если вы, предатели и трусы, не поведете народ, чтобы очистить город от этой банды донецкой, соберемся всем массивом и будем рвать вас на куски, всех оппозиционеров подряд, Тягныбока, Кличко, Яценюка тоже. Пощады, б*я, не ждите, будете все в Днепре плавать, пида*асы ссыкливые".

Это явное пренебрежение оппозиционными лидерами показывает, что люди готовы воевать без какого бы то ни было политического протектората. И кровавые события "мирного протеста" возле Верховной Рады на этой неделе — тому подтверждение.

Просто воюем

За время протеста Майдан-лагерь в центре столицы превратился в Майдан-Сечь. Об этом свидетельствуют февральские данные социсследований Фонда демократических инициатив и Киевского международного института социологии. Согласно им, месяц назад лишь 30% людей готовы были отказаться выполнять решения органов власти. Теперь их количество возросло до 40%.

В два раза, до 40%, увеличилось и число тех, кто готов захватывать админздания, а людей, выступающих против любых переговоров с властью, нынче 63%, хотя еще полтора месяца назад их было всего 45%.

Такая радикализация протестных настроений, по мнению опрошенных "ВД" экспертов, — не что иное, как следствие игнорирования властью и оппозицией людей, не обремененных транспарантами политических партий. Упустив шанс взять под контроль аполитичные группировки вроде воинов-афганцев, Автомайдана, Правого сектора и в целом Самообороны Майдана последние решили, что власть в свои руки можно взять самостоятельно.

Причем конечная цель — по-прежнему туманна: если в начале протеста даже самые отвязные революционеры понимали, за что стоят, теперь они просто воюют.

"Попадая на передовую, у солдата, который видит, как его товарищи умирают под пулями, в голове пульсом бьет только одна установка — уничтожить врага, — рассказывает Валентин Кохтенко, три года отвоевавший в Афганистане. — Поэтому не удивляйтесь: люди уже забыли, за что вышли. Они просто хотят добить врага".

Впрочем, некоторые активисты утверждают, что цель у них все же есть — перезагрузка власти. Хотя в откровенных разговорах не забывают и о мести: не политикам, а конкретным обидчикам в милицейской форме.

"Беркут" — это подразделение бандитов, которым дали все права, — возмущается Юрий Тебенко, один из активистов Автомайдана, отвечающий за безопасность его Штаба в Украинском доме. — Пришло время забрать эти права. И если это не сделает правительство, это сделают люди".

Команда дана "Фас!"

Очередной виток эскалации конфликта, произошедший на этой неделе в Киеве, без сомнения, санкционирован всеми участниками политического процесса. Однако у каждой из сторон на это были свои цели. И если оппозиция во что бы то ни стало с помощью улицы хотела дожать президента, власть намеревалась остановить майданные поползновения в регионах.

Мало кто знает, но проблема расширения географии протестных акций на всю территорию страны оказалась одной из самых животрепещущих тем на заседании фракции Партии регионов во вторник.

"Метастазы Майдана пошли по всей Украине, — растерянно кивал в сторону улицы нардеп Ян Табачник. — Мы не контролируем ситуацию в стране, и с этим срочно нужно что-то делать".

Ответ на вопрос "что делать" оказался весьма неожиданным. Вместо того чтобы попытаться успокоить протестующих, регионалы впопыхах подземными путями покинули Верховную Раду, а своим активистам-антимайдановцам дали команду атаковать.

И это притом что до вторника участники провластного митинга, окруженные со всех сторон силовиками, в открытую конфронтацию с митингующими Евромайдана вступали крайне редко. Если такие конфликты и возникали, зачастую они ограничивались словесными перепалками.

Кто здесь "титушка"?

Впрочем, план регионалов локализовать майданные настроения силой — провальный. На электоральной вотчине партии власти — восточных и южных областях — в протестный процесс уже втянута огромная армия аполитичных людей — футбольных фанатов ультрас, у которых инстинкт ненависти к тем же правоохранительным органам выработан годами.

Ради борьбы с "титушками", поддерживающими власть, а также произволом милиции, находящиеся до недавнего времени в конфронтации ультрас разных футбольных клубов даже объявили о всеобщем перемирии в своих рядах.

А ведь еще совсем недавно в сознании абсолютного большинства украинцев агрессивные футбольные фанаты вызы­вали скорее страх, нежели восхищение.

"Обычные граждане относились к нам как к пьяным дебоширам-пэтэушникам, которым просто в силу своей недалекости нечем больше заняться, как буянить, — говорит Виктор Малышев, один из фанатов Харьковского "Металлиста". — Но в последний месяц многие свои взгляды в отношении нас пересмотрели".

Как бы там ни было, но теперь ультрас чувствуют себя востребованными, поскольку нашли тех, кого общественно мнение считает хуже них.

"Ведь до этого они и сами были своеобразными футбольными "титушками", дерущимися друг с другом не понятно за что, — раскрывает феномен общественной поддержки ультрас Олег Покальчук, социальный психолог. — А здесь их праведный гнев обращен против настоящих хулиганов. То есть получилось, что ультрас — это хорошие хулиганы, которые выступили против плохих хулиганов — "титушек".

При этом фанаты утверждают, что правоохранительные органы вынуждают их к радикальным действиям. Так, болельщиков симферопольской "Таврии", которые вышли защищать митингующих евромайдановцев в Крыму, силовики на следующий день всех повязали.

"Доблестная милиция приехала в заброшенный спортивный зал, где наши парни играли в футбол, — рассказывает "ВД" Женя Дудко, один из фанатов "Таврии". — Их отвезли в отделение, всех сняли на фото и видео, а на следующий день эти фото с призывами чуть ли не линчевать нас были расклеены по всему Симферополю и возле домов, где мы живем".

А вот в Донецке после аналогичной акции протеста фанатов "Шахтера" в милицию уже не возили, хотя листовки с их лицами на следующий день в городе таки появились.

Оказалось, что всю нужную информацию о местных ультрас милиция собрала заранее — еще перед началом футбольного чемпионата Евро-2012. Так что сами фанаты своего неудержимого желания мстить за товарищей, покалеченных в ходе столкновений с провластными активистами и милиционерами, не скрывают.

Новые лица войны

На этом фоне попытки местной власти заработать на конфликте дополнительные очки к своему имиджу выглядят уж слишком лицемерно. Восток предсказуемо стремится ублажать президента, Запад — майдановцев. Однако привычными заявлениями о поддержке одной из групп противостояния процесс не ограничивается.

Высокие чины в регионах, удачно вписавшиеся в донецкую вертикаль, действуют по примеру Киева, формируя альтернативные боевые отряды в помощь слабеющему и немногочисленному "Беркуту".

В Харьковском облсовете, к примеру, заверяют, что насобирали едва ли не полторы тысячи добровольцев, укомплектовав из них народные дружины. Здесь и казаки, и представители одиозной группировки "Оплот", заявившие, что митингующие на Майдане Незалежности — преступники, которых не только можно, но и нужно уничтожать, если те оказывают сопротивление при задержании, и простые луганчане.

Впрочем, благословляют радикалов местные власти не только словом, но и копейкой. Создание отрядов народных дружинников позволяет чиновникам легально финансировать их работу из местных бюджетов.

Более того, зарегистрировав такие дружины в милиции, чиновники могут абсолютно законно наделить их участников травматическим оружием.

Однако поддержка милицией антимайдановцев вряд ли будет долгой. Ведь после того, как народные волнения утихнут, ненависть между людьми, которые стояли на Майдане Незалежности и в Мариинском парке, никуда не исчезнет. В будущем достаточно будет любого неосторожного выпада в сторону друг друга, чтобы сегодняшние протестующие в отместку за своих побратимов начали калечить и убивать друг друга.

Парадокс ситуации заключается в том, что уже в этом случае усмирять разбушевавшихся, разма­хивающих саблями казаков или народных дружинников, которых организовывает власть, придется их же вчерашним "друзьям" из "Беркута".

Если участие в потасовках казаков, "оплотовцев" и прочих агрессивно настроенных провластных объединений было прогнозируемо, то подключение к противостоянию аполитичных объединений, которые также симпатизируют власти, стало настоящим сюрпризом.

О готовности дать отпор евромайдановцам заявили даже байкеры. Те самые, которые за руку здороваются с российским президентом Владимиром Путиным.

"Мы стоим снова на севастопольской земле, чтобы отстоять ее от врага, который пытается ступить на эту землю. Будет сила, значит, и мы покажем свои зубы", — признается один из членов движения.

Новые жертвы в ходе гражданского противостояния в центре украинской столицы окончательно разбивают надежду на мир. Если раньше конфликт хоть как-то вписывался в рамки организованной борьбы, сейчас контролировать людей невозможно.

Так что расхлебывать последствия "мирного" протеста всем его участникам придется очень долго. Месть будет затяжной. Если, конечно, власть не принесет сакральную жертву в виде отставки Януковича. Но до этого президент вряд ли додумается.

Читайте также: Андрей Левус: В Самообороне мы, как мантру, повторяем, что лучшей местью за погибших будет то, что изменения, за которые они погибли, все же будут достигнуты

Олег Покальчук: Я предсказываю теперь новые Врадиевки, появление новых Павличенко. У людей появилось ощущение моральной правоты в плане личной мести. Мне кажется, это надолго