Экономика

Партнер, руководитель налогово-юридической практики EY в Украине Владимир Котенко о том, как реализовать принцип «богатые должны платить больше»

Правительство Арсения Яценюка заявило о готовности ввести налог на богатство

О вариантах внедрения справедливого механизма налогообложения владельцев состояний "ВД" рассказал партнер, руководитель налогово-юридической практики EY в Украине Владимир Котенко.

"ВД" Владимир, стоит ли Украине следовать мировой практике и вводить налог на роскошь?

В.К. Настроения, что богатые должны платить больше, весьма распространены в обществе. Не реагировать на них нельзя. Специальные меры, обеспечивающие налогообложение богатства преследуют не только фискальную цель (дополнительные поступления в бюджет). Это один из способов убедить общество в справедливости налоговой системы и повысить уважение к установленным правилам. Особенно актуальны такие меры для стран, в которых крупные состояния воспринимаются широкими слоями населения как неправедно нажитые.

Но при этом важно, чтобы система налогообложения богатства не была контрпродуктивной. Налоги не должны загонять зажиточных граждан в подполье или "выгонять" их из страны, тем более вместе с капиталами. Только разговоры о возможности введения в одной из европейских стран 75%-ного налога на годовой доход свыше 1 млн евро привели к тому, что многие физлица сменили резидентство, а в некоторых случаях и гражданство.

"ВД" Как найти украинских миллионеров? В нашей стране и бизнес, и активы часто оформляют на третьих лиц...

В.К. Два ключевых фактора при налогообложении богатства - информированность и дифференциация. Уполномоченные органы должны получить максимум данных о состояниях граждан, их связанных лицах, источниках доходов (и доходах связанных с ними лиц), составе активов, в том числе тех, которые раньше не попадали на "радар" к фискалам. Закон, обязывающий компании обнародовать своих конечных бенефициаров, необходим, но это только первый шаг. Информацию могло бы дать и так называемое нулевое декларирование. Оно создало бы точку отсчета для последующего сравнения официальных доходов физических лиц и их крупных расходов. Для начала декларирование стоило бы ввести для чиновников, причем не только действующих, но и бывших, а также связанных с ними лиц. В дальнейшем его можно распространить и на более широкий круг граждан. Это даст знание о том, кто в стране имеет серьезные активы, но не может подтвердить происхождение средств, на которые они были приобретены.

"ВД" Но если декларации будут подавать не все, у чиновников всегда останется шанс сказать, что имущество было подарено, досталось в наследство от бабушки и так далее.

Если имущество приобретено не на трудовые или инвестиционные доходы, к нему можно применять более жесткий режим налогообложения. Могут быть предусмотрены и неналоговые последствия вплоть до уголовного преследования

В.К. Именно поэтому круг связанных лиц, обязанных декларировать имущество, должен быть очень широким. Если некто дарит дом, но при этом получает только пенсию или невысокую зарплату и не имеет других доходов, должен возникнуть вопрос, откуда у дарителя это имущество.

Если будет обнаружено и доказано, что оно приобретено не на трудовые или инвестиционные доходы, к нему можно применять более жесткий режим налогообложения. Могут быть предусмотрены и неналоговые последствия вплоть до уголовного преследования.

"ВД" Как справедливо посчитать, кто сколько должен платить?

В.К. Для этого нужен дифференцированный подход. Он позволит избежать ошибок, таких как нынешний транспортный налог. Из-за несовершенства критериев его взимания по 25 тыс. грн. пришлось заплатить отнюдь не владельцам роскошных автомобилей. То же и с налогом на недвижимость. В прежней версии он не затрагивал почти никого, в нынешней - может коснуться многих, если так решат местные советы. При этом с уверенностью можно сказать, что сейчас он не выполняет функцию налогообложения богатых граждан.

"ВД" Есть ли смысл привязывать налог на недвижимость к ее цене?

В.К. Стоимость актива можно было бы использовать в качестве квалифицирующего критерия для определения, относится ли жилая недвижимость к числу объектов налогообложения. Государство или местные органы власти (с учетом мнений специалистов-оценщиков) периодически могли бы определять нижний порог стоимости для отнесения жилой недвижимости к объектам налогообложения. При расчете такой величины учитывался бы ряд значимых обстоятельств (от месторасположения до размера прилегающего участка и технических характеристик объекта). Сам же налог в настоящее время разумнее взимать исходя из площади.

При этом налог на недвижимость вполне может идти в зачет с налогом на доходы физлиц (НДФЛ). Для тех, кто получает зарплату "в конверте" или иным образом скрывается от подоходного налога, но при этом имеет облагаемое имущество, такой налог на недвижимость зачесть будет не с чем. Таким образом, государство стимулировало бы граждан показывать официальные доходы. Подобная система уже действует для нежилой недвижимости юрлиц: уплачивая с нее налог, они уменьшают налог на прибыль.

Инфографика "ВД"

"ВД" Целесообразно ли повышать ставку налогообложения пассивных доходов?

В.К.  Я не согласен с заявлениями, что получателей дивидендов нужно облагать по повышенной ставке. Дивиденды выплачиваются из прибыли, с которой уже уплачен налог на прибыль (на данный момент 18%. - "ВД"). Добавьте к этому подоходный налог, и суммарная ставка для инвестора превысит 15-20% подоходного налога для зарплат. Главная цель государства - не взять дополнительные платежи с прибыли инвестора, а поощрить хозяйственный оборот. Даже если дивиденды освободить от налога на доходы физических лиц, фискальный эффект в итоге все равно будет позитивным. Получатель этих дивидендов либо потратит их, уплатив государству налоги на потребление (НДС, акцизы), либо инвестирует их, создав новые рабочие места, поддержав чей-то бизнес и прочее.

"ВД" Стоит ли дифференцировать ставку на доходы по депозитам в зависимости от их размера? Ведь сейчас она составляет 20% для всех без исключения.
В.К.
Чтобы облагать вклады в зависимости от суммы, пришлось бы пересмотреть нормы о банковской тайне, раскрыть налоговой информацию о структуре депозитов каждого физлица в разных финучреждениях. Если этого не сделать, человек сможет спокойно дробить вклады, избегая повышенного налога. Такие действия в принципе выполнимы. Однако в нынешних условиях, когда уровень доверия к банкам и так невысок, вводить налоговые обременения для вкладчиков было неразумно.

"ВД" Нужна ли Украине более подробная градация шкалы НДФЛ?

В.К. Полагаю, что в настоящее время нам вообще нужна плоская шкала и четкие гарантии государства, что на протяжении значительного времени, например пяти лет, ставка подоходного налога меняться не станет. Это будет стимулировать вывод доходов из тени. Параллельно нужно вводить налогообложение активов сомнительного происхождения, возможно, позволив зачитывать эти налоги с подоходным. Ну и, конечно, должен быть введен налог на активы, воспринимающиеся как атрибуты богатства, - самолеты, вертолеты, яхты. Хотя фискальный эффект от этого вряд ли будет значительным. Очень немногие украинцы регистрируют такого рода активы в Украине. Но такой сбор - дань ожиданиям общества, которое хочет знать, что обладатели этих активов несут дополнительную нагрузку. А если правительство еще введет и более гибкую систему акцизов, позволив добавлять в категорию подакцизных товаров продукцию сегмента luxury, то даже при плоской шкале подоходного налога можно достичь желаемого социального эффекта и увеличить фискальную нагрузку на состоятельных граждан.

Партнер, руководитель отдела налогообложения и юридических услуг EY в Украине

Владимир Котенко

Окончил факультет международных отношений Киевского института международных отношений, а также Киевский национальный университет по специальности "Правоведение"

Имеет более чем 17-летний опыт работы в области налогообложения и юриспруденции

Глава налогового комитета Европейской бизнес-ассоциации и член налогового комитета Американской торговой палаты в Украине

О том, когда в Украине бюджет начнут наполнять богатые, читайте здесь

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за май 2015 г. (№5/430)