Экономика

Олег Устенко: Есть такой аргумент: не надо продавать курицу, несущую золотые яйца. У меня вопрос — а кто ходит с лукошком, собирая эти «золотые яйца»?

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера о подводных камнях и перспективах украинской приватизации

В Украине порядка 4 тыс. государственных предприятий и компаний с госдолей. В большинстве стран Европы этот показатель в среднем находится на уровне 200-300 компаний. Стоит ли Украине распродать все госактивы, включая стратегические? Насколько приватизация поможет искоренить коррупцию, которая процветает на госпредприятиях? И если все же продавать, то какая должна быть глубина приватизации? Об этом "ВД" поговорила с Олегом Устенко, исполнительным директором Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation).

"ВД" Коррупция в Украине в основном построена на воровстве средств из бюджета и государственных предприятий. Есть мнение, что приватизация - самый короткий путь к искоренению этой проблемы. Согласны ли вы с этим?

О.У. Трудно найти страну с такой высокой долей госсобственности, которая не была бы коррумпирована. Проведение приватизации - логичный и нормальный шаг, чтобы разрубить этот коррупционный гордиев узел. Насколько конкурентным будет аукцион, настолько высокую цену мы сможем получить. Но главное даже не это. Нашим чиновникам для начала надо понять, зачем проводить приватизацию, и мне кажется, такого понимания ни у них, ни у общества еще нет. У нас превалирует подход, что приватизация - это возможность получить дополнительный доход в госбюджет, чтобы покрыть его дефицит. Но это неустойчивый источник дохода на один-два года. И для этого надо продавать на "среднем" рынке или лучше на пиковом, растущем. Сейчас в Украине ситуация точно не такая. И если сейчас проводить приватизацию, то рассчитывать, что на плохом рынке ты получишь высокие доходы в бюджет, не стоит.

К слову, это один из ключевых аргументов противников приватизации сейчас. На мой взгляд, среди них много тех, кто получает "ренту" с сохранения таких предприятий в госсобственности. Есть такой аргумент: не надо продавать курицу, несущую золотые яйца. У меня вопрос - а кто ходит с лукошком, собирая эти "яйца"? Украинский налогоплательщик или безжалостно обворовывающий его государственный чиновник?
Для Украины на ее нынешнем этапе развития приватизация - это вовсе не способ заработать денег в бюджет. Это именно способ борьбы с коррупцией, которая пожирает страну.

"ВД" На словах чиновники всегда за прозрачную приватизацию, но на практике ее в последние годы не наблюдалось вообще ни в каком виде...

О.У. Хуже всего неопределенность. Лучше уже определиться, будет приватизация или нет. А так многие активы собираются продавать из года в год, но не делают этого. Те, кто получает ренту от государственной собственности (менеджмент госпредприятий, чиновники центральных и местных уровней), живут в парадигме, что приватизация вот-вот наступит и время для получения этой самой ренты быстро закончится. Значит, скорость "воровства" должна быть существенно увеличена. Либо сейчас, либо никогда! Стоит ли говорить, что эти апологеты государственной собственности будут всеми силами сопротивляться приватизации, пытаться ее отложить хотя бы на год-два, чтобы сохранить свой стабильный коррупционный источник дохода.

"ВД" А концессия может стать выходом из ситуации? Мы как бы привлекаем инвестора, но формально актив остается в государственной собственности?

О.У. Концессия, я считаю, - хороший инструмент. По сути, это и есть государственно-частное партнерство. Для проектов, где окупаемость 10-30 лет, такие формы просто необходимы. Но рассчитывать на то, что концессия у нас стоит на повестке дня, не надо. Когда речь идет о десятилетиях, то инвестору нужны гарантии, что ситуация в стране под контролем. Для этого нужны институциональные изменения в государстве. Как говорят иностранцы, чтобы был закон и порядок. Без этого никто не поверит в концессию. Об этой форме возможного привлечения инвестиций надо думать, но рассчитывать на то, что она позволит сделать прорыв в ближайшие год-два, я бы не стал.

"ВД" Как должна проходить приватизация, каким новый институциональный подход должен быть, чтобы не было, как во времена Януковича?

О.У. Мне кажется, хорошая практика - попытаться подыскать приватизационного советника с международным именем, который смог бы привлечь максимальное количество участников, особенно западных, в приватизационный процесс. Отдать объект в управление компаниям, которые делают предпродажную подготовку. Они получат комиссию, когда продадут предприятие. Чтобы исключить все риски, есть вариант, чтобы эта комиссия высчитывалась из маржи между стоимостью до приватизации и после предпродажной подготовки.

Надо понимать, что качественная приватизация, особенно продажа иностранному инвестору - это дорогой процесс. Денег на него у предприятий, как правило, нет, а государство их дать не может, это вопрос бюджета.

"ВД" Насколько вообще глубокой должна быть приватизация в Украине? В некоторых странах Европы государство сохраняет большое влияние на экономику через свои активы. В США, напротив, даже железные дроги частные, в Японии - атомные станции. Какая модель оптимальна для Украины?

О.У. Считаю, что продать надо все, что можно продать, - порты, энергетику и пр. Это одни из основных источников коррупции. В перспективе за три года такую большую приватизацию можно провести. Я бы оставил, наверное, только те активы, которые относятся к обороне и национальной безопасности. Хотя и это дискуссионный вопрос. Например, в США даже оборонные заказы идут через частный сектор. С другой стороны, есть опыт Израиля. Я как-то дискутировал с экспертами оттуда, и они приводят свой пример - порты, которые ни в коем случае нельзя продавать. Они считают, что для них это вопрос национальной безопасности. Они ее вообще так широко определяют, что это просто была бы сказка для наших чиновников-коррупционеров, которые кормятся с этих активов. Другое дело, что в Израиле такие активы эффективно работают и контролируются. У нас - нет.

И еще одно условие глубины продажи - надо продавать все, но ты должен понимать, что на этих рынках ты сможешь разрушить монополию. Если ее нельзя разрушить, то такой актив должен остаться у государства. Но даже такие естественные монополии, как железные дороги, могут быть частично приватизированы. Например, железнодорожное полотно остается в государственной собственности, тогда как локомотивная тяга вполне может быть у частных операторов, которые ее будут модернизировать и эффективно ею управлять.

"ВД" Как вы считаете, стоит ли ждать начало большой приватизации в 2016 году?

О.У. Я думаю, у власти уже нет выбора. Приватизация - это один из ключевых месседжей со стороны Запада и наших международных партнеров. В нашем обществе сложилось мнение, что на Западе ждут "зажарки большой рыбы" (посадки крупного коррупционера). Но это на самом деле не так, это частности. На Западе прежде всего ждут системных решений, и одно из них - приватизация. Поверьте, там уже давно четко понимают, что государственные активы - это большие коррупционные ямы.

"ВД" А вообще есть ли реальные покупатели в мире на наши госактивы?

О.У. Вы думаете, что если даже разрешат продавать землю, то выстроится очередь из иностранцев? Вы будете "приятно удивлены", но ее покупать особо никто не захочет. Также и госпредприятия. Пару объектов есть, но абсолютная масса - неликвиды. Мы должны спросить себя: а инвестор хочет к нам зайти? Ведь он уже давно, наученный горьким опытом предыдущих лет, рассматривает нашу страну как шулера. Так что не стоит особо надеяться на высокую цену.

"ВД" Предыдущий Кабмин как раз планировал самые ценные активы не продавать, а передать в новый государственный холдинг, включая государственные банки. Ваше мнение по этому поводу?

О.У. Это будет еще один источник коррупции. Никакого эффективного управления там не будет. Если взять те же банки, то Ощадбанк и Укрэксимбанк объявляли дефолт по своим евробондам. Реальные выплаты по своим обязательствам они должны начать к 2019 году. Какая эффективность у такого госхолдинга может быть?

"ВД" А как вы оцениваете запрет россиянам покупать украинские активы?

О.У. Я считаю, что это нерациональное решение. Бизнес-логика говорит, что никто работать на занижение стоимости своих активов не будет. Ограничить участие в приватизации россиян, значит, искусственно снизить цену продажи, конкуренцию. Не допускать покупку российским государством стратегических активов имеет смысл. А если идет речь о какой-то малой приватизации, то это бессмысленно. Например, есть мебельный цех в Волынской области, есть инвестор из РФ, в чем тут может быть проблема?

"ВД" Приватизация даст толчок росту экономики? Пример приватизации "Криворожстали" говорит о том, что можно выручить не только крупную сумму в бюджет, но и повысить эффективность актива, ведь завод после приватизации в разы увеличил прибыль...

О.У. Тут скорее стоит говорить о кумулятивном эффекте для страны в целом. Логическая цепочка следующая: проводишь приватизацию, уменьшаешь уровень коррупции, улучшаешь имидж. У тебя идет приток иностранных инвестиций. У тебя новый драйвер для роста.
В мире инвесторов есть понятие smart money. Например, если вы инвестировали в Украину миллиард долларов, другой инвестор начинает думать, что вы что-то знаете, и может, ему тоже стоит инвестировать? Хотя бы один миллион. Один начал - другие решили тоже попробовать. Приватизация для Украины - это триггер для инвесторов, который даст понять, что тут будут изменения. Я вообще считаю, что это тот фактор, который может повлиять на Украину, чтобы она стала своеобразным восточноевропейским тигром с ежегодным ростом экономики на 5% и более.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" № 7-8 за июль-август 2016 г.