Экономика

О чем действительно печется ФРС

Федеральной резервной системе США важно не столько выздоровление отечественной экономики, сколько сохранение ее влияния на мировую

У же не первый месяц мировые экономисты задаются вопросом, о ком же на самом деле заботится Федеральная резервная система США (ФРС). На первый взгляд, ответ очевиден - о росте американской экономики, а значит, и о благосостоянии населения. Именно для этого ФРС уполномочена Конгрессом отвечать за два фактора - удерживать умеренную инфляцию и одновременно способствовать увеличению занятости. Но, по мнению экспертов, с 2009 г. Федрезерв не достиг существенного прогресса ни по одному из этих двух пунктов.

ФРС продолжает держать мир в неведении относительно своих целей, выраженных в конкретных показателях. Такое поведение вызвало, мягко говоря, недоумение у многих экономистов. Подобного подхода финансисты и банкиры не поняли. Сразу несколько глав федеральных банков заявили, что следует как-то понятнее изъясняться. Независимые эксперты и вовсе задумались, а чего, собственно, стремится достичь ФРС? Действительно ли ее волнует уровень инфляции и безработицы или ее интересы гораздо шире?

Издание The Economist предположило, что происходящее можно объяснить одной из четырех причин. Первая - в ФРС работают некомпетентные сотрудники. Эту версию поддерживает, в частности, Дэвид Стокман, при Рональде Рейгане руководивший административно-бюджетным управлением США. Давеча он заявил: "ФРС окончательно запуталась, она совершенно некомпетентна, если говорить прямо". Специалистов ФРС Стокман назвал "фанатиками-теоретиками и неисправимыми кейнсианцами, считающими долг неким волшебным эликсиром". Он считает, что Федрезерв продолжит печатать деньги и не остановится до тех пор, пока все не рухнет. По мнению экономиста, стимулируя рынок акций, ФРС надувает "самый крупный, третий по счету пузырь за столетие". Действительно, после того как ставка была опущена до нуля, у Федрезерва не оказалось привычных инструментов регулирования экономики. И они взялись использовать кейнсианские методы - стимулировать экономику путем финансирования расходов бюджета. Проще говоря, стали выкупать трежерис. Насчет эффективности этого метода мнения экономистов расходятся. Одни говорят, что кризис был бы более глубоким, не пойди ФРС таким путем. Другие уверены, что это лишь видимость улучшения экономической ситуации. Отчасти то, что ФРС сама не знает, что делает, косвенно подтвердила и ее глава Дженет Йеллен в своем последнем докладе: "При ставке около нуля FOMC (Комитет по операциям на открытом рынке. - Ред.) был вынужден полагаться на два менее знакомых инструмента: опережающее информирование относительно будущей траектории ставки и масштабные покупки активов. Не существует проверенных временем рекомендаций по поводу того, как следует корректировать эти инструменты в ответ на изменяющиеся прогнозы".

Впрочем, именно такая откровенность главы ФРС дает экономистам основание думать, что истинная причина происходящего вовсе не в некомпетентности. Значит, переходим ко второй причине по версии The Economist: статистика США недостоверно отображает экономическую реальность. ФРС в курсе, но официально отказывается это признавать. И это самое интересное объяснение. Такие серьезные обвинения прямо не подтверждает ни один серьезный западный экономист. Однако намеки на это звучали неоднократно. В частности, несколько недель назад в The New York Times появилась статья "Как не быть обманутым отчетом о рынке труда". Автор публикации на примерах показывает, что если рынок труда в действительности растет, то с учетом выборки, на которую опирается министерство труда, статистика вполне может показать как рост, так и падение. "Ни в коем случае не хотим бросить тень на Бюро статистики труда. Оно определяет число занятых путем опроса 144 тыс. работодателей, у которых трудится около трети всех американцев... Но при этом всегда возможна ошибка выборки: работодатели, участвующие в опросе, могут не отражать тенденции работодателей страны в целом". Авторы публикации не упоминают ФРС, но ведь именно показатель безработицы и количества занятых еще пару недель назад был индикатором выздоровления экономики.

Примечательно, но, несмотря на официальное снижение безработицы, индекс стоимости рабочей силы, составляемый тем же бюро, свидетельствует, что в первом квартале повышение зарплат показало минимальный рост с 1980 г. То есть как бы получается парадокс: работодатели имеющимся сотрудникам не индексируют зарплату даже на уровень инфляции, но при этом открывают массу новых рабочих мест. Похоже, что в действительности появляется все больше рабочих, занятых неполный день. Отсюда и новые рабочие места, и отсутствие в статистике роста зарплат.

О том, что статистика не отражает реальную ситуацию, можно судить и по последним заявлениям некоторых глав федеральных банков. Так, на вопрос журналистов, почему, несмотря на близость к поставленным целям, ФРС не переходит к традиционным монетарным механизмам (повышению федеральной ставки), банкиры Федрезерва отвечают, что "пока не время", "не достигнут нужный показатель инфляции", "мы думаем над этим" и т. д. Это как раз наводит на мысль, что они в курсе, что в экономике все не так хорошо, как показывает статистика. И кстати, объем промпроизводства в США в апреле этого года сократился на 0,6% по сравнению с предыдущим месяцем. Аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, говорят, что на фоне снижения уровня безработицы никак не ожидали изменения показателя.

Впрочем, у экспертов есть еще одно объяснение поведению Федрезерва: он на самом деле преследует другие цели, не объясняя сами цели и механизмы их достижения. Последнее предположение немного отдает теорией заговора. О масонах и их мировом господстве, управлении миром через доллар в целом и ФРС в частности снято множество фильмов и написано немало книг. И "фактов", подтверждающих эту теорию, авторы приводят достаточно - от секретных съемок скрытой камерой съездов самых богатых людей мира до банальных масонских знаков на самих долларовых купюрах. Однако реалисты находят более приземленные цели в действиях ФРС. В первую очередь, поддержка значимости американской экономики в мире.

Обычно считается, что состояние фондового рынка отражает состояние экономики той или иной страны. Но в последние пять лет ситуация изменилась на обратную - теперь мировые фондовые рынки живут по принципу "чем хуже, тем лучше". "Чем хуже дела в экономике, тем меньше вероятность того, что прекратится поток денег от регулятора, благодаря которому и растут фондовые рынки. И наоборот, сигналы о значительном улучшении экономики приводят участников рынков в уныние, ведь за улучшением экономики обязательно последует повышение ставки рефинансирования, что приведет к удорожанию денег и необходимости выводить часть средств из биржевой игры. А это чревато падением индексов", - так один из экономистов охарактеризовал происходящее в США.

За пять лет и три раунда количественного смягчения (QE) Федрезерв закачал в систему почти $3,5 трлн, выкупая у банков облигации американского правительства и ипотечные бумаги. Приток такого объема долларовой ликвидности на рынки стал одной из причин роста цен на сырье, акции и другие рисковые активы. Вместе с нулевой федеральной ставкой это дает рост капитализации компаний и видимость постоянного роста американских корпораций. Точнее, позволяет им показывать не такое уж глобальное падение. Уже несколько кварталов наблюдается стойкий тренд, когда компании, которым грозит больший убыток, выравнивают ситуацию за счет торговли акциями. Похоже, что ФРС просто боится, что при росте федеральной ставки рынки схлопнутся ("лопнет пузырь", как писал вышеупомянутый Стокман), станет понятна реальная стоимость американских активов и кризис пойдет по новой. В прошлом году, когда экс-глава ФРС Бернанке неожиданно для всех рассказал о новом для рынка понятии - tapering (сокращение программы QE), американский фондовый рынок чуть не рухнул. Пришлось быстро оправдываться, что сокращение программы будет не моментальное, постепенное и еще неизвестно когда. В этом году tapering все же начали. На данный момент объем выкупа гособлигаций и ипотечных бумаг снизился с прошлогодних $85 млрд до $45 млрд. На этом пока ФРС замерла. Дальнейшие темпы сокращения QE будут зависеть от прогнозов по безработице, инфляции и тех самых "других экономических данных". Так что, похоже, ФРС на данный момент больше беспокоит не рост экономики, а то, чем закончатся их эксперименты с QE. Ведь, несмотря на все ожидания, деньги так и не "просочились" к рядовым американцам, а замерли на фондовом рынке.

 

справка

Что примечательно, эксперты (в частности, Международного энергетического агентства) считают, что уменьшение объемов стимулирования со стороны ФРС США является одним из факторов сокращения нефтяного спроса. Не вдаваясь в подробности механизма происходящего, можно отметить, что такого рода тенденцию отмечают и в ОПЕК. Сокращение нефтяного спроса автоматически ведет к падению цен на нефть, но для США именно высокие цены на нефть в последние годы стали залогом энергетического прорыва - сланцевой революции. Ведь с учетом себестоимости добычи сланцевой нефти в $70-90 за баррель при мировых ценах ниже $100 никто из инвесторов не станет вкладывать ресурсы в отрасль. А на нужные объемы инвестиций в сланцевую нефть, по прогнозам, Штаты выйдут не раньше 2018 г.